?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Искусство ненависти...
Простите
kalakazo
На пасхальной неделе должна исполниться
очередная годовщина со дня преставления
уроженки "нашего русского Крыма",
лауреата Сталинской премии, Веры Казимировны Кетлинской,
но на ее гранитном постаменте
уж много лет - ни цветка,
ни какого-либо знака внимания.
Ее романы комплементарная критика
именовала когда-то "выдающимися",
и учили они советского читателя
искусству ненавидеть:
"Комсомольцы-добровольцы
на стройках коммунизма,
в центре любого ея романа -
непременно девица с пылающими очесами,
с пламенным мотором вместо сердца,
с киркой и лопатою,
а то и сутками напролет
у мартеновской печи,
религиозной верой в светлое будущее
и пылкой ненавистью к "то - здесь, то - там",
снующим рядышком и вставляюшим палки в колеса,
японскиим шпиёнам,
вредителям и белогвардейский недобиткам..."
http://kalakazo.livejournal.com/784790.html
Этому искусству огненной ненависти
учили Веру Казиморовну на ее собственной судьбе.
Вот как живописует то ли гражданскую казнь,
то ли публичную порку,
лауреата Сталинской премии
и первого секретаря Союза ленинградских писателей,
Михаил Золотоносов в недавней своей книге "Гадюшник":
"В случае с персональным делом Кетлинской главная цель: подвести человека к тому, чтобы он уничтожал себя сам путем разоблачения самых близких людей, — в данном случае отца и мужа. Кетлинская выбрала мужа, Александра Ильича Зонина, «сохранив» отца. Самым первым и самым главным пунктом самообвинения на партсобрании 29 декабря 1949 г. она определила 8-летнее (с 1942 г.) замужество, а Зонина — своим главным врагом. После его ареста поменяла фамилию сыну Владимиру: он стал Кетлинским. Кетлинская выбрала путь максимального унижения — только он мог удовлетворить садистов, и действительно всем понравилось, как она проклинала Зонина — долго и разнообразно. Кетлинская много раз повторила, что Зонин враг, что она виновна в том, что не разоблачила его за годы сожительства в браке. Шварц писал в воспоминаниях (1955 г.) о Зонине, что это был человек, «тяжело изуродованный психически, как это смутно угадывалось». Его первая жена расстреляна была за участие в оппозиции, сам он от неё, очевидно, отрекся, предал. «Если в те времена отделался он только исключением из партии, сохранив свободу и орден Красного Знамени, то, значит, перетряхнули его до самого донышка», — заключил Шварц. «До донышка» перетряхнули в 1949 г. и Кетлинскую. Стенограммы демонстрируют, как ведут дело партийные следователи, как кается, разоружается и саморазоблачается перед партией Кетлинская. Садисты утверждают свою власть над нею, унижая её, заставляя признаваться в фантастической вине, в идеале стремясь исключить её из партии в надежде на то, что потом всё закончится арестом. Союз писателей демонстрирует своё главное назначение в 1949 г. — быть машиной уничтожения личности. Но поскольку Кетлинская — лауреат Сталинской премии (а всё, что даже символически связано со Сталиным, трогать без разрешения нельзя), на заседании партбюро решено запросить райком партии для получения указаний: что делать с Кетлинской и можно ли что-то делать вообще? Санкция, видимо, была получена, и на закрытом партсобрании 18 ноября 1949 г., посвящённом итогам Октябрьского (5–6 октября 1949 г.) пленума горкома ВКП(б), Фёдоров активно громил Прокофьева, а заодно Дементьева, увидев в нём конкурента в деле погромов. Мирошниченко же вновь напал на Кетлинскую. Цель: любой ценой притянуть к фигурантам «ленинградского дела» Прокофьева и Кетлинскую и продемонстрировать Дементьеву, что они, Федоров и Мирошниченко, его не боятся. Уже было известно, что арестованы и Синцов и Тихонов, откуда постоянное манипулирование этими фамилиями, тем более что с Синцовым, как выяснил Мирошниченко, у Кетлинской вообще был роман. ПОСТАНОВИЛИ: За утрату политической бдительности, выразившуюся в восьмилетнем замужестве за ныне репрессированным, в прошлом эсером, переверзевцем и литфронтовцем Зониным, за создание политически порочного, угоднического по отношению к Тихонову, Кузнецову и Попкову очерка «Секретарь райкома», за грубую политическую ошибку, допущенную в прошлом (голосование в 1926 г. за зиновьевскую оппозицию), член ВКП(б) т. КЕТЛИНСКАЯ Вера Казимировна заслуживает исключения из партии, но, принимая во внимание положительные достижения творчества т. Кетлинской, её мужественное поведение во время ленинградской блокады и признание ею своих ошибок, ОБЪЯВИТЬ ЧЛЕНУ ВКП(б) с 1927 г. КЕТЛИНСКОЙ ВЕРЕ КАЗИМИРОВНЕ п/б № 1144509 СТРОГИЙ ВЫГОВОР С ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕМ.
http://readerlounge.blogspot.ru/2014/01/blog-post_27.html#sthash.pAmlWZvA.dpuf

  • 1
А конце концов остается один вопрос: стоит ли читать? И, боюсь, ответ на него: нет. И это настоящая трагедия.

Читать вообще или такого рода литературу?

Да любую литературу. Если человек пишет, у него дб читатель. Если читателя нет, то он не писатель (p.s. да-да, мы знаем страдания непризнанных). А эти сначала (не)искренне писали в наличную силу, потом ломали себя, чтоб выжить, -- а в итоге только объекты исторических исследований или истории литературы, последняя всех принимает. Это и есть трагедия.

  • 1