kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Мировая столица фальсификата...

Блистательный Санкт-Петербург слывет не только "культурной столицей" России,
но как был, так и остается мировой столицей культурных "подделок".
В Петербурге подделывали и успешно продолжают подделывать абсолютно всё.
И починалось сие "художество" еще в восемнадцатом веце вполне легальным макаром.
Вот как об этом пишет великий антикварный дока die_ante_bellum:
"С картинным мошенством никаким другим видам мошенства не поспорить -особенно с репликами авангарда. Собственно реплики старых мастеров еще и при Екатерине были делом вполне легальным - увидал барин в эрмитаже картинку ну и заказал такую же эрмитажным же мастерам - даже две - нет, три - в Питерский дом, в московский дом и в имение.
И делали недорого и один в один. И в 19 веке делали, и в 20-м... а теперь эти реплики, особенно 18-19 века - и продают за подлинники или наоборот меняют подлинники на реплики.
А с русскими художниками куда проще - берем старинный пейзаж третьеразрядного европейца сходного с Шишкиным какимнить, меняем подписи и вот аутентичная картина - краски, холст, все аутентично, любая экспертиза подтвердит.
А вот с авангардом - тут чистая фальсификация как и с книжным антиквариатом.
Книжки - воспроизводится на старинной бумаге, сходной с бумагой оригинала - разными способами от ручного набора шрифтом, имитирующим старинный или ручным оттиском со сделанной заново графической матрицы или просто лазерным принтером.
Книжки конечно, по сравнению с картинами, дело более, чем дешевое но все равно подделывают, такой уж народ."
http://kalakazo.livejournal.com/1274861.html?thread=20675053#t20675053
В 70-е, бывало, зайдешь в мастерскую к приятелю-ювелиру,
а он очередное яйцо Фаберже дочеканивает.
"Для кого?!" - вопрошаю. - "Для Ананыча (Ананова) и Мишеньки Монастырского!"
"А как же, - спрашиваю, - клеймо?" - "Клеймо, - ответствует мне подпольный гений, -
у Ананова из Риги привезенное - самое натуральное, а брульянты и золото нашенское
намного будет лучше фабержеваго: золотишко-то у него было красное - с большим количеством примеси меди,
а брульянты африканские - без должного блеску, с пылью или даже песком,
а то и просто меж брульянтов - простые стразики..."

Два моих старых текста из жизни подпольных питерских подмастерий:

"Если круг собирателей
в этой нашей
антикварной столице России
был всегда мал,
и они вынуждены были
друг друга знать и
принуждённо общаться,
то слой "подпольных" ювелиров -
ещё более микроскопичен
и "простым глазом"
почти необнаруживаем.
V. на Сенную выбирался,
чтобы только чего-нибудь
"перехватить" из съестного
и снова, как в чаду,
возвращался к своему верстаку.
То, что он - ювелир,
никто не догадывался даже в его коммуналке,
хотя здесь же стоял его верстачок,
и даже была собственноручная "литейка".
Работал он одержимо,
по шестнадцать часов,
здесь же на полу и спал
между разных "приспособ".
Никто из жён долго
такой спартанщины не выдерживал
и благополучно,
как он приговаривал,
"дематериализовывался".
Начинал он когда-то на "Самоцветах",
до тех самых пор,
пока некий господин Ананов.
со своими КГБшными дружбанами,
не наладили в тамошних цехах
левый поток "фабержевских копий".
Сам Ананов ставил на них
настоящую печатку,
и этот весь суррогат,
как самые подлинные творения,
через "дипкурьескую почту"
заполонил тогда
антикварный мир Европы и Америки.
Кажется, уже при Андропове
посадили всех "стрелочников",
вплоть до последнего литейщика
на тех же самых "Самоцветах",
а Ананов и К.
оказались просто "внедрёнными"
в преступную организацию
рядовыми стукачами...
Так уж получилось,
что долгожданная свобода
девяностых,
и возможность
работать с "драгметаллами"
уже уголовноненаказумо
совпала с тем, что
исчезли напрочь средства у тех,
кто понимал и знал толк
в штучной и ручной работе художника,
а те, кому эти "мани-мани"
плавно в карманы перетекли,
предпочитали "златую цепь на дубе том".
Тогда же он меня и попросил
найти семейство,
кто ему вверил бы мальчика,
какого бы он обучил
и передал ему секреты
своего "художества".
Мальчики находились,
но, "потюкав" месяц-другой,
сваливали вместе с родителями,
пополняя стройные ряды
нашей колбасной эмиграции.
Тогда же в дверь постучалось
несколько бычьешейных молодых людей:
в недоумении оглядев убогое жилище
и ещё раз переспросив,
на самом деле он тот самый Мастер,
они сказали:
"Ну, что ж - раньше работал на себя,
а теперь будешь работать на нас!"...
http://kalakazo.livejournal.com/29805.html

