kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

Сродственная колея...

Ещё одна генетически сродственная колея
связует Иоанна Кронштадтского
с его непосредственными последователями и учениками,
а именно, с Александром Ивановичем Введенским,
Антонином Грановским и Володимиром Красницким -
зачинателями и вождями церковного обновленчества.
Именно они после февраля 1917-го,
не глядючи уже на церковную бюрократию,
вернулись к литургическим традициям кронштадтского пастыря:
служить литургию, словно последний раз в жизни,
с разного рода драматически театральными стилизациями,
не интонационно ровно выпевать возгласы,
а их нервически выкрикивать,
громко читать "тайные" молитвы
во всеслышание собору
и причащать лаиков безо всякого "говения" и разбору
опосля общей исповеди.
Обновленцы выговорили и довели до логического конца
то, чего Иван Ильич Сергиев придерживался,
но выговорить вслух не решался -
свою страстную не любовь к монашеской аскетике.
Митрополит Алексий Симанский -
тоже на короткое времячко обновленец,
поставленный в 1933-м на Ленинградскую кафедру -
свершив объезд оставшихся действующих храмов,
ужаснулся размаху
практикуемой в них манере "кронштадить".
Привожу малоизвестный ныне циркуляр от 23 июля 1954 года
уже патриарся Алексия Симанского,
в отношении доставшейся в наследие от Ивана Ильича Сергиева
советской церкви
пресловутой "общей исповеди",
призванный навести в кутейных рядах
хоть какой-то порядок:
"Ввиду поступающих ко мне разными путями я из разных мест многочисленных жалоб на невнимательное отношение некоторых пастырей к религиозным нуждам верующих и в целях лучшего удовлетворения этих религиозных нужд и для поднятия церковной дисциплины среди духовенства — представляется не лишним напомнить всем пастырям о необходимости истового и благоговейного совершения ими частных треб: молебнов, панихид, отпеваний, а также таинств крещения, исповеди и причашения. Чрезвычайно важно, чтобы в эти моменты личного общения со священником верующие получали полное религиозное удовлетворение, а не уходили бы огорченными неблагоговейиым, торопливым, небрежным совершением требы священником.
Если относительно треб достаточно простого напоминания, — хуже обстоит дело с практикой совершения исповеди и со. лричашения. Современная практика, особенно а больших городах, извращает смысл этих великих таинств.
Всякое таинство, по православному учению, только тогда будет таинством и только тогда будет благодатно действовать на человека, когда оно будет совершено точно по установленному чину.
Чин исповеди коренным образом искажается практикой так называемой общей исповеди. Общая исповедь почти совершенно вытеснила в городах частную исповедь. Не только в Великом Посту, когда бывает множество "говеющих" и нет физической возможности нсловедывать каждого отдельно, но и в обыкновенные будничные дни, когда, бывает человек 10 исповедников, свяшенник совершает общую исповедь и дает всем присутствующим обшее разрешение. Церковный Устав не знает общей исповеди: он признает только частную исповедь. В чине исповеди мы читаем: «приводит духовный отец хотяшаго исяоведатися единаго, а не два или многия». В молитве пред исповедью духовник также обращается только к одному, а не ко всем. «Аз — читает священник — точию свидетель есмь, да свидетельствую вся, елика речеши мне. Не усрамися, ниже убойся и да не скрыеши что от мене...». Так учит св. Предание, запечатленное в Требнике, в полном согласии с учением Св. Писания. Таинство покаяния установлено Господом Иисусом Христом словами: «примите Духа Саятаго: ихже отпустите грехи, отпустятся им, и ихже удержите, удержатся», а также словами: «вся, елика аще свяжете на земли, будут связана и на не-беси, н елика аще разрешите на земли, будут разрешена и на небесех»!». Из этих слов видно, что священник должен не только разрешать грехи, но в известных случаях «вязать» их, т. е. не прощать грехи, а налагать епитимии. Общая исповедь не дает возможности священнику узнать духовное состояние стоящих пред ним людей. Взгляд, что отпущение грехов надо давать всем, каковы бы ни были грехи, по учению св. отцев, ив помогает, а вредит делу спасения кающихся.
В Требнике имеется отдел «Како подобает духовным отием строит и исповедующихся»; из него видно, что древняя церковь никогда не принимала такого безразличного отношения к греху. Применение общей Iсповеди ведет к большой духовной распущенности.
Такие исповедники отвыкли говеть, посещать храм в течение гонения, особенно же накануне причащения. Они приходят в самый день лричашения и даже не к началу службы. Исповедь производится служащим священником не только до Часов, но и во время «Изобразительных», во время чтения заупокойных записок, во время пении «Верую» и пред самым причащением.
Небрежное отношение к исповеди влечет за собой такое же отношение к таинству причащения. Это великое таинство, о котором Церковь учит, что оно дается «во оставление грехов и в жизнь вечную», таинство, которое по идее принадлежит только «святым», очищенным таинством покаяния от грехов: «святая — святым», — таинство, к которому надо подходить «со страхом Божиим и верою», «не яко Iуда, но яко разбойник». А между тем. это таинство совершается торопливо в тесноте, а давке, сплошь и рядом без чтения Правила и молитв пред причащением. Что, если причастник придет к мысли о себе, что он согрешил, предав Кровь неповинную — может ли священник спокойно сказать в ответ на это: «Что нам до того: смотри сам». Несомненно, «в суд себе яст и пнет» не только недостойно причащающийся, но и священник, плохо подготовивший его к причащению. Об этом можно найти много указаний и у св. Отцов и в молитвах правила священнического ко причащению.
Одной и почти главной причиной недостатков в совершения треб и таинств в больших приходах является неправильное распределение обязанностей между священниками. Священник часто служит один без помогающего. Надо ежедневно к обедне являться двум священникам (говорится о многоклирных приходах): один служит, другой совершает требы. По окончании литургии, если есть причастники, следует читать благодарственные молитвы. Общий молебен и общая панихида не должны совершаться одновременно: молящиеся не знают, куда итти. Не следует отказывать без серьезных оснований в совершении отдельных треб.
Исповедь должна быть частная, производиться накануне причащения, а если в самый день причащения, то до начала обедни. Об этом прихожане должны быть извещены и вывешено объявление около того места в храме, где обычно производится исповедь. Если по нужде производится общая исповедь, то над каждым кающимся должна быть прочитана отдельно разрешительная молитва и кающемуся должна быть предоставлена возможность в этот момент покаяться отдельна.
Священник должен позаботиться об организации порядка во время причащения.
Не только в большие, но и в малые праздники все члены причта должны являться к службе я принимать участие в ней. Если всякий, состоящий на гражданской службе, должен являться и является каждый день на свою работу и на ней находится во все продолжение рабочего времени, то почему не могут, хотя бы на утреннее богослужение — литургию, когда, конечно, бывает больше народа, чем в вечернее богослужение, являться все наличные священники данной церкви? Этого требует и долг пастырский, и служебная дисциплина, и необходимость своевременного и надлежащего удовлетворения религиозных потребностей прихожан."


http://www.liveinternet.ru/photo/kalakazo/post16993786/
Tags: Алексий Симанский, Кронштадский пастырь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments