?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Вековой грех белого духовенства...
возвращение к нощи
kalakazo
В лице ивановского игумена Виталия Уткина
я обрел наконец-то внимательного читателя.
Никто и не обличал мое невежество
столь настойчиво и последовательно,
как это делает сей достопочтенный Аника-воин.
И более того, отец игумен
свершил даже исторический экскурс
и, перелистнув несколько
самых трагических страниц русской церковности,
воочаю показал, что такие, как разнесчастный дедулькин,
снова толкают мать нашу Церковь ко пропасти во ржи:

«Что обслуживает "дедулькин", какую психологическую парадигму? Эта парадигма - старая борьба поповства против архиерейской власти.
Эта борьба зародилась тогда, когда белое городское статусное духовенство к середине XIX столетия достигло сравнимого со средним городским классом материального достатка, слилось с последним по своему образованию и мировоззрению. Эти процессы наложились на историческое доминирование пресвитеров в Русской Церкви, где громадные размеры епархий (в отличие от епархий греческих) не позволяли архиерееям эффективно управлять этими самыми епархиями. Даже храмы у нас освящали протопопы и архимандриты. Во многих храмах архиереев не видели чуть ли не столетиями.
Символом власти протопопов и поповских старост стало у нас оплечье фелоней - некий парафраз архиерейского омофора. Затем благодаря государственной власти у русских пресвитеров (в отличие от греческих) появились кресты с украшениями и митры - то, что раньше было только архиерейским отличием.
Наконец, власть статусных пресвитеров неимоверно возрасла после создания духовных консисторий. Архиереи в XIX веке редко задерживались на кафедрах больше нескольких лет. Всеми делами, фактически, управляли духовные консистории - коллегиальные органы пресвитеров. Члены консисторий сидели в них десятилетиями. Всё это наложилось на тяжелое положение сельского духовенства. Именно последнее всячески экспулатировалось в антиархиерейской борьбе. Оно стало как бы флагом для статусных городских пресвитеров, ведших борьбу за конвертацию своего реального влияния в каноническую норму. Именно борьба городского белого духовенства, прикрывавшегося заботами о своих бедных сельских собратьях привела к возникновению во второй половине XIX столетия церковного либерализма - парадигмы, под которую подбиралось затем уже всё: богословская и каноническая аргументация, исторические и бытовые факты и т.д. Кстати, парадигма эта теоретически начала формулироваться еще славянофилами (вспомним Хомякова с выдуманным им нецерковным термином "соборность", ничего общего не имеющим с "Соборной Церковью" из Символа веры). Именно поэтому церковные либералы оказались союзниками буржуазии (стремившейся свои деньги конвертировать во власть) и интеллигенции (стремившейся к полному моральному господству своих радикальных идей).
Итог был ужасен.
Временное правительство сразу после своего клятвопреступного бунта потребовало от Синода немедленного проведения реформы в русле демократизации Церкви и созыва Поместного собора. При этом новый революционный обер-прокурор Львов опирался на теоретические разработки церковных либералов предшествующего полувека.
Под диким давлением Временного правительства стали проводиться епархиальные съезды. Весь этот процесс сейчас именуется епархиальными революциями весны-лета 1917 года. На съездах с кафедр изгоняли архиереев. Изгоняли с помощью депутатов из числа дьяконов и псаломщиков, которых статусные пресвитеры нещадно поили водкой (как это было в Рязани, где после съезда из здания епархиального женского училища, где он проходил, выгребали немыслимое количество пустых бутылок). В Москве изгнали святителя Макария (Невского), в Твери - священномученика Серафима (Чичагова). Власть получило статусное белое духовенство. Пресвитеры стали хозяевами на своих приходах, а архиереи - зависимыми от них. Почти реализовалась поповская мечта - избавиться вообще от архиерея.
Но и этого было мало. С 1923 года процесс вступил во вторую стадию. В этом смысле главным среди обновленцев был не болтун Введенский и не запутавшийся Грановский. Главным был циничный до предела бывший член "Союза русского народа" протоиерей (у обновленцев - "протопресвитер") Владимир Красницкий, лидер "Живой церкви". Он довел требования всевластия и бесконтрольности пресвитеров до предела. Гораздо важнее для обновленцев была возможность многих браков для священнослужителей и полный финансовый контроль над приходом, нежели русский язык богослужения и т.д.
Кончился этот почти вековой грех белого духовенства расстрельными рвами. Для всех. Итог этот был во многом закономерен.

И вот всё повторяется снова. Духовная суть антиархиерейской борьбы сегодня на примере карикатуры-"дедулькина" видна очень хорошо. ЭТО -БЕСНОВАНИЕ».
http://inokv.livejournal.com/211559.html

P.S. Логика честного игумена железобетонная
и весьма многое что объясняет:
и ивановский митрополит Иосиф Македонов,
и его блаженно пристяжной Санчо-Пансо,
да и множество других российских деспотов,
пребывают в состоянии постоянной междоусобной войны –
не с властью Кесаря, конечно же,
и не с "мировой закулисою".
Нет, о недруги истинного православия,
война ведется не снаружи,
а внутри церковных стен,
и главный враг нашей нынешней церковности –
это белые попы с их попадьями и попятами,
узурпировавшие архирейскую власть
(и конечно же, его личные пенязи).
Только теперь мне становится понятным,
почему нынешним архиреям не до сантиментов
в духе уси-пуси митрополита Антония Блюма:
их всех заразил "синдром окруженца",
фактически – это духовные то ли калеки, то ли уроды,
не щадя живота своего,
целенаправленно ведущие войну
супротив собственного клира...


