Previous Entry Поделиться Next Entry
"За что послушница могла убить настоятельницу монастыря"...
Простите
kalakazo
"Возможные ответы - в сенсационной книге Марии Кикоть

Виктор Левин
6 января, накануне православного Рождества, в белорусском монастыре была убита настоятельница - игуменья Василисса. А совсем недавно вышла книга Марии Кикоть "Исповедь бывшей послушницы", из которой следует, что убийства в монастырях вполне возможны.

По версии следствия, настоятельница была убита одной из послушниц - то есть одной из многочисленных приживалок при сестринских братствах, которые еще не монахини, но уже не "мирянки". Которые упорным трудом, молитвами и прилежанием обязаны доказать свое право стать "сестрой Христа". Скорее всего в белорусском монастыре произошел конфликт старый, как само христианство: вместо блаженных сестер, отринувших вместе с мини-юбками и косметикой все земные пороки и страсти, неофитка столкнулась с теми же человеческими изьянами, что и привели ее к бегству "от мира". Деспотия, гипетрофированное тщеславие, лукавство, сребролюбие, обман... Бывшая послушница одного из женских монастырей Мария Кикоть в своей книге спокойно и доказательно описывает все эти "издержки" замкнутого бытия.

Исповедь начинается с описания самого настоящего рабского труда и совершенно рабского же быта послушниц, презренно именуемых "мамками". Это - несчастные женщины, которые отрабатывают неоплатный "долг" монастырю за то, что их дети живут и учатся в приюте и православной гимназии.

"Хотя приют считается сиротским, чуть ли не треть детей в нем отнюдь не сироты, а дети с «мамами». - пишет Мария Кикоть.- «Мамы» находятся у игумении Николаи на особом счету. Они трудятся на самых тяжелых послушаниях (коровник, кухня, уборка) не имеют, как остальные сестры, час отдыха в день, то есть трудятся с 7 утра и до 11-12 ночи без отдыха, монашеское молитвенное правило у них также заменено послушанием (работой), Литургию в храме они посещают только по воскресеньям. Воскресенье — единственный день, когда им положено 3 часа свободного времени днем на общение с ребенком или отдых. У некоторых в приюте живут не один, а два, у одной «мамы» было даже три ребенка. На собраниях Матушка часто говорила таким: - Ты должна работать за двоих. Мы растим твоего ребенка. Не будь неблагодарной! Часто «мам» наказывали в случае плохого поведения их дочек. Этот шантаж длился до того момента, пока дети вырастут и покинут приют, тогда становился возможен иноческий или монашеский постриг «мамы».

Такие факты должны бы стать колокольным набатом для инспекторов по труду и правозащитников. Кстати, и полиции есть о чем задуматься. При приеме в монастырь у послушниц забирают паспорт, все деньги и мобильные телефоны. Что прямо запрещено гражданским законом. С позиций нормальных людей рабьота в монастыре является эксплуатацией рабского труда. Труда без выходных по 15-16 часов в сутки не было даже у русских крепостных крестьян. Полноценный день отдыха положен у евреев (суббота) и у мусульман (пятница). В православном монастыре несчастные женщины горбатятся без всякого продыха!

Любой психолог или психиатр скажет, что беспросветный труд не по вдохновению, а принуждению приведет к душевному и физическому истощению, хронической депрессии, к ломке личности и переходу к такой фазу существования, когда человек уже не контролирует собственные поступки. Одни превращаются в "блаженных овощей", которые с дурацкой улыбочкой бубнят одну и ту же молитву никак не реагируя на окружающих, другие в любой момент могут взорваться и убить себя или того хуже - совместить убийство надзирательницы с суицидом.

Монастырь, в котором все будто бы равны перед Богом, на самом деле - пример вопиющего социального контраста. В самом низу иерархии - какая-нибудь "мамка" Харитина, у которой ... "вылинявшая серо-синяя юбка, такая старая, как будто ее носили уже целую вечность, не менее ветхая рубашка непонятного фасона с дырявыми рюшечками и серый платок, который когда-то, наверное, был черным." Жила Харитина прямо на кухне, в маленькой комнатке, похожей на конуру, расположенной за входной дверью. В этой каморке она спала ночью, не раздеваясь, свернувшись калачиком, как зверек...

Зато у "матушки-настоятельницы" проблем с бытовыми удобствами и символами собственного величия не было никаких. " Например, прием подчиненных матушка ведет в своей игуменской стасидии, которая больше походила на роскошный королевский трон, весь обитый красным бархатом, позолотой, с какими-то вычурными украшениями, крышей и резными подлокотниками. При этом монахини и послушницы в общении с "начальством" должны стоять на коленях перед ее троном.

Как описывает Мария Кикоть, человеческое достоинство не просто периодически унижали в монастыре, а попросту ликвидировали его как свойство личности. То есть - никакой разницы между православным, "законным" монастырем и самыми экстремальными авторитарными сектами! Вот как проходят ежедневные почти "занятия" матушки с подопечными:

" В основном почему-то эти занятия больше были похожи на разборки, где сначала Матушка, а потом уже и все сестры вместе ругали какую-нибудь сестру, в чем либо провинившуюся. Провиниться можно было не только делом, но и помыслом, и взглядом или просто оказаться у Матушки на пути не в то время и не в том месте. Каждый в это время сидел и с облегчением думал, что сегодня ругают и позорят не его, а соседа, значит пронесло. Причем если сестру ругали, она не должна была ничего говорить в свое оправдание, это расценивалось как дерзость Матушке и могло только сильнее ее разозлить. А уж если Матушка начинала злиться, что бывало довольно часто, она уже не могла себя удержать, характера она была очень вспыльчивого. Перейдя на крик, она могла кричать и час и два подряд, в зависимости от того, как сильно было ее негодование. Разозлить Матушку было очень страшно. Лучше было молча потерпеть поток оскорблений, а потом попросить у всех прощения с земным поклоном. Особенно на занятиях обычно доставалось «мамам» за их халатность, лень и неблагодарность. Если виноватой сестры на тот момент не оказывалось, Матушка начинала выговаривать нам всем за нерадение, непослушание, лень и т. д. Причем она использовала в этом случае интересный прием: говорила не Вы, а Мы. То есть как-бы и себя и всех имея в виду, но как-то от этого было не легче. Ругала она всех сестер, кого-то чаще, кого-то реже, никто не мог позволить себе расслабиться и успокоиться, делалось это больше для профилактики, чтобы держать нас всех в состоянии тревоги и страха. Матушка проводила эти занятия так часто, как могла, иногда каждый день. Как правило, все проходило по одному и тому же сценарию: Матушка поднимала сестру из-за стола. Она должна была стоять одна перед всем собранием. Матушка указывала ей на ее вину, как правило описывая ее поступки в каком-то позорно-нелепом виде. Она не обличала ее с любовью, как пишут святые отцы в книжках, она позорила ее перед всеми, высмеивала, издевалась."

Издевательства в монастыре пронизывали даже самые незначительные на первый взгляд бытовые мелочи. С одной стороны, лишняя ложка варенья к постной каше строго запрещена Уставом, с другой - на регулярные праздники и юбилеи специально для матушки и ее гостей-спонсоров запекались фаршированные осетры. Апофеозом тотального унижения для послушницы Марии стала история с туалетной бумагой. Как выяснилось, одной монахине положено не больше двух рулонов "бюджетного класса" в месяц. Ну а что же делать, когда они кончаются, а до выдачи следующих еще не один день?

"По этому поводу проведены были целые монашеские занятия. - пишет Мария.- Матушка позорила при всех Пелагею. Говорила, что пока все занимаются молитвой и послушанием, она думает о таких вещах, как туалетная бумага. Остальные разумеется поддерживали во всем Матушку. Им видимо всего хватало. А кому не хватало молчали, думали что они просто какие-то неправильные. В итоге Пелагея, которая стояла все это время с невозмутимо-тупым видом, спросила: - Матушка, ну что мне пальцем что-ли вытирать? На что та гаркнула со злобой: - Да! Подтирайся пальцем!

Впрочем, пересказывать всю книгу Марии Кикоть нет никакого смысла. Желающие могут легко прочитать ее в Сети, набрав в поисковике название, либо имя автора. Значит ли это, что порядки, описанные бывшей послушницей, одинаковы во всех православных монастырях? Наверное, нет!

Значит ли это, что сама религия или отцы Церкви провоцируют на чудовищные нарушения прав человека? Наверное, нет. Тем более что сами святые отцы не раз предупреждали настоятелей и духовных наставников от греха тщеславия и деспотизма.

«Если же руководитель начинает искать послушания себе, а не Богу - недостоин он быть руководителем ближнего. Он не слуга Божий, а слуга дьявола. «Не делайтесь рабами человеков», - завещает Апостол».- писал Святитель Игнатий Брянчанинов".

отсюда

  • 1

человек это не скотина, а иное существо,

Стае макак и в голову не могло придти забить своего сородича камнями или сжечь на костре за то, что он очистил банан не с той стороны.Зато православные, эти "иные существа", трындящие направо и налево о любви,которые не скоты, не крысы и не свиньи,свободно жгли таких же православных на кострах только за то, что те крестятся двумя пальцами.Человеки, хе-хе.....

  • 1
?

Log in