?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Я никогда об этом никому не говорил...
Простите
kalakazo
На сайте spbpda:

"Святейший Патриарх Кирилл: на патриарший престол я мысленно восходил вместе с владыкой Никодимом

Этот человек, обладавший совершенно незаурядными способностями, дарами от Господа, все свои силы направлял на то, чтобы защитить Церковь в то самое тяжелейшее время, когда со стороны государственной власти наносились удары. Нужно сказать, что до владыки Никодима мы имели иерархию, надломленную гонениями. Большинство из послевоенных архиереев были людьми, прошедшими через тюрьмы и лагеря, их освободили после исторической встречи Сталина с митрополитом Сергием (Старгородским), митрополитом Николаем и митрополитом Григорием, вернулись они в церковную ограду с этими страшными воспоминаниями о скорбях и муках, и потому не были готовы к конфронтации с властью. А владыка Никодим всегда говорил: «Я родился в Советском Союзе и ничем не отличаюсь от тех, кто во власти, я верю в Бога, но мы граждане одной нашей страны». И, отталкиваясь от этого основания, он защищал Церковь, как не могли ее защищать архиереи довоенного периода. Некоторым казалось, что он поступает очень рискованно, очень дерзко, но другого пути не было. С его архиерейского подвига началось выстраивание иных отношений Церкви и власти.

И сегодня, когда мы говорим об автономии Церкви от государственной власти, когда мы говорим о полной свободе Церкви, то конечно, решающими были произошедшие в стране политические изменения, но вот психологически ученики владыки Никодима уже были воспитаны в способности и готовности именно так выстраивать отношения с властью, как они выстраиваются сегодня. Это он в нас говорил, это его мудрость, его сила, его жертвенность. То, что в 47 лет он умер от седьмого инфаркта, принимая на себя все эти удары – это свидетельствовало о его исповеднической жизни.

Я благодарю Бога, что был воспитан в очень благочестивой семье и поступил в семинарию, оказавшись среди людей, окружавших митрополита Никодима. Ко мне он проявил особую отеческую любовь, достаточно рано избрав меня своим личным секретарем. Вместе с ним я работал, становясь свидетелем огромных трудов, которые он нес. Я несу в себе то, что он в меня вложил.

Он был самым сильным кандидатом, чтобы стать патриархом, но власти не хотели этого, и он действительно никогда патриархом не стал. Но в день своей собственной интронизации, восходя на патриарший престол, я мысленно восходил на него вместе с владыкой Никодимом. Я никогда об этом никому не говорил – говорю вам первым.

Помните этого великого человека – подлинного исповедника веры, титана мысли, человека, обладавшего колоссальной силой воли, про таких говорят, что они бетонные стены умеют разламывать. Он разламывал бетонную стену, которая ограждала Церковь от общества, от государства, от народа, но надорвался – в молодом и цветущем возрасте Господь призвал его к Себе.

Ему сегодня было бы 85 лет. Он бы мог еще жить, и наверное он бы жил, если бы вел другую жизнь, если бы не ломал те стены, если бы в кровь, образно выражаясь, не раздирал свои руки, свою голову. Но он шел на эти муки и страдания, ясно понимая, что другого пути нет и, может быть, делая это для достижения конкретных целей, которые нам могут показаться очень и очень простыми. Например, чтобы в этом самом храме на праздник Крещения люди могли почерпать из чана святую воду. Поставленные властями старосты перекрывали водопроводную струю, а в этом храме в очереди за святой водой стояло двенадцать тысяч человек, вы можете себе представить? Как одно целое, как монолит, они стояли на праздник Крещения, чтобы почерпнуть воду, и вдруг вода кончалась. Вы думаете, просто было заставить этих безумцев включить водопровод? Сколько сил надо было положить на это? Порой больше, чем сейчас на открытие храма или монастыря. Вот чем занимались тогда ниши иерархи во главе с владыкой Никодимом. Так вот обо все это, конечно, ударялось сердце, обо все эти преграды, и он умер как исповедник Божий.

В этот год мы празднуем 85 лет со дня его рождения. Я радуюсь, что сегодня вместе со мной сегодня студенты Духовной академии – наследники тех, которых так любил владыка, с которыми он гулял по набережной Обводного канала, которых воспитывал, готовил к монашеству, готовил к сану, не жалея своих сил. И он сегодня также вместе с нами. Я прошу всех вас молиться о нем, помнить, что его труды, его подвиг жизни во многом предопределил то церковное развитие, а в каком-то смысле, наверняка, те существенные перемены, которые произошли в нашей стране.

Слово Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла произнесенное в Троицком соборе Александро-Невской лавры перед литией по приснопамятному митрополиту Ленинградскому и Новгородскому Никодиму (Ротову) 2 ноября 2014 года".

http://spbpda.livejournal.com/3350.html



P.S. Для речи патриарха – очень много ляпов и оговорок:

1) Клише-штамп "титан мысли" в культуре СССР, как и "гигант мысли",
после романа Ильфа и Петрова
звучит последние 70 лет
всегда с ернически-ироническим подтекстом.

2) «Я родился в Советском Союзе и ничем не отличаюсь от тех,
кто во власти, я верю в Бога, но мы граждане одной нашей страны» –
те, кто был в советской власти, однозначно развалили СССР, и посему
ничем не отличающиеся от советской бюрократии никодимовцы
также успешливо ведут церковный Титаник на погибельные рифы.

3) Никодим – "исповедник" Христовой веры – Архиеп. Ермоген (Голубев): +Он не наш. Он служит не Церкви, а государству. Или, в лучшем случае, и тому и другому. Нам таких не нужно. Но всё же он, как ни странно, лучше многих!+ (По "Воспоминаниям" Василия (Кривошеина). Нижний Новгород, 1998. С. 301).
Архиеп. Василий (Кривошеин): +...усвоенной им советской привычки говорить ложь без всякой к тому необходимости, не замечая того и не помня обстоятельств и окружения, где она произносилась+ (Там же.)

4) Не говоря уже о фактологических оговорках памяти:
авва Никодим не принимал студентов до часу ночи,
а принимал их с часу ночи,
поскольку вел ночной образ жизни.
Ну и по Обводному со своими учениками никогда не прогуливался,
поскольку выбирал для полуночных прогулок
всегда один и тот же маршрут, гуляя исключительно
по бывшему митрополичьему саду...


  • 1
Очень смешно.
Море обвинений. И что? Ради чего? Чтобы всё сделать как вам?
Или..... . Ой! А кто делать должен?
Вдруг Бог? Тогда как вам калалаказа?
Жаль вас. Вам кажется, что вы Десница?

Благодарность к учителю и покровителю лучше её отсутствия.

титана мысли,

А это Вам ничего не напоминает?

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal северного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Перифраз - описательный оборот речи, придающий повествованию большую выразительность ("царь птиц" вместо "орел"). В перифразе название предмета, человека, явления заменяется его признаком, нередко - с ироническим подтекстом: "титан мысли", "отец русской демократии" - о Кисе Воробьянинове.
http://writerstob.narod.ru/termins/p/index.htm

Хотя в первоисточнике это фраза выглядит несколько иначе:

— Строгий секрет! Государственная тайна! — Остап показал рукой на Воробьянинова:
— Кто, по-вашему, этот мощный старик? Не говорите, вы не можете этого знать. Это — гигант мысли, отец русской демократии и особа, приближенная к императору.

Ильф и Петров – классики советской литературы, на их книгах воспитаны многие советские люди. Их романы любят и часто цитируют. Известно, что «Двенадцать стульев» были настольной книгой Андропова.

Так что ничего удивительного, что советский человек Владимир Гундяев употребил в отношении другого советского человека Бориса Ротова этот перифраз. Хотя в юбилейной речи он действительно выглядит неуместно, поскольку имеет иронический оттенок и поэтому режет ухо.

Никодим:
«Я родился в Советском Союзе и ничем не отличаюсь от тех, кто во власти».

Да, и умер Никодим не в 47, а в 48 лет, почти в 49.
Даты жизни: 15 октября 1929 г. - 5 сентября 1978 г.

и ничем не отличаюсь от тех, кто во власти».

Да это еще более двусмысленный пассаж, и еще более режет ухо. "12 стульев" Володя Гундяев не читал, как впрочем и не читал никогда Достоевского

Re: Люди Книги

А ещё: "Иногда перифразом называют также перепев – жанр пародии, в котором предметом осмеяния является не форма пародируемого произведения, а вкладываемое в неё новое содержание (Н. А. Некрасов: «И скучно, и грустно, и некого в карты надуть».)
Литература и язык. Современная иллюстрированная энциклопедия. — М.: Росмэн. Под редакцией проф. Горкина А.П. 2006."

ОВЦШ-ников никодимовцев в Париже называли "красножопыми"
----------------------

Однако это не помешало тому же Старку перебраться из Парижа в сталинский СССР служить под началом этих самых «красножопых» «чекистов в рясе». И не ему одному. Референт Никодима Казем-Бек тоже прибыл к нему не из Костромы.
Правда, некоторые за это поплатились, как свидетельствует сам Борис Старк:
«Честно говоря, я боялся — что сейчас будет. Тем более, что один из наших парижских батюшек уже сидел, приговоренный к пожизненному заключению, а второй — тоже сидел в лагерях».
«Новый Мир» 2000, №1

Белогвардейские возвращенцы в СССР,
весьма двоящиеся личности:

Холостой выстрел
22 октября, 2008
В Москве несколько десятилетий
среди немногочисленного духовенства
доминировал конечно же отец Всеволод Шпиллер:
сколок старой Руси,
барин в буквальном смысле этого слова:
что-то завораживающе подобное
можно было ещё тогда уловить
только в старых МХАТовских актёрах.
К этому старорежимному островку и норовили прибиться
богоискатели из культурных кругов:
взглядов отец Всеволод был европейских,
и умел обласкать и к себе приважить любого
из пытливых молодых людей.
Это потом они разделятся и разколятся
на несмыкаемые уже ничем
политические уклоны и
разнородныя православия
перестанут здороваться и
друг другу подавать руку,
но тогда они были единой могучей кучкой -
чадами самого отца Всеволода.
На его даче собирался именитый музыкальный кружок
и, как в старорежимныя времена,
не сидели у телевизии
и не коптились у шашлычных жаровень,
а вполне добротно музицировали.
Судьба его единственного сына, Ивана Всеволодовича
вполне типична для тогдашнего поповства:
"Призвание священства высоко и достойно,
но Боже упаси, чтоб по этому пути,
да в наше ещё басурманское времячко -
хлебать щи лаптем -
отправился бы и мой сын!".
Где-то в 81-м я увидел Иван Всеволодовича
и отшатнулся: чёрныя мешки под глазами,
отстранённый и опустошённой почти уже до донышка
взгляд совсем сирой души.
Он уже тогда пил, как сапожник,
скандально разводился с женой,
и чтобы его как то поддержать,
я поехал с ним в Красноярск,
где папеньке с тётушкой Натальей Дмитревной,
удалось Ваню пристроить главным дирижёром
тамошнего симфонического оркестра.
По пути мы говорили, естественно, об его отце,
и Иван Всеволодович как горячо обожавший отца сын
переживал за тот холостой выстрел,
какой папенька в 74-м
понуждён был сделать по автору "Архипелага":
старика здорово тогда подставили
и заставили по АПН солировать на западного читателя:
"Солженицын-писатель не считаясь с опытом Церкви,
хотел бы изменить понимание русскими церковными людьми самих себя,
своей церковности и понимание того, где они находятся.
Это значит стать на один из путей,
теперь многочисленных, псевдоцерковности".
Будь это сказано было бы отцом Всеволодом
хотя бы в другое время,
а не в период всеобщей травли Александр Исаича,
где пародийными комиксами на Солженицмна
отметились даже "Крокодил" с "Мурзилкой",
его бы только приветствовали,
а здесь пополз по Москве вдруг гадливый слушок,
что отца Всеволода завербовало ГПУ ещё в эмиграции
и что вполне сознательно в Москве он и кучковал
вкруг себя
полудиссидентвующие круги,
чтобы содержать их под провокаторски ссыскным надзором,
и своим выступлением
свою сокрытую суть вдруг и обнаружил...
http://kalakazo.livejournal.com/tag/Всеволод%20Шпиллер

Edited at 2014-12-03 05:39 pm (UTC)

Новое имя. Пришлось заглянуть в Википедию:
«В апреле 1949 года ответственный сотрудник Совета по делам РПЦ В. С. Карпович в записке председателю Совета Г. Г. Карпову докладывал о «нецелесообразности переезда из Болгарии в СССР протоиерея В. Д. Шпиллера» в виду того, что тот являлся «аккуратным поставщиком Московской патриархии информации о положении в Болгарской церкви».

Старк, кстати, тоже как и Шпиллер окормлял советскую интеллигенцию, с одним только Пикулем, который написал книгу о его отце, более 15 лет переписывался.

Отец Вселод был матерыи человечищем, оставил после себя целую генерацию советского духовенства...

Премного благодарствую..."Никодимовцы - ведь полный пустоцвет:
стали кругом, взялись за руки -
так что на танке не проедешь!
Это всё равно, что заказать рыбку для удовольствия,
а тебе вместо обещанной севрюги
приносят обглоданный рыбий хвост..."
http://kalakazo.livejournal.com/23489.html

Ссылка-то пустая, даже не прямая речь о. Меня. Ай-ай...

"... и ничем не отличаюсь от тех, кто во власти" - вот уж основание, так основание для христианина.

  • 1