?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Отметить Next Entry
Выпихнутый на обочину...
Простите
kalakazo
Пока аки Фантомас,
разбушевавшийся не на "шютку",
протодиакон всея Руси
наподобе Никиты Сергеича
стучит по своей инет-кафедре
снятым с больной ноги ботинком:
"Я вам покажу Кузькину мать!" -
позвольте дедусе kalakazo
добавить в сей "сыр-бор"
и свои "пять копеек".
Ясное дело, что церковная Система прогнила насквозь
и санации, ампутации иль какому ещё "лечению" не подлежит вовсе.
И что отец Андрей Кураев, как порождение сей радароносной Системы -
человек циничный и абсолютно беспринципный,
к тому же больной и Системой забиженный,
и не просто много лет Ею забиженный,
а давно ещё и выпихнутый на церковную обочину
как выплюснутая скорлупка.
Ясное дело, что таких (с языком без костей)
мастеров амвонного свиста
и вдобавок ещё и инсайдеров,
основательно ведающих абсолютно всё
про подноготную кухню,
следовало бы холить, нежить,
прикармливать с деспотных рук,
всё одно как духовное тамагочи.
Причем хорошо прикармливать, по-архирейски,
и не токмо его,
но и остальную православную "интеллигенцию".
Не токмо пенязями на поддержку штанов
и на курортно-санаторно лечение
болезных протодиаконских ноженек,
но и предоставляя Кураичу вольготное место
на церковном медиа Олимпе,
а то и вовсе - хлебную архирейскую кафедру:
не все ж дуракам воду-то в ступе толочь?
Ведь истории сей могло и вовсе не быть,
имей отец Андрей
каждый Божий день,
на своей домовой скатерти-самобранке,
пузырь водки да горку блинчиков
с тазиком черной икорки,
на случай, ежели Пуськи
к нему на огонёк-с заглянут...


  • 1
Нынешний Великий церковный кормчий патологически жаден. Мнози из тех, кто хотел кормиться от кружки церковной сбежали из системы при нынешнем святительстве. Кто сразу сжёг, иные держались дольше... Хотя все было ясно уже после опубликования меню по поводу его интронизации. Две закуски, одно горячее и десерт - корзиночки с фруктами. Комплексный обед

У нашего Главпеча типичный синдром послеблокадного ребенка:
"Духовный паханизм...

kalakazo
25 апреля, 2012
Наш патриарсь Кирилл Гундяев -
не только идеальный советский человек
и дитя послевоенной "холодной войны",
но ещё и (по своему урождению) Охтинец.
Судя по тому, как в незнакомых церковных текстах
Его Святейшество и доселе колобродит ни в зуб ногою,
к храмовой жизни его не приобщали,
школу он не окончил,
да и из поповско-отцовского дома,
где тоже не молились вовсе,
он ушёл достаточно рано.
Посему центровой в его становлении остается одно -
Ея Высочество Улица.
Большая и Малая Охта долгое время слыли
"выселками" Петербурга.
В дореволюционные времена
здесь скрытничали староверы,
таились от синодального сглазу
духоборы, хлысты.
Да и советская власть, со своим богоборчеством,
закрытием и храмовым сносом,
объявилась здесь уже только к концу 30-х годов.
Однако, в отличие от центра Ленинграда
с его "коммунальным раем",
на Охте можно было бытовать
в собственном, пускай и развалюшном,
деревянном домике.
Благодаря огородикам,
охтинцы благополучно и пережили блокаду,
тогда как центровой Невский прошпект
вымер практически полностью.
После войны Большая и Малая Охта -
это район Аннушек-златоручниц, Петек-форточников
и Васьков-мокрушников.
С наступлением темноты
появляться в этом районе
было равносильно самоубийству.
И ещё даже в начале шестидесятых,
в мусорных бачках
находили здесь отрубленные головы.
Охтинские пацаны - одна сплошная безотцовщина,
с причесоном "под чубчик"
и кастетом в кармане единственных "брук" -
сбивались в стаи
и хаживали друг на дружку
улицами и слободами.
А коноводы пацанских стай
своими неокрепшими голосами
как раз и модулировали
эту свинцовую металлику
с глухим понижением на концах,
подражая "ворам в законе",
вышедшим только что с зоны "паханам".
И каково было выживать среди той улицы,
карликового - ниже среднего росточку -
двум братьям Гундяевым,
как не набираться того же самого
лагерного "паханизма"?
А ведь "паханизм" - это не только глассолальные модуляции,
это ещё и стиль жизни: предельно дегуманизированный,
жестокий - "зуб за зуб" - с дисциплиною, "как на зоне",
своей корпоративной "этикой",
с непременным образом "чужака",
посягающим на строго очерченную
среду обитания волчье-стайного вожака.
Отсюда и становится понятным,
почему Усей-Пусей и соседа снизу,
"чужака из другой стаи",
посягнувших на самое святое -
на сакральную территорию Его Святейшества -
никак "нельзя простить"..."
http://kalakazo.livejournal.com/967132.html

  • 1