?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Богатыри - cовсем не мы...
Простите
kalakazo
Драгоценный мой сопечальниче pschutt
вспоминает о последнем из могикан
на питерском культурном Олимпе,
о Льве Николаевиче Гумилеве:

"Тут намедни у досточтимого kalakazo вспомнили еще раз незабвенного Льва Николаевича Гумилева. Довелось мне несколько раз побывать у него дома где-то в начале 80-х. Жил он в коммуналке на Среднем проспекте Васильевского острова. Когда он приглашал гостей, располагались они на кухне вокруг маленького стола, поскольку всех гостей в своей комнате было никак не разместить. А кухня была просторная -  несколько газовых плит,   вокруг которых  то и дело вырисовывались фигуры тех или иных  соседей, в основном, вида простого, пролетарского. Однажды мы собрались  после  его лекции (насколько помню), на удачу купив огромное количество "чекушек"  в соседнем магазине.  Как-то умудрились усесться человек двенадцать, позаимствовав и соседские табуретки. Гумилев сидел в домашней клетчатой рубахе, покуривая "Беломор"  и выпивая водяру на равных с младым поколением. И был задан ему вопрос, который я  не сразу-то и понял: "Лев Николаич, а Вы ботаете по фене? " – "Ну,  а как же!"  – последовал ответ...

Предлагаю небольшую "лекцию", рассказанную Гумилевым зэкам в Норильсклаге в 39-м году. На страницах ЖЖ эта история неоднократно появлялась.

ИСТОРИЯ ОТПАДЕНИЯ НИДЕРЛАНДОВ ОТ ИСПАНИИ

"В 1565 году по всей Голландии пошла параша, что папа-антихрист. Голландцы начали шипеть на папу и раскурочивать монастыри. Римская курия, обиженная за пахана, подначила испанское правительство. Испанцы стали качать права — нахально тащили голландцев на исповедь, совали за святых чурки с глазами. Отказчиков сажали в кандей на трехсотку, отрицаловку пускали налево. По всей стране пошли шмоны и стук. Спешно стряпали липу. Гадильники ломились от случайной хевры. В проповедях свистели об аде и рае, в домах стоял жуткий звон. Граф Эгмонт на пару с графом Горном попали в непонятное, их по запарке замели, пришили дело и дали вышку…

Тогда работяга Вильгельм Оранский поднял в стране шухер. Его поддержали гёзы — урки, одетые в третий срок. Мадридская малина послала своим наместником герцога Альбу. Альба был тот еще герцог! Когда он прихилял в Нидерланды, голландцам пришла хана. Альба распатронил Лейден, главный голландский шалман. Остатки гёзов кантовались в море, а Вильгельм Оранский припух в своей зоне. Альба был правильный полководец. Солдаты его гужевались от пуза. В обозе шло тридцать тысяч шалашовок. На этапах он тянул резину, наступал без показухи и туфты, а если приходилось канать, так всё от лордов до попок вкалывали до отупления. На Альбу пахали епископы и князья, в ставке шестерили графья и генералы, а кто махлевал, тот загинался. Он самых высоких в кодле брал на оттяжку, принцев имел за штопорил, графинь держал за простячек. В подвалах, где враги на пытках давали дуба, всю дорогу давил ливер и щерился во всё хавало. На лярв он не падал, с послами чернуху не раскидывал, пленных заваливал начистяк, чтоб полный порядок. Но Альба вскоре даже своим переел плешь. Все знали, что герцог в законе и на лапу не берет. Но кто-то стукнул в Мадрид, что он скурвился и закосил казенную монету. Альбу замели в кортесы на общие работы, а вместо него нарисовались Александр Фарнези и Маргарита Пармская — два раззолоченных штымпа, рядовые придурки испанской короны.

В это время в Англии погорела Мария Стюарт. Машке сунули липовый букет и пустили на луну. Доходяга Филипп II послал на Англию Непобедимую Армаду, но здорово фраернулся. Гранды-нарядчики филонили, поздно вывели Армаду на развод, но Армаде не хватало пороху и баланды. Капитаны заначили пайку на берегу, спустили барыгам военное барахлишко, одели матросов в локш, а ксивы выправили на первый срок, чтоб не записали промота. Княжеские сынки заряжали туфту, срабатывали мастырку, чтоб не переть наружу. В Бискайском заливе Армаду драла пурга. Матросы по трое суток не кемарили, перед боем не киряли. Английский адмирал из сук Стефенс и знаменитый порчак Френсис Дрейк разложили Армаду, как бог черепаху. Половина испанцев натянула на плечи деревянный бушлат, оставшиеся подорвали в ховиру.

Голландцы обратно зашеровались и вусмерть покатились, когда дотыркали про Армаду. Испанцы лепили от фонаря про победу, но им не посветило – ссученных становилось меньше, чесноки шерудили рогами. Голландцы восстали по новой, а Маргарита Пармская и Александр Фарнези смылись во Фландрию, где народ клал на Лютера. Так владычество испанцев в Голландии накрылось мокрой п[…]".

Таймыр, Норильсклаг, 1939 г.

  • 1
папа давал это прочитать в журнале "Даугава" (в школе еще училась)

  • 1