kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

ИПЦ как обсессивно-компульсивное расстройство...

Давненько я не читал филиппики ебискупа Петрогралского Григория Лурье
и боюсь, что его уже никто не читает,
даже из его истинуто-православненных адептов.
А зря, многие его откровения
достойны того, чтобы быть разобранными на афоризмы
и на истинно-православную крылатоглагольность:
"Конечно же, там появляются совершенно нездравые заблуждения, связанные с обрядом. Можно даже сказать, как это называется на языке диагнозов, обсессивно-компульсивное расстройство, когда несоблюдение ритуала вызывает чувство, близкое к физической боли, и страха, что все рушится. Скрупулезное соблюдение увеличивающихся обрядов становится совершенно фундаментальной стороной для опознавания кто свой, а кто чужой, и вообще для какой-то самоидентификации. ..

И мы, конечно, опираемся на эти традиции, но опираясь на это, ты не можешь никого заманить истинностью православия. Человек приходит в одну церковь, приходит в другую, сравнивает различия. Различия небольшие, а для него, может быть, вообще никаких различий нет, ему важно просто где-то постоять и все. И мы объяснить ему ничего не можем...

И самое плохое здесь не то, что количественный рост будет очень мал – это еще ладно, может быть (теоретически), что он и должен быть такой маленький, например, — а плохо то, что, на самом деле, он не должен быть такой маленький. Потому что так происходит за счет нашей слабой убедительности.

То, что мы головой понимаем святоотеческое учение, может быть, понимаем правильнее и лучше, чем многие другие, совершенно справедливо не вызывает у людей религиозного доверия по отношению к нам. Потому что мало ли кто что знает?

То есть с людьми надо жить, чтобы они тебе доверяли. Это минимум, который на самом деле должен быть. А максимум, который должен быть – это монашество. Потому что Церковь будет там, где есть монашество. А у нас монашества никакого нет как явления, к сожалению. Это плохо. Я не говорю, что оно должно быть обязательно в монастырях – формы монашеской жизни могут быть любыми. Монастыри сами по себе не нужны, они нужны как форма существования монашества.

И вот наше будущее будет зависеть от этого — сможем ли мы создать реальное монашество. Понятно, что те, кому сейчас уже за 30-35 лет, они уже не годятся для того, чтобы самим стать этим монашеством, но годятся для того, чтобы помочь его создать.

Я все же скажу, что большинство ИПЦ не стоят уже перед этой гранью, а уже слиты – они сами слились, их уже нет как чего-то живого, о чем можно говорить. Какие-то из них еще могут как-то доживать, но другие даже и доживать не могут. Они могут там только бесконечно дробиться и являть собой какие-то ужасные картины.

Вопрос: А почему Вы сказали, что монашество не за теми, кому сейчас 30-35 лет, а более молодыми?

Ответ: Потому что мы уже шлак, отработанный материал. Видно, что монашество мы не сделали, это уже просто факт. Даже тот, кто из нашего поколения еще не монах, но потом станет монахом, это уже не создаст никакого движения. Для его души это может быть полезно – не спорю, но в целом нет. Мы создали то, что мы создали. Мы создали какой-то такой загон – каждой твари по паре. То ли жилое помещение, то ли хлев, то ли просто двор, куда набился непонятно кто – всякие виды животных, домашние и дикие. Такой неупорядоченный ковчег..."
http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=110509&topic=515

P.S. Бедный, бедный Вадим Мироныч, какую роль он сейчас играет?
Всеми позабытого Фирса иль старика у разбитого корыта?
Tags: Вадим Миронович Лурье, Из жизни Осколкова, пирдуха
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments