kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Каждый театр умирает в одиночку...

Зимний театральный фестиваль.
Гамбургский Талия Театр
на сцене "Балтийского дома",
Ханс Фаллада «Каждый умирает в одиночку»
в постановке Люка Персеваля.
Режиссер с мировою славою, Люк Персеваль,
начинал завоевание российских феатронных подмостков
с постмодерного стёба и такого же изящного деконструисткого глума:
"Дядя Ваня" Люка Персиваля -
наглядный пример,
как можно удачно "расплеваться" с Антоном Павловичем.
Это юное дарование из Бельгии,
и уже с "мировой славой",
сократило чеховский текст на две трети
и обильно сдобрило его "ненормативом".
Если прошлогодний показ люковcкого "Отелло",
подвергнутый подобной вивесекции,
ещё озвучивали в наушниках,
то на этот раз уже не решились.
На "бегущей строке"
возникали знаменитые слова,
какими исписаны стены
не только отечественных туалетов,
и магически пропадали.
"Мене, мене, текел, упарсин!"
Как какашка,
обёрнутая в конфетную обертку
и дёргаемая за ниточку
из ближних кусточков,
пиеса легко и юрко пронеслась
мимо моего подслеповатого взора,
оказавшись так и незамеченной.
Сейчас вспоминается только,
как Астров ползал под проливным дождём
(и мне в первом ряду досталось)
на карачках,
целомудренно прикрытый только галстуком,
долго и раздрызганно рыгал,
именно в тот самый момент,
когда Соня объяснялась (а может - и "домогалась") ему в любви.
Потом он надолго отключился,
вслед за дядей Ваней
выпав под стол,
в то время, как профессор Серебряков,
в смокинге
и снова под каскадным дождём,
вышколенно и манерно танцевал с
престарелыми барышнями
под патефон..."
http://kalakazo.livejournal.com/18915.html
В 2008-м Люк Персеваль привез в Петербург
свою интерпретацию "Смерть коммивояжера":
"Полифоничная пиеса Артура Миллера
из непростой жизни Америки 50-х
http://lib.ru/PXESY/MILLER/commy.txt,
и здесь была подвержена радикальной кастрации,
дабы предельно приблизить
его высочество Театр
до понимания, классом туда выведенных,
простых немецких мальчиков и девочек.
В спектакле всё, как в их жизни:
ливер вываливающихся наружу пивных животиков,
грудастой силикон,
переодичное почёсывание в причинных местах
и, в качестве довеска
для тинейджеровой развлекухи,
сексуальный всеобуч
в духе грязной немецкой порнографии.
Ну ещё и натуралистичныя сценки
из среднестатистической бюргерской жизни:
ор и рёв, срач и драч,
и то, что с немецкого суржика
можно перевести, как "семейственная поебень".
http://kalakazo.livejournal.com/349903.html
В 2010-м питерский театральный сноб
вволю насладился Персевалевской версией
Горьковских "Дети солнца":
"Каждый новый спектакль
на русской сцене
бельгийского феатронного мистификатора и лицедея -
явление театра, каким его можно застать
после благочестного преставления,
подмостная жизнь - после её авангардно-апокалипсной смерти.
Западноевропейский театр - ни что иное ведь как калька
с пережившего свой окончательный холокост
европейского постхристианского Гуманизма,
Эолова арфа, от каковой доносятся
раздрызганные ошмётки Калхасной песни
агонизирующей западной цивилизации.
В ней давно уже помер не токмо Бог,
но и сам человек обратился
в монологичного симулякра
с его органической неспособностью
посмотреть собеседнику в глаза,
"неможностью" к элементарному диалогу,
к горней "встрече с Другим"
и посему - надрывным ором,
когда надобно доказывать,
что он всё-таки ещё существует
http://www.liveinternet.ru/users/velos/post137138362/ .
Любой нынешней европеец - непременно ведь ещё и "блоггер":
то инет-небожитель и харизматный пророк,
поспешающий возвещать
истину в последней инстанции,
то труляляйный троль
с эпатажным даром
тягать за усы разъярённого тигра,
то православная кухарка Дуня,
извещающая мир, что она с утра
сьела постный блинчик -
своего рода Бобок
из провидческого "сна" Фёдора Михаловича:
"Долой веревки и проживем эти два месяца в самой бесстыдной правде!
Заголимся и обнажимся! Обнажимся, обнажимся! – закричали во все голоса.
– Я ужасно, ужасно хочу обнажиться! – взвизгивала Авдотья Игнатьевна..."
http://www.rodon.org/dfm/b2.htm -
с тикающим в нём самом механизмом
на тотальное уже развоплощение
и стриптизёрного пред миром разнагишания -
не от гордости даже, а энтропийного безысходу.



"Дети солнца" Люка Персеваля -
вовсе даже ни какая не "энциклопедия русской жизни",
а сначала подмеченная русскими у русских
и у "русского европейца" -
отечья тяга к "душевенному порно",
а следом - заразившая и заполонившая
весь западный мир
своей исчадливо-какашной "обнажёнкой".
И какой смысл упрекать Персивалевких актёров
в раздевании на сцене,
ежели европеец и европейский театр
давно уже сметаморфозничали
в "голых королей".

Tags: Люк Персиваль, Театральный разъезд
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments