?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Преступление и наказание....
Простите
kalakazo
Пётр Борисович Ганнушкин, ежели я не ошибаюсь,
был первым среди психиатрических светил
эпохи русского декаданса,
кто "русскую веру" присоседил к религии
"с эксплицитно-репрессированной сексуальностью:
"Преступные и жестокие люди очень часто оказываются очень религиозными, то, с другой стороны, люди религиозные и тем более фанатичные, оказываются очень часто людьми жестокими...Очень показательны в плане интересующей нас проблемы сексуальные преступления, совершаемые вследствие мистического бреда при этом у одного и того же лица, в одно и то же время можно констатировать жестокость, сексуальную развращенность и набожность..."
http://www.rulit.net/books/sladostrastie-zhestokost-i-religiya-read-270556-1.html.
Петр Борисович, как человек модерна, ставит знак равенства
между православием, хлыстовством
и ханжеским пуританством викторианской эпохи,
многочисленными изуверствами на почве религии,
собственно, и породившей сексопатологию, как науку.
Как известно, в лицемерную эпоху королевы Виктории
всякого рода интим был загнан в глубокое подполие,
как нечто постыдное
и для христианина неподобающее.
Ежели кто-то попытается мне возразить
и высказаться, что "слава Богу, в современном православии все не так",
боюсь, что тут же явится горе-канонист Вадим Мироныч Лурье
со стадом взлелеянных им луриито-шахидок,
и они начнут всем лысину протирасть,
в отношении того,
что под евангельской благодатию
пребывают токмо одни монаси,
а так называемые "женатики" - исключительно под ветхим Законом...

  • 1
*В России происходит нечто иное. Здесь создается новая религия, новая мораль. Исключительно с использованием отечественного инструментария*.

Пугающе звучит из уст профи. А не могли бы Вы это несколько прояснить?...

смотрите, в предыдущих темах о храмовом искусстве общество дружно не одобрило новаторскую стенопись в храме под Петербургом, хотя канонам-то она как раз соответствовала. Но она не подходила под существующий в коллективном сознании некий идеальный образ храмового искусства.
Который не существовал де факто в России НИКОГДА, если брать реальную память многих поколений.
Это образ созданный трудами мало в кого верящих искусствоведов, "открывших" для себя и мира русскую икону и наполнивших ее массой смыслов. Кроме собственно религиозных. Тут я не совсем прав, п.ч. и Флоренский и Евгений Трубецкой конечно искали этих смыслов, но все равно в контексте модернистских, а иногда попросту декадентских или авангардных исканий. Достаточно посмотреть рецепцию той же иконы у Гончаровой - благо сейчас в ГТГ большая выставка - Ларионова, Кандинского, Петрова-Водкина и т.д.
Церковное же собственно искусство, начиная с конца 16-го века представляло собой сплошную сдачу позиций - де факто догматических - светским образцам, что выразилось в конце-концов просто в унылом академизме.
Т.е. в этой области мы создаем или находимся на пороге создания чего-то совершенно нового. Того, чего никогда не было в России.
И это касается, разумеется, не только храмового искусства.
Религия в России сейчас - при всем ее бурном возрождении - напрочь лишена многих важных свойств и признаков, которые были ей присущи в исторической России. И - хотя мы и говорим о возрождении - но на свет появляется что-то совсем совсем другое.
Я не говорю вслух лучше или хуже. Я говорю - иное :)

на пороге создания чего-то совершенно нового

Меня ужаснула "разлюли-малина" в Сосновом Бору. Действительно, нечто совершенно новое в русском храмовом искусстве. С горькой иронией говорю. Только не будем забывать, что "новейшему" храмовому искусству нет и четверти века. Учитывая, к тому же, что лет 10 -15 ушло на скрупулезный "реконструкторский" копиизм.
Сухой, догматически выверенный "унылый" академизм исчерпал себя уже филаретовскую эпоху. Явление рокового двадцатого века запечатлелось в новых храмах уже не иконописцами, а художниками. Феномен Нестерова и Васнецова. В их росписях – глубочайшая душевная (не духовная!) тоска-печаль по надмирной тишине и жажда тихой радости. То есть жажда хоть чуть-чуть насладиться тишиной пред предчувствием страшного урагана. Их стиль – типичный модерн. Красивый модерн.
Яркий образец богословских исканий с декадентскими завитушками - "Столп и утверждение истины" Флоренского. Эдакий эпистолярный роман – "письма другу". И сама верстка и шрифт оригинального издания нарочито набраны в стиле "модерн".
Церковное искусство России миновало авангардизм. Или можно сказать, что в ретроспекции большевицкой эпохи, он сюрреалистично отобразился в разрушенных храмах.
А в зарубежных русских диаспорах он характеристично представлен в храме Казанской Божией Матери http://ruskite-notredame-de-kazan.blogspot.de/2012/02/blog-post_28.html , выстроенного священником-настоятелем из собранных камней с крестьянских полей, расписанного иноком Григорием (Кругом), и украшенного иконостасом работы м. Иоанны (Рейтлингер). Загадочный храм! Прекрасные фрески Круга. Завораживающие иконы Рейтлингер на попавшиеся под руку строительные доски или просто двп, и дешевая гуашь… "Храм-эпифания", - так определил его Шмеман в своих Дневниках.


Edited at 2013-11-17 02:25 pm (UTC)

Спасибо. Частично отлегло)

Всё та же *Псевдоморфоза Православия*, т.е. облечение его в несвойственные ему богословские формы мышления и выражения(с) по Флоровскому.

И, конечно, не без Достоевского
*Свободным сердцем должен человек решать впредь сам, что добро и что зло, имея лишь в руководстве Твой образ перед собой...*

Никак не научусь не пугатЦа:)...

  • 1