kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

Сталин в рясе...

Сохраню для памяти и будущей энциклопедии церковенного беспредела
несколько статей из светской печати
о епископе-самодуре Максиме Дмитриеве,
о коем достопочтенный po77kl88написал следующее:

"....актуализация Евангелия является главной задачей Церкви...
Ну-ну... Лет пять назад один архиерей, за годы своего правления сумевший отправить в запрет и заштат треть своих клириков, на вопрос корреспондента епархиальной газеты - Каковы, Владыко, на Ваш взгляд, направления развития N-ской епархии, ответил:
1. Неукоснительное соблюдение циркулярных распоряжений епископа; 2. Общение с предпринимателями и привлечение их средств в Церковь; 3. Тщательное наблюдение за священнослужителями и наказание их в случае нарушения церковной дисциплины.
О Христе ни слова. Служить в епархии, где наказание священства - один из векторов "духовной жизни", невозможно, и оттуда пришлось уезжать...
http://kalakazo.livejournal.com/1384459.html?thread=22724107#t22738187

5 декабря 2012,
Владыка Максим – Сталин в рясе?

Не секрет, что многие православные священники края, само собой, за глаза уже давно окрестили епископа Барнаульского и Алтайского Максима Сталиным в рясе.
Думается, что такое нелицеприятное для владыки его сравнение с тираном, к сожалению, имеет под собой достаточно веские основания.
Ситуация в находящейся под властной максимовской рукой епархии сегодня такова, что служить в ней не очень-то и хотят ни вчерашние барнаульские семинаристы, ни уже сформировавшиеся служители культа.
Стоит ли говорить о том, что условия для этого создал сам владыка Максим. При этом, наблюдая за настроениями своей епархии, владыка еще умудряется на этом и спекулировать. В том случае, если за каким-то собравшимся «дезертировать» с Алтая служителем культа имеются какие-то незначительные провинности и грешки, то в случае реализации им своих планов в жизнь, епископ Максим открытым текстом угрожает им наложением запрета на их дальнейшее служение Богу, где бы то ни было.
Получив возможность единолично распоряжаться епархиальной казной, в основном формирующейся за счет отчислений в нее многочисленных алтайских приходов, Максим не очень-то заботится о благосостоянии простых сельских и городских священников. В результате многие из них в буквальном смысле этого слова вынуждены перебиваться с хлеба на воду. А те, кто задает по этому поводу неудобные и неприятные для владыки вопросы, немедленно подвергаются публичной и беспощадной обструкции. По нашим данным, на настоящий момент около 40 алтайских православных священников находятся в опале у епископа Максима и отлучены от службы.
Только за последнее время Алтайская епархия потеряла многих фанатично преданных православной церкви священнослужителей. К их числу, к примеру, относится вынужденно возвратившийся в мир г-н Бородовицин. Его семья из-за болезни ребенка и требующегося в связи с этим постоянным лечением проживала в Барнауле. В то время как самого священника владыка, не спрашивая его мнения, сначала отправил в «ссылку» в один из приходов Шелаболихинского района, а затем и вовсе – за тридевять земель, в Горный Алтай. Когда Бородовицин упомянул о необходимости быть ближе к хворому ребенку, то тут же угодил в опалу и стал очередной жертвой максимовских репрессий.
Или взять хотя бы теперь уже бывшего настоятеля одного из приходов в пригородной части Барнаула отца Василия. Супруга этого батюшки работала в банке, и семья существовала исключительно на ее доходы. Максим же захотел отослать отца Василия в Тмутаракань, что не только бы сломала уже сложившийся у него жизненный уклад, но и угрожала семья как таковой. Батюшка возроптал и тут же был отлучен от церкви. Теперь он трудится рядовым клерком в Октябрьской райадминистрации. Церковь же потеряла одного из преданных сыновей.

Вообще, с самого своего момента приезда на Алтай владыка Максим начал тусовать оказавшуюся в его прямом подчинении епархиальную «колоду», исходя из собственного хотения и веления. И ничуть не смущался оттого, что взятый им курс рушит многолетние традиции и уклады, при которых за всю свою жизнь священник менял максимум два-три прихода, да и то по собственному желанию.

Теперь это происходит на Алтае по велению епископа Максима. При этом подмечена любопытная тенденция, когда он на уже вполне сформировавшиеся и материально благополучные приходы ставит своих фаворитов, снимая с них священников с многолетним стажем, имеющих огромные уважение и авторитет среди паствы. Так, к примеру, происходило с батюшкой, служившим в церквушке Власихинского кладбища. Последний имел неосторожность высказать несколько критических замечаний в адрес владыки, и был откомандирован в «чисто поле» строить церковь с нуля и формировать ее приход. Причем владыку даже не смутили многочисленные письменные обращения на его имя со стороны прихожан Власихинской церкви, пытавшихся отстоять полюбившегося им священника. Также епископ Максим не реагировал на сигналы православных о том, что назначенный им на это место фаворит, не зная специфики именно этого прихода, проводит такую линию, которая категорически не устраивает людей. К примеру, он объявил выходными днями в своей церкви памятные именно для ее прихожан даты – День ВДВ, День вывода советских войск из Афганистана и др. Возможно, максимовский назначенец-ставленник даже не в курсе того, что на Власихинском кладбище похоронено много наших земляков, погибших в Афганистане, и что в эти дни церковь на погосте является местом паломничества родственников, желающих поставить свечку за упