kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Воспитание чувств...

Любимая дочура ключаря Андреевского собору Елизавета Несвицкая
домашним "воспитанием чувств"
вполне могла тягаться со смолянками,
окромя домоводства и вышивания гладью и бисером -
два языка - немецкий, французский,
на коих она свободно и читала,
музицирование на фортепьяно,
сольное пение.
Блаженному ея супругу,
иерею Божьему Ивану Ильичу Сергиеву,
сие воспитательное лекало
показалось соблазнительным, неподобающим,
светским, а потому и весьма "греховным".
Домашнюю церковь, помимо
"возвышенного" понуждения к девству,
решено было строить на совсем иных,
исключительно "духовных" началах.
Первым из уст кронштадского пастыря
прозвучал запрет на французские романы
и изъятие их из домашней библиотеки,
затем поставлен был крест
и на блазнительном бряцании на фортепьянах,
и на вокальном пении.
Елизавета Константиновна,
и без того судьбиною
схожая на птицу в клетке,
в ответ на запреты -
сначала перестала говеть, причащаться,
ходить на службы и
вообще поститься даже в Великий пост,
по словам самого батюшки,
проявляя "неуважение к постановлениям церковным".
А в 1874-ом Елизавета Константиновна
и вовсе начинает "кликушить",
чинить протестные ковы знаменитому супругу
прямо на очах честной публики.
Елизавету Константиновну запирают в приходской квартире
и оставшиеся 34 года их блаженного сожительства
её прячут от посторонних взоров,
как уже навсегда болящую...
Tags: Кронштадский пастырь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments