kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

Смерть грешника люта...

Своё ратоборное борение
и заодно - нескончаемый диалог
со Львом Николаевичем Толстым,
кронштадский протопоп Иван Ильич Сергиев
вел два десятилетия,
до самого своего смертного часа.
За четыре месяца до своей кончины,
в дни чествуемого по всему миру
80-ти летия Льва Толстого
и газетных свидетельств о его болезни,
Иван Ильич записывает в своем дневнике:
"6 сентября 1908 г. Господи, не допусти Льву Толстому,
еретику, превзошедшему всех еретиков,
достигнуть до праздника Рождества Пресвятой Богородицы,
Которую он похулил ужасно и хулит.
Возьми его с земли - этот труп зловонный,
гордостию своею посмрадивший всю землю. Аминь...
Господи, убери М.Антония, J.Janitcheva и прочих неверных людей! ...
Л.Tolst<ого> возьми..."
То, что кронштадский протопоп молит о том,
чтобы Господь поскорее "прибрал"
его правящего архирея - митрополита Санкт-Петербурского Антония Вадковского
и заодно ректора Санкт-Петербургской Духовной Академии,
протопресвитера придворного духовенства
и духовника Их Императорских Величеств,
Иоанна Леонтовича Янышева,
ещё по-человечески как-то понятно,
в кутейном мире и не того зачастую просят.
Но зачем, будучи болезным стариком,
сему "зловонному трупу"
предсказывать и лютую кончину:
"Смерть грешника люта. И смерть его — Толстого —
будет страхом для всего мира. (Конечно, это скроют родные.)"?
Однако, несмотря на столь страстные моления,
Лев Толстой благополучно пережил и самого своего
столь "яростливаго молитвенника",
и преставился в ясном сознании,
достаточно тихостно уходя,
а лютою смертию помер сам Иван Сергиев,
в страшных мучениях и в бессознательной коме
промаявшись целых две недели...
Tags: Кронштадский пастырь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments