kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Послеблокадные сиделицы...

Послеблокадный сиделец в закромах Эрмитажу
заметно помельчал: мужеский пол сменился на сугубо дамский,
костюмы-тройки перелицевались на игривые блузоны и юбки до полу.
Судя по преданиям, ежели довоенный музейной трудник,
под конец рабочего дни,
в сугубо мужеской компании
баловался коньячком-с и сугревался спиртом,
то сиделицы послевоенные,
от началу до самого конца рабочего трудодни,
исключительно чаевничали с бубликами или сушками
и занимались уже исключительно "ничем",
причем - годами и даже десятилетиями.
"Не дамы, а тетки! - поправляли меня в именовани
младших и старших научных сотрудниц, - злые, похабные тетки!"
На гора выдавалась, в лучшем случае, одна научная статья в год,
подготовленная выставка на один зал - раз в десять лет.
Многие фонды после блокадного возвращения
так и не были до конца разобранными.
Те же самые картины, в 41-м вынутые из рам
и свернутые на гигантские бобины -
толстым слоем и друг на дружку -
так и не вернулись с бобин на свои места
по причине катастрофно хронического недостатка
в дланях господ реставраторов.
Из хранительниц, кого я знавал
и на ком музейные фонды числились по 40, а иногда и 50 лет,
только одна просмотрела записанное на ней собрание эстампов и гравюр, починая от Дюрера,
от начала до конца (а это без малого 50 000 единиц хранения),
была Анастасиия Львовна Ракова.
Tags: Музейное дело, Пререкаемо изуграфство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments