?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Судьба номинанта...
Простите
kalakazo
"Соломон Волков. Диалоги с Евгением Евтушенко".
Напоследок хочется сказать,
что русский зритель удосужился
улицезреть последнего из могикан
эпохи русского "литературоцентризма" -
пиита, собиравшего стадионы.
Свидетеля и собственной несказанной славы,
и миллионных поэзных тиражей -
всего того, чего в матушке России,
скорее всего, уже не будет никогда.
Что же мы видим в итоге?
Весьма больного, после операции, ещё и одноного,
но имеющего силы все еще острить - "Слава Богу, что я не балерина!" -
американского преподавателя
русской литературы,
крайне нуждающегося в пенязях.
Чубайсовскую премию "Поэт" в 50 тысяч зеленых,
в 2005-м, Евгений Александрович отказался принимать:
"Э, нет, если от Чубайса-разрушителя, то не надо!" -
тогда ещё "принципы" не позволяли,
в этом году Евтушенко на нее милостивно согласился.
И за ещё 50 тысяч американских деревянных Евгений Александрович
дал согласие для первого канала и Соломона Волкова,
наговорить 50 часов (по 1000 у.е. за каждый час) -
"исповедаться пред будущим" - воспоминаний о былом,
из которых уже ясно, что ничего дурного
в своей публичной жизни никому пиит не сделал,
не сдав и не продав ни единой души,
и что карьеру "оэкраненого" поэта
соделал сам, без какой-либо сделки с красным Велиаром,
не поступясь "идеалами юности" ни на Йоту.
Остается нынче только штурмовать Нобелевку,
без какой "состоявшимся" наш герой считать себя не вправе,
и кандидатом которой через каждый год,
по устоявшимся правилам,
Евгения Евтушенко выдвигают уже какой раз
разные сообщества,
вплоть до всемирно еврейского,
но, как и кремлевское Политбюро,
нобелевский комитет следует, прежде всего,
за пресловутой "коньюктурой".
А коньюктурой для Нобелевского комитета
является собственная незапятнанная репутация,
из-за чего и русского номинанта,
с длинным шлейфом разных слухов
про его связи с Лубянским драконом,
прокатывают из раза в раз...

