kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Кого ждём-с...

В храме Божием живую икону,
олицетворяющую собою Христа,
водят под руце иподиаконы,
из храма - в авто,
из авто - прямиком за стол.
Лукулловых пиров в житии любого
российского деспоты
столько же сколько и церковных праздников -
воз и маленькая тележка.
Пуговки на подряснике "живой иконы"
от тех нескончаемо несметных возъеданий и воспиваний
перешивают каждую неделю;
вечнобеременной "аналой для креста и панагии"
пучится и растет не по дням, а по часам:
"Подбегая и прикладываясь ухом к животу" -
"Арсюша, кого ждем-съ?" - "Кого Бог пошлетъ!"
http://kalakazo.livejournal.com/2443.html
Когда к моему однокашнику,
прямо в алтаре и прямиком на службе,
стала клеиться высокопреосвящённая баба Юля
и златые часики ему за
интимну встречу предлагать,
сей бурсак, в оправдание сахарнаго деспоты,
проглаголал следующее:
"Ежели и я так жрал, как святой владыченька,
то я бы каждый день
от блуднаго разжжения
не то чтобы на "мальчегов" кидалси,
а просто бы на стенку лез!"
К тридцати пяти-сорока из субтильного когда-то
и стройного аки тополь
кутейного ценителя мужской красоты
вылезает всё то же образцово и десятипудово
никонианское "мурлым-мурло":
“Помнишь ли? Иван Предтеча подпоясывался по чреслам, а не по титкам, поясом усменным, сиречь кожаным: чресла глаголются под пупом опоясатися крепко, да же брюхо то не толстеет. А ты что чреватая жонка, не извредить бы в брюхе робенка, подпоясываесе по титкам! Чему быть! И в твоем брюхе том не менше робенка бабья накладено беды тоя,— ягод миндалных и ренсково, и раманеи, и водок различных с вином процеженным налил: как и подпоясать. Невозможное дело, ядомое извредит в нем! А сей ремень на тобе долг!...Плюнул бы ему в рожу ту и в брюхо то толстое пнул бы ногою!" - едко сарказным глаголам
неистоваго Аввакума
уж три с половиною века минуло,
а на каждой никонианско ходячей "иконе"
сбываются Аввакумовы же проречения:
"Телеса их птицы небесныя и звери земныя есть станут: тушны гораздо, брюхаты,— есть над чем птицам и зверям прохлажатся...Друг мой Иларион, архиепископ Рязанской. Видишь ли, как Мелхиседек жил? На вороных в каретах не тешился, ездя! Да еще был царские породы. А ты хто? Вспомяни-тко, Яковлевич, попенок! В карету сядешь, растопырится, что пузырь на воде, сидя на подушке, расчесав волосы, что девка, да едет, выставя рожу, по площади, чтобы черницы-ворухи унеятки любили. Ох, ох, бедной!”...
Tags: Голубая луна, про Это
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments