kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

Духовный модернизм...

"Моя жизнь во Христе" Иоанна Кронштадского
и ея откровение православному миру
покоятся на соблюдении всего лишь
единого правила: жить храмовой молитвою,
жить мистической встречей со Христом,
открывающимся каждому в Божественной литургии,
и соединяться с Ним во плоти,
через как можно частое
причащение Тела и Крови Христовой.
В писаниях более старших русских святых -
епископа Феофана Говорова и Игнатия Брянчанинова,
преподаваемая ими "жизнь во Христе"
несколько дистанцируется как от храма
и от соборной молитвы,
так и от Святой Евхаристии,
и свершается в монасьей келье,
в коей, посредством аскезы,
отсекаются грубые страсти,
происходит ежедневенное "тесание сердца",
по капле выдавливание из себя
ветсего Адама.
И только уже потом инок
исходит в храм
на соборную молитву
и сподобляется быть причастным
Божественных таин,
но опять-таки с одной оговоркою:
причащается он,
непременно сомкнув уста своего сердца,
и ни в коем случае не ища
никаких возвышенно одухотворенных,
душевно-прелестных состояний.
Это, собственно, и есть многовековая практика
православной Филокалии.
Духовный же опыт протопопа Иоанна Сергиева,
не знает ни святоотечьей аскетики,
не ведает ни "монасьего делания",
ни вообще какого-либо
поступенного восхождения к святыне.
В этом заключается и очевидный
богословский "модернизм" кронштадского пастыря,
что и позволяет и его самого
почитать человеком русского модерна...
Tags: Кронштадский пастырь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 63 comments