?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Подлог или экспроприация?
Простите
kalakazo
Подробности появления на свет Божий нового завещания,
составленного в тот самый день,
когда Иван Ильич Сергиев находился
уже в полном беспамятстве,
изъясняет другая бумага,
из открывшегося в 1909 году
в министерстве Юстиции
уголовного дела
в связи с подлогом
и подменой подлинного завещания на липовое:

"Министерство Юстиции Дело

Справка о завещании протоиерея Ивана Ильича Сергиева, от 2 янв. 1909.

18 декабря 1908 г. какая-то женщина, явившись в контору Кронштадтского Нотариуса Павлова, обратилась к последнему с вопросом, может ли он совершить больному о. И.Сергиеву Кронштадтскому духовное завещание. Имея сведения, что протоиерей Иоанн Сергиев настолько тяжело болен, что по временам впадает в бессознательное состояние, Нотариус отклонил выраженное таким путем приглашение его к больному для составления духовного завещания и неизвестная женщина удалилась. На следующий день, вечером, к тому же Нотариусу явились сначала церковный староста Андреевского собора Яков Марков, а затем племянник протоиерея И.Сергиеева Николай Шемякин, которые сообщили, что приехавший из Спб Нотариус, не смотря на бессознательное состояние протоиерея И.Сергиева, совершил от имени последнего духовное завещание, подписанное дочерью подполковника Верой Перцовой, которая заведывала перепиской больного и называла себя секретарем его. Из опроса Маркова и ключаря Андреевского Собора протоиерея Александра Попова выяснилось, что, когда они явились 19 декабря, вечером, в квартиру Иоанна Сергиева, там оказались: игумения Иоанновского Монастыря Ангелина, Спб Нотариус Гугель, купец Василий Крутов и владелец спичичной фабрики в Спб Забелин, причем Крутов и Забелин, выйдя с Нотариусом из комнаты больного, заявили Маркову, что они вызваны из Спб

2л.

телеграммой для участия в составления духовного завещания Иоанна Кранштадтского. Затем Нотариус, сев за стол, стал вписывать содержание какого-то документа в книгу. Догадавшись, что это духовное завещание, протоиерей Александр Попов поинтересовался узнать, рукою ли больного оно написано, на что присутствовавшая при этом Вера Перцова ответила: " Должно быть что рукою", но бывшая в той же комнате неизвестная Попову женщина, взглянув на этот документ, заметила, что он написан женской рукой. После этого протоиерей Попов вошел в комнату больного, который, по его словам, находился в забытьи и не сознавал совершавшегося вокруг него. Поцеловав руку больного, Попов возвратился обратно, после чего игумения Агелина и пользовавший Иоанна Сергиева доктор Сухов предложили ему принять участие в подписании духовного завещания, но Попов и церковный староста Марков, видя, что завещание составляется от имени больного, который по их мнению, в то время был без сознания, поспешили удалиться, причем Марков, возмущенный всем происходившим, заявил по адресу составителей завещания, что они совершают экспроприацию.

20 декабря в восьмом часу утра протоиерей Иоанн Сергиев скончался. По словам протоиерея Попова и церковного старосты Маркова, бывш. главный начальник Кронштадта генерал-адъютант Иванов, посетив 17 декабря протоиерея Иоанна Сергиева нашел,[что] сознание у него в значительной степени было помрачено. Затем 19 декабря в пять часов утра причащавший больного протоиерей Попов застал его в бессознательном состоянии, при чем Иоанн Сергиев не только не говорил, но даже не мог глотать, а в 11 утра, по словам Маркова, он неподвижно полулежал с закрытими глазами, несмотря на оклики и предлагаемые ему вопросы. Между тем пользовавший Иоанна Сергнева доктор Сухов объяснил, что больной во время составления духовного завещания был в сознании, при чтении первых слов завещания перекрестился и затем, соответственными движениями головы одобрял содержание завещания, По словам Сухова, он присутствовал лишь при чтении и подписании завещания, которое было написано раньше, но кем и когда, ему неизвестно. Когда чтение завещания было окончено, Иоанн Сергиев, на предложение подписать его, взял перо, но мог написать слово "протоиерей", остальную же подпись его сделала Вера Перцова. К этому Сухов добавил, что Иоанн Сергиев умер от старческого маразма.

При описи имущества покойного, которая еще не закончена, между прочим было найдено около 10.000 руб. наличными деньгами и написанное рукою домашнее духовное завещание от 13 сентября 1907 года, по которому капитал в сумме 10.000 рублей поступает в собственность жены завещателя, а иконы, кресты и другие подобные предметы должны быть отосланы на родину его в Архангельскую губернию."

  • 1
Как же они так...

Интересы монастыря и епархии выше воли покойного...

вообще-то довольно общеизвестно, что умер он от рака гортани, а не от "старческого маразма"...

От рака представтельной железы...

никогда о таком не слышал, всегда говорили о раке гортани ( что есть профессиональная болезнь поповства, вследствие потребления Св. Даров в горячем виде и регулярном ожоге гортани и пищевода...

По тем жалобам и стенаниям, которые прописаны в его "Дневниках", уже достаточно ясно, что болезнь была "в нижних сферах".
Но метастазы могли пойти куда угодно.
У моей знакомой мама имела рак молочной железы.
После удаления опухоли жила ещё 10 лет, но умерла от метастаз в горле, когда не могла ничего не только есть, но и даже пить.

  • 1