  • 1
1.
Лев Лурье


ДП


Кто остался на трубе?
О фильме Первого канала "Соломон Волков. Диалоги с Евгением Евтушенко", показанном на прошлой неделе, написали, кажется, решительно все. Так что это - рецензия в догонку.
Фабула фильма простая: Евтушенко любил и любит Бродского как поэта и как младшего брата. А тот всюду говорил о нем гадости, и написал письмо в модный американский колледж - не берите Евтушенко на работу: он всю жизнь за деньги позорил Америку. Теперь старый, тяжело больной поэт делится своей обидой
с ведущим Соломоном Волковым.
Евтушенко жалко, он и в правду в свой жестокий век прославлял как мог свободу и милость к падшим призывал. Хотел помочь вышедшему из ссылки Бродскому, напечатать его стихи в журнале «Юность». Протестовал против ввода войск в Прагу, высылки Солженицына. Да и поэт звонкий. Такой качественный второй ряд – как Надсон, Сологуб, Асеев, Сельвинский, Кирсанов, Межиров.
Строчки, которые процитировал Бродский в своем роковом отзыве как сугубо антиамериканские на самом деле не страшные – « ЛинкОльн хрипит в гранитном кресле ранено. В него стреляют вновь!
Зверьё – зверьём. И звёзды, словно пуль прострелы рваные, Америка, на знамени твоём!». Пули – звезды: дурацкая метафора. Но это ведь - скорбь по Линкольну и братьям Кеннеди.
Неприязнь Бродского к Евтушенко - сродни презрению вора в законе к фраеру. Его все резало в Евгении Александровиче – эстрадная поверхностность, феноменальный и , как ему казалось абсолютно незаслуженный успех, непрерывные заграничные поездки, друзья из ЦК ВЛКСМ и КГБ. Евтушенко принадлежал среде, которую Бродский осознанно и последовательно презирал. Для будущего нобелевского лауреата главное – величие замысла. «Я входил вместо дикого зверя в клетку, выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке», а Евтушенко в это время закатывал банкеты в «Арагви», летал в Гавану к Фиделю , любовался обнажившейся перед ним Марлен Дитрих.
Автор «Братской ГЭС» у многих вызывал презрение. Вот, например, Глеб Горбовский: «Надоест бедняге дома врать: пролетит над Перу в самолете – пишет перуанскую тетрадь». А вот Андрей Тарковский: «Какая бездарь! Оторопь берёт. Мещанский Авангард… Жалкий какой-то Женя. Кокетка. И очень хочет, чтобы его любили. И Хрущёв, и Брежнев, и девушки…».
Рекомендательное письмо в США - важный и ответственный документ. Иосиф Бродский никогда не лгал, и когда Квинс-колледж попросил его отзыва о Евтушенко написал то, что думал. Он вообще плохо относился к бывшим и настоящим советским писателям. Написал разгромную рецензию на «Ожог» Василия Аксенова в издательство «Farrar, Straus & Giroux». Презрительно отзывался об Андрее Вознесенском.
И даже приятелю юности Александру Кушнеру, посвятил стихотворение «Письмо в оазис», где сравнивал его с «амбарным котом». А потом объяснял: « мы действительно прожили две разные жизни; мы и до сих пор живем в разных мирах (даром, что они теперь так стараются уподобиться друг другу). “Письмо в оазис” — стихотворение об этой разнице. Оно скорее обо мне, чем о любом его адресате. Представь, что там другие инициалы стоят, — как бы ты к нему отнесся? Я моложе тебя, Сашенька, на 3—4 года, но я и постарше тебя буду на другой жизненный опыт. Живи я в родном городе, стишка этого я бы не написал. “Письмо” это — взгляд извне, и я на него, увы, имею право».
Собственно и отношение к Евтушенко построено на «этой разнице». Выбравший свободу ценой потери родины, вечной разлуки с родителями, не согнувший головы Бродский, оценивает тех, кто выбрал компромисс с советской властью предельно жестоко. Таким же был и другой нобелевский лауреат – Александр Солженицын. Впрочем, это не означает, что Бродский не помогал товарищам по цеху: он способствовал американским успехам Сергея Довлатова, Алексея Лосева, устраивал дела Евгения Рейна и Анатолия Наймана. Любил изгоев, таких как он сам.

2.
В этом и суть конфликта главных героев. Но фильм не дает литературного и исторического контекста. Соломона Волкова больше интересует личная жизнь Евгения Александровича, численность его «донжуанского списка», причины разводов. А ведь как не относись к Евтушенко – поэту, он видел и знает множество секретов и подробностей – литературных, политических, исторических. Это, вероятно, последнее его большое телевизионное интервью. Но ведущий ведет себя с поэтом, как будто перед ним Николай Басков или Иосиф Кобзон.
Волкова в фильме как-то слишком много. Он бродит по мостам и полям, размышляет вслух, дирижирует оркестром, музицирует сам. В общем «А» и «Б» сидели на трубу. «А» упало, «Б» пропало: кто остался на трубе?» Ответ – Соломон Волков.
Вспоминается Довлатов: "Есть у нас такая новость - повредился в рассудке Соломон Волков. Вообще, Соломон и был человеком нездоровым. Года два назад он предлагал мне и Вайлю заняться коллективными половыми утехами, меняться женами и т.д."

Оборвано на полумысли, а что дальше?

странно что вообще эти 3 серии или сколько
вытащили... к чему бы

Но действительно же, батенька, впечатление такое,что Волков и хотел выставить Е.Е. на позорище.

Почему на позорище? Дамам понравилось...

Естественно)

Кстати, Маэстро, пишут, что Евтушенко при смерти... http://dezhnyuk.livejournal.com/468832.html


Господи помилуй...

  • 1