?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
+ Григорий Померанц
Простите
kalakazo
Преставился в Бозе последний из могикан -
человек эпоха, чей минорный глас
на протяжении десятилетий был голосом духовной свободы -
Григорий Соломонович Померанц:
"враг народа", лагерный сиделец, маргинал,
несгибаемо стойкий оловянный солдатик,
последний русский гуманист.
Добрый мой сопечальниче edgar_leitan
успел отозваться на его уход
нощным некрологом:
"Хотя его и угораздило вырасти и большую часть жизни прожить в Эсэсэре, Померанц оставался внутренно поразительно свободным человеком, не чета большинству своих живших в большевицком Союзе сверстников и современников — в любую эпоху, которую он собою украшал и делал более-менее сносной для дыхания...
По своей духовной интонации, противлению любому коллективизму, а также противостоянию чрезмерно сухому академизму Померанц чем-то напоминает таких очень разных между собою людей, как К.-Г. Юнг, граф Герман Кайзерлинг, Томас Мертон, Ганс Урс фон Бальтазар, или не так давно ушедшего Раймона Паниккара. Всем этим достаточно необыкновенным личностям, где-то "мыслителям", в чём-то религиозным делателям и романтикам (скорее, нежели "философам". По-немецки принято говорить о "Lebensphilosophen" или даже о Lebenskünstler, что следует понимать почти что в значении "мудрецов") была свойственна сосредоточенность всегда на — своём. На своём пути, на своей неповторимой судьбе, на собственном, — глубоко личном и живом, — Боге. Который, как нам известно от Паскаля, "не Бог философов и учёных"...
Советы ушли (ой ли?), а хамство как, увы, неизбывнo-тоскливая константа русской жизни, своим постоянством подобная воровству и тягучей грязевой субстанцией заполненным дорожным колдобинам — осталось. Хамство как порою едва уловимая, но тут же вонзающаяся острым шилом в поддых — из речи, сопровождаемой прищёлком золотой фиксы — ни с чем не сравнимая интонация приблатнённой шпаны из подворотни, явственно слышная и в слоге нынешних журналистов любой политической расцветки и ориентации, и тех, что звутся интеллигентами и интеллектуалами, уже не говоря про политиков... И нужно было быть евреем и адептом Божия духа Померанцем, чтобы в речи этого 90-летнего старца не было слышно ни отзвука, ни признака, ни самомалейшего его проявления... Как едва уловимое, но определённо чуемое гнилостное поветрие изо рта, заставляющее незаметно и деликатно, но твёрдо от такого собеседника отодвигаться, стараясь и самую вынужденную беседу поскорее закончить.
Но одно дело интонация — вещь, более связанная с эстетикой или внутренним ладом. Кому-то нравятся разговоры про "музыку сфер", и про "укоренённость в вечном и бесконечном", кому-то они милы менее, как например впс. Другое дело — неподражаемое и не имеющее и тени лукавства и наигранности дыхание совершенной личной свободы человека в Боге, даже в размеренной беседе о которой нисколечко не чувствуется удушающего безвоздушия, а то и явного смрадного духа ныне весьма распространённой казённо-патриотической церковности...
Такие личности, их масштаб и "формат", даже сам обычный факт того, что мы удостоились быть их современниками, наводят на раздумье о собственной жизни, о свободе и всякого рода "страхе иудейстем" — насколько таковой вяжет нашу жизнь, отнимая у неё вольное дыхание полной грудью, содыхание с Духом, оставляя лишь перманентно-терминальные хрипы, "чейн-стоксову" динамику бесконечного от страха и повседневных забот умирания в своей сухой шелухою старой листвы забитой кроличьей норе..."
http://edgar-leitan.livejournal.com/210716.html


  • 1

Уходят последние...

Мир и покой Голосу Совести нашей Эпохи.
Господь примет своего праведника.
Бедная Зиночка, как ей должно быть тяжело...
Kakoe счастье было их видеть и слышать...

скорее, нежели "философам"



Разумеется, никаким философом в полном смысле этого слова Григорий Соломонович не был (да, скорее всего, внутренне и не претендовал никогда на таковой статус), а был, пожалуй, более всего именно гуманистически-ориентированным «ритором» и публицистом, но, да любые оценочные суждения, в таковой момент вряд ли имеют какой-либо смысл и значение.
Был ли он последователем Христовым?
Возлюбил ли он Спасителя - всем сердцем своим, и всею душею своею, и всею крепостию своею, и всем разумением своим?
Сие есть Божий суд, а не человеческий.



  • 1