  • 1
Без войны никак невозможно, новый епископ приходя в свою вотчину сметает с лица земли прежде всего попов, сидящих на пенязных приходах - это норма борьбы за денежные потоки...

Edited at 2014-11-28 06:18 pm (UTC)

Бог велел делиться.

Да, порой новая по-новому метёт. А отцов-настоятелей пенязных приходов совсем не жаль. Бог велел делиться, а они как будто этого призыва не слышали.

Недавно попалось старое интервью Охлобыстина. Он после хиротонии хотел служить безвозмездно, не брать от храма ничего. Детей становилось больше, на кроссовки и еду не хватало, и он ушёл играть шута горохового.
Вот ответьте мне. Что мешало отцу-настоятелю не обращать внимание на самодурства неофита? Просто взять деньги, принести матушке молодого подвижника и сказать: мать, это детям на молоко. Вручил и дальше пошёл. Всё, хэппи-энд. Нет, настоятелю нравилось такое положение дел, оно его более чем устраивало.

Re: Бог велел делиться.

Охлабистин по натуре своей не поп, а клоун, поэтому деньги к его исходу из профессии играли пятистепенную роль...

Re: Бог велел делиться.

Так то оно так, что не отменяет факта настоятельской жадности.
Настоятели не хотят вникать не только в нужды епархии, но и в нужды своих подчинённых от поломойки до духовенства.
"Лучшая машина для священника- "ока"- сказал настоятель подчинённому, сел на дорогущий джип и поехал домой, в коттедж. Логика железная, ага :)))

Re: Бог велел делиться.

Викарного попа, как волка - ноги кормят,
кто ж ему мешает бегать по требам?

Re: Моя любимая тема.

О!!! Моя любимая тема- требы!

Волка ноги кормят - все настоятели (и бухгалтера в особенности), не исполняющие требы и забывшие как крестить, любят эту прибаутку. Всё высчитывают, выгадывают, а вдруг батюшка не плохо живёт?!

Вы, видимо, давно на требы не ходили. Много этих треб? Можно подумать, что каждый день кто-то (даже если в расчёт брать большой городской приход) рождается, умирает или крестится...

перераспределение доходов

По идее и богатые столичные и областные приходы должны были бы делиться с приходами сельскими.

У католиков есть достойные примеры внутреннего социализма.
В самой богатой католической епархии - Германской,
патеры получиют абсолютно одинаковую зарплату - служит ли он в соборе в Берлине или в глухой деревне.
Сколько я помню в самом начале 90-х кто-то об этом заикался и у нас, но сию тему благополучно спустили на тормоза...

Re: перераспределение доходов

Заикался о перераспределении финансов мой любимчик- отец Андрей Кураев. В том же духе он сейчас говорил о православных банках, как о кассе взаимопомощи. Интересно, он сам верит в то, что говорит?

В данном вопросе нет никакой проблемы. Епископ знает как живут настоятели, те в свою очередь прекрасно знают в каких условиях их подчинённые. Благочинные знают, секретари знают, прихожане знают. Никто не мешает благочинному взять 5 мешков картошки (или иное) на богатом приходе и отвезти многодетному деревенскому священнику, получающему 8 тысяч жалованья.

Re: Бог велел делиться.

И, кстати, тоже самое относительно владык. Да, владыка может быть жутким деспотом и невзлюбить каких-то клириков. Но владыка один, видят его на приходе очень редко, а приходов и настоятелей много.

Почему отцу настоятелю (даже если он не в восторге от коллеги-сослужителя) не подойти и не сказать: отец, я тоже как и владыка тобою не доволен. Ты не прав и т.д. Но вот эти деньги- это твоим детям, чтобы могли жить.

Ничто и никто не мешает настоятелям относиться к людям по-христиански.

(Deleted comment)

Re: Бог велел делиться.

От настоятелей очень многое зависит. Нормальный настоятель, не жадный на деньги, на хорошее отношение даже к ободранной нищенке на паперти, умеющий по-отечьи обходиться со сослужителями, заботящийся о храме, богослужении, пении, жизни всего прихода, становится всё более исчезающим видом начальника.
И если архиерей один и с его деградацией исчезает, как бы вырождается одна начальствующая единица, то настоятелей десятки десятков.
Их "благотворная работа" порой способна нанести не меньший урон, нежели работа епископов.

Edited at 2014-11-28 07:03 pm (UTC)

Re: Бог велел делиться.

Если у владыки - сидром дитяти холодной войны,
то у внастоятеля собора - синдром блокадника,
им с послевоенных времен кажется, что они могут помереть с голоду.
На моей памяти настоятели 70-х советские двадцатипятирублевки в трехлитровых банках консервировали на "черный день" и закапывали в огороде...

Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не вешалось.

На мой взгляд, это не синдромы блокадников, а жадность раджи, как в мультике про золотую антилопу. Мало, мало, ещё, ещё!

Re: Нет слов.

Да во время павловской и еще какой-то реформы эти все пенязи пропали, как и пенязи владык, кои собирали их чемоданами...

Re: Бог велел делиться.

+100

  • 1