Рядом с Сенной ещё топтался
и круг мастеров,
причастных к ремеслу исконных "старинщиков".
Мир штучных вещей ограничен,
и когда среди вдруг и сразу
разбогатевших нуворишей
появляется "мода" на собирательство,
то насытить их "алчбную утробу",
может только этот
совсем потаённый кружок
сокровенных анонимов.
Уже Микелеанджело по молодости
не брезговал
собственные скульптуры
закапывать в садике,
чтобы, откопав через год-два,
сбыть эту уже "античность"
хорошо и задорого.
Конец 18-го, а потом и 19-й
и вовсе становится эпохой
заполонивших мир подделок.
Знаменитые коллекции
греческих "антиков",
римских "копий" античных образцов,
"малых голландцев"
и "больших" тоже,
на девять десятых
состояли уже тогда
из кропотливой работы тех самых "старинщиков".
Даже собрания Лувра,
Британского музея,
Эрмитажа значительно бы похудели,
лишились бы самого главного
почётного и знаменитого,
если бы взял кто-то
да и осмелился сейчас
на честную и непредвзятую "атрибуцию".
Ещё более спорны
баснословные сокровища,
вывезенные из Европы,
американских музеев и собирателей.
Самый малодостоверный миф
нашей современности,
это вера в обладании реальными и подлинными
культурными ценностями.
Когда мне говорят вдруг
об иконе шестнадцатого веку,
я как Станиславский сердито бубню:
"Не верю!" -
и ещё не было случая,
когда бы я не оказывался прав.
Старинщиками в России именовались,
да и сейчас именуются
ваятели исконных, доникониянских образов.
Одна даже дореволюционная мастерская
пекла для староверных купчиков
образа с мощами.
Как-то заказали древнюю икону
пророка Илии -
пожалуйста, а почему бы и нет! -
продали образ пророка четырнадцатого веку... с мощами,
и только потом,
когда нашлась умная голова и "додумала" -
начался загрудкитягальный скандалец.
Уже епископ Порфирий Успенский,
глядючи на восточных иерархов -
"по бороде, он - Авраам,
а по делам - он просто Хам" -
догадывался,
"что если собрать по миру частицы
Животворящего Древа Господня,
то получится много,
ох, как много "крестов",
не говоря о многочисленных
"главах" Иоанна Предтечи
и "десницах" целителя Пантелеимона".
В подлинность мощей, привезенных в Россию,
он совсем не верил,
и, я думаю,
имел на это свои основания.
После памятного Тысячелетия Крещения Святой Руси,
стали вместе с храмами
возвращать из музеев и
мощи святых местночтимых угодников:
иногда две-три косточки,
сохранённые в качестве "вещественного доказательства"
обмана попов,
после постыдного "освидетельствования"
в начале двадцатых.
Помню, как игумены и игуменьи,
настоятели соборов
лихо "отколупывали" от этих косточек частицы,
раздавая в качестве презентов
"дорогим гостям",
"главам администраций",
"благодетелям и благотворителям",
оставшуюся самую маленькую частицу
вкладывая в наверченную из ваты
в рост человеческий
куклу
самых что ни на есть
"нетленных мощей"...
Поэтому, входя нынче в храмы Божии,
совершая утрения моционы по Эрмитажу,
одинаково вздыхаю и грущу,
что приходится быть
в веце "притворнопривременном!
http://kalakazo.livejournal.com/30080.html
Tags: Пререкаемо изуграфство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments