?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
На потребу дни...
Простите
kalakazo
В духовном творчестве Иоанна Кронштадского,
в его деяниях и словесех
многое, что нынче "режет слух".
Вот как недоумевает по поводу духовного наследия
кронштадского пастыря
достопочтенный orleanz:
"С Иоанном Крон. вообще интересная ситуация. 99% православных считают его супер-бупер-святым, наравне с Сергием Рад. и Серафимом Сар. Даже Яков Кротов тоже так считает, и прощает ему его антисемитизм (а в случае Якова Кротова это сильнейшая жертва). Ладно там "консерваторы", большинство "либералов" тоже подпадает по его очарование. Вот это я не могу понять.
Тогда как спроси этих почитателей, вне контекста И.К., как они относятся к истерическому, надрывному образу службы, с выкриками и падением ниц на 5 минут - они все как один скажут что это совершенно недопустимо.
Короче, тут у нас налицо случай массового отказа признавать очевидное..."
http://kalakazo.livejournal.com/1155975.html?thread=16064391#t16064391
А ведь начатое таким образом
литургическое возрождение" в Андреевском соборе
совпадает по времени
с эпохой декаданса - не только поэтического, литературного,
но и декаданса религиозного.
После эпохи 60-х девятнадцатого века -
с повальным увлечением
русских мальчиков
естественными науками,
со стриженными Бестужевками,
исканием смысла жизни и бытийственных подпор
в томах Бюхнера и Молешота,
Спенсера и Огюста Конта -
поколение Базаровых, Рахметовых, Волоховых и мадам Базюкиных
сходит почему-то на нет,
и их искания кончаются
огроменной дыркой от бублика
и метафизическим тупиком.
Русское общество кидается из одной крайности в другую:
в столоверчение, выкликание духов, в спиритизм
кидаются как в омут с головой
повально все сословия,
начиная от дворников и кухарок,
рыночных товарок и мещан
и заканчивая обитателями великокняжеских дворцов,
при чем со всею страстию.
Отец русского декаданса, Владимир Сергеевич Соловьев,
на потребу дни созидает и свою теократную утопию,
когда миром должен править сам Господь
через триаду призванных им служителей:
Первосвященник, помазанный на царство Кесарь и Пророк.
В первосвященнике будущей Теократии
угадывался Папа Римской,
в Кесаре - русский император,
а вот место Пророка оставалось
до времени свободным...


  • 1

место Пророка


"Это аминь я пришел сказать от имени ста миллионов русских христиан, с твердой и полной уверенностью, что они не отрекутся от меня.
Ваше слово, о народы слова, это - свободная и вселенская теократия, истинная солидарность всех наций и всех классов, христианство, осуществленное в общественной жизни, политика, ставшая христианской; это свобода для всех угнетенных, покровительство для всех слабых; это социальная справедливость и добрый христианский мир. Открой же им, ключарь Христов, и пусть врата истории будут для них и для всего мира вратами Царства Божия".

Полное ощущение того, что дядька Евангелия никогда, даже и в руках не держал.

Re: место Пророка

Думаю что всё-таки держал,
но в церковь, как и Федор Михайлович
"хаживал редко"...

хаживал редко


Насколько Впс может помнить - вообще никогда не - "хаживал".
Интересно, что бы с ним соделалось увиждь он нонешнюю эМПерию во всей ейной красе и великолепии.

Небось натуральный кондратий хватил бы болезнаго.


Успех и деличность. Что называется, победителей не судят. Проверенный временем успех, он действует и делает то впечатление качественности, каковое производит любой социальный успех. И чтоб действовала одна личность, а не группа или идея. Никакая святость не вербализируется, а вот личность и успех -- да.
Успех христианства примерно того же рода, опосредован личностью -- его создателя и всех его адептов.

победителей не судят

А каково Ваше, милостивая сударыне,
впечатление о крайне успещном,
протопопе Моанне Сергиеве?

Edited at 2013-07-02 05:18 pm (UTC)

Re: победителей не судят

В первой молодости, когда я еще не прочитала его или о нем, впечатление было испорчено клеветою, обычной в интеллигентной среде о нем. Это перебило аппетит. Потом я читала его, подлинный и очень здравый опыт в его сочинениях, удостоверенный личностно. Но поскольку у нас тоже есть опыт (извините), то как-то и неинтересно. Любопытство ведь вызывает другое, или малопонятное, или чужое, или косое-кривое, и так далее. Поэтому он и присутствует в отдалении.
А его дневник, который обильно цитируют в сети, вчуже вызывает большое уважение, потому что "когда б вы знали, из какого сора" и сколько сора надо перелопатить, чтобы что-то стало получаться.
Ну, еще он любопытен чисто этнографически: человек эпохи, много разнообразных историч. деталей он фокусирует. Как историк, отдельно ценю такие источники.

Калакозу опять понесло....

Шины облысели :)

Какие шины? Разве Вы не читали, что написано: будут крестить вас огненной водой и Духом (spiritus)?

Неа, не читал-с, про огненную воду. А шины скорее всего бортовые, ведь однотрубки сейчас на велосипедах мало применяются.

У меня сейчас более сложное отношение к о. Иоанну, чем было в мою неофитскую молодость...
Бесспорно, он внес свежую струю в нашу церковную жизнь, литургическую прежде всего. За это, главным образом, его и можно почитать. В то же время... как он клеймил Толстого, это уже не просто выходит за рамки христианской этики, но даже просто не по-человечески. Хотя некоторые древние отцы тоже могли позволить это себе в отношении каких-нибудь еретиков. Но у о. Иоанна вообще нет никакой аргументации или даже её подобия! Он просто ругает, осуждает и ничего больше!
Толстого есть за что критиковать, есть за что с ним спорить и в чем возражать, что и делали многие. Но как делал это Бердяев и как о. Иоанн - это просто небо и земля! Насколько Бердяев был выше и относился по-христиански к метавшемуся писателю, понимая, чем критика Толстым нашей церковности была вызвана. А о. Иоанн был всецело продуктом той же Системы, но просто под конец ему было позволено больше, чем другим.
А дневники его в целом довольно однообразны, и далеко не всегда их интересно читать. Только кое-что, не подряд, а выборочно.

А сами, друг мой, тайные молитвы Вы читаете про себя или вслух?

Вслух, разумеется!
Правда, последнее время нерегулярно приходится служить самому, увы. Настоятель осторожничает, и его можно понять... Это не епископ-настоятель, как на Болгарском подворье, - тут Арсений под боком и т.д.

А что "нездорового" Вы видите в практике Иоанна Кронштадского?

Я не про практику вроде писал, а о его манере полемики в своих сочинениях!

  • 1