Previous Entry Поделиться Next Entry
Чаплин о нашем единстве в "нравственном чувстве"...
СУПчика хочится
kalakazo
Протопоп Всеволод Чаплин – с критикой патриаршего выступления
на очередных Рождественских чтениях:


"Дальше привожу длинную цитату, которая, увы, является не плодом продуманного и христиански фундированного мировоззрения, а результатом попытки сформулировать его «по ходу пьесы», посреди минного поля, на котором то и дело взрываются большие и малые несостыковки (в приведенных словах соединены письменный текст и импровизации): «При всей разности культур и традиций мы все имеем общее нравственное чувство, заложенное в нас Богом, у каждого из нас есть голос совести, который мы, христиане, называем голосом Божиим. Вероучения различных религий могут заметно отличаться, но как только мы переходим на уровень аксиоматики, на уровень нравственных ценностей, большинство религиозных традиций демонстрирует совпадение взглядов. Убежден, что нравственный консенсус есть единственно возможное универсальное основание для мирного сосуществования разных культур и народов в современном мире, если хотите, условие выживания плюралистической человеческой цивилизации, в которой, кроме этого консенсуса, коренящегося не в сфере идей, не в сфере идеологии, а в самой Богом созданной природе человека, невозможно отыскать иной основы для формирования системы ценностей, которая бы могла удовлетворять всех. <…> Основой для нравственного консенсуса может быть только то, что является органической основой человеческого единства, а этой органической основой является сама природа человека, сам человек. Богу было угодно вложить в человека нравственное чувство, и где бы вы ни были — в Москве, Нью-Йорке или Папуа — Новой Гвинее — нравственное чувство человека работает одинаково, хотя люди, которые отстаивают естественное происхождение нравственности и привязывают нравственность к влиянию окружающей среды, уверяют, что есть некие различия. Но все те различия, которые приводятся в качестве доказательств отсутствия общего нравственного чувства, касаются вопросов второстепенных, связанных с обрядами, с особенностями культуры и т.д. Собственно же нравственные чувства, так замечательно выраженные в Десяти заповедях, присущи всему человеческому роду. Поэтому только от этого чувства, от этой общности, соединяющей всех людей по лицу Земли, и можно выстраивать общечеловеческий консенсус, а на его основе строить иные здания, способные цементировать отношения людей, живущих в разных странах, имеющих разные культуры и нередко разное целеполагание. Вместе с тем очевидно, что для Церкви понятие «нравственный» всегда сопряжено не просто с общечеловеческим пониманием добра, совести, справедливости и т. д., но с их высшими проявлениями, которые открываются нам в Святом Евангелии. Говоря о нравственных ценностях, православные верующие всегда подразумевают стремление к нравственным идеалам, нравственному совершенству заповедей блаженств: любовь к ближним вплоть до любви к врагам, готовность к самоотречению и самопожертвованию, смирение, кротость и терпение, милосердие и миротворчество, достижение чистоты сердца. Но все эти высочайшие христианские заповеди органически связаны с тем самым нравственным консенсусом, о котором я только что сказал. В христианстве нравственная тема достигает своего апогея и предоставляет людям возможность видеть, что есть подлинный нравственный идеал человеческой жизни».

Сразу подметим: в письменном тексте говорится, что для Церкви понятие «нравственный» всегда связано с Евангелием, а выше и ниже, в устных «отступлениях», опять идет речь о «консенсусе» вокруг нравственности не-евангельской.

Далее. Нет у нас, у христиан, «совпадения взглядов» с людьми, которые веками убивают за одно исповедание имени Христова, причем делают это на основе совершенно однозначных текстов, неотъемлемых от их религиозной традиции. Какие уж тут «обряды» и «особенности культуры»! Совесть – никакой не критерий подлинности моральных норм, потому что она может быть искажена и даже помрачена до неузнаваемости. Народы, полагавшие «естественной» нормой убийство стариков, тотальный разврат или мораль готтентотов, успешно «совесть» переформатировали – и много столетий принимали за нее нечто противоположное. На самом деле – бесовское наваждение, а никакой не «голос Божий». У огромного количества людей сегодня «совесть» - это бесовщинка на бесовщинке.

Истинные этические ценности обретаются в Откровении Божием. Оно, а не «совесть», - единственный критерий. И правильно делает Патриарх, уходя, наконец, от ошибочного схоластического термина «естественный нравственный закон». Вне Откровения этот «закон» можно наполнить любым беззаконием, поскольку он не кодифицируем в принципе. В тексте говорится о Десяти заповедях. Правильно. Основанный на них «консенсус» исключает атеистов, буддистов и многих других – но он верен истине Откровения, и это хорошо, потому что главный наш консенсус – консенсус с Богом.

Однако христианин не может считать достаточным исполнение Декалога. Если бы его было достаточно, Христу не нужно было бы ни воплощаться, ни умирать, ни возвещать Свое учение. Исполняющий только Десять заповедей в Царство Божие не входит. Какую-то награду в вечности за добрые дела он получит - но пребудет вечно в аду (все рассуждения о «промежуточных зонах» между раем и адом входят в непреодолимое противоречие с Писанием и Преданием). Для спасения исполнение именно Евангельских заповедей – вещь необходимая, а не просто «идеал». Эти заповеди нормативны для всех людей, если они не хотят оказаться в аду.

Ну а дальше нельзя не вспомнить того, о чем я долдоню уже двадцать лет: исполнение норм Евангельской нравственности не осуществимо только человеческими силами - необходима Божия помощь, подаваемая прежде всего в таинствах истинной Церкви. Вот принципиальнейшее различие христианской этики и всех прочих этических систем. Без Бога, без Христа, без Церкви ты все равно окажешься в аду, каким бы благотворителем или аскетом ты ни был. Нравственность вне Христа почти бессмысленна. Она полезна лишь потому, что может ко Христу привести - или может помочь христианам сделать вместе с нехристианами некие добрые дела.

Но все эти дела для христианина имеют одну цель – вечное спасение. «Выживание плюралистической человеческой цивилизации», «формирование системы ценностей, которая бы могла удовлетворять всех» - это цели, бесконечно далекие от духа Евангелия, апостолов, Вселенских Соборов, новомучеников… Это цели для христианства совершенно внешние – если не чуждые. Декларация верности этим целям есть рецидив зловредной «экуменической» теологии второй половины прошлого века, профинансированной и направленной масоном Джоном Моттом, реальным инициатором создания ИМКА и ВСЦ (не исключаю, что имя этого человека, определившего часть взглядов Патриарха, он узнает из настоящего текста). Нам надо не «человеческую цивилизацию» строить, а в Царство Божие стремиться. Не «консенсуса» искать – а возвещать всем народам единственную истину о нравственном преображении человека. Истину Христову. Вне нее – лишь кривды. В лучшем случае - заросли бесплодных смоковниц.

Будем искать Царства Божия – приложатся и должные отношения с мусульманами, иудеями, буддистами, атеистами. Отношения эти поддерживать надо, но не ценой растворения христианского веро- и нравоучения в «общечеловеческих» «ценностях» и «консенсусах». Если пойдем этим путем – вскоре обнаружим в одной с нами колонне милейшего моего приятеля Олега Зоберна, который шепнет: «Ну, мы же с вами понимаем… Христос ведь просто хотел повысить свой социально-имущественный статус… Делал карьеру пророка-мессии… При чем тут загробная жизнь, богосыновсто какое-то… Он учит нас потреблять качественно и много. Он – идеальный бренд для ритейла. Христос – это luxury». Ладно, не буду пока совсем уж язвить – «Автобиографию Христа» от Зоберна я еще не дочитал. Даст Бог, напишу о ней более обстоятельно. Пока что главное – не пойти нам всем, во главе с Патриархом, стройными рядами к персонажам Олега на духовный пир «цивилизации»..."

отсюда

  • 1
Фашист, рассуждающий о нравственности, подобен проститутке на школьном празднике: вроде всё верно, а тошнит.
Патриарху респект, наш человек, экуменист.

"... Роза Мира разрешит все межрелигиозные, межклассовые, межнациональные разногласия и все противоречия между религией и наукой («...между Розой Мира и наукой никаких точек столкновения нет и не может быть», 18). Она одинаково привлечет к себе не только православных, католиков и протестантов, но и синтоистов и индуистов, буддистов и мусульман. И сам верховный наставник, вторя Аполлонию, сможет сказать о себе: «Я такой же истинный мусульманин и истинный буддист, каков я истинный христианин». Роза Мира проведет подготовку к воссоединению христианских церквей, созовет Восьмой Вселенский собор, а затем осуществит унию между христианством и другими религиями. Она соединит мистический опыт человечества с самыми радикальными общественными преобразованиями, крайний идеализм — с последовательным реализмом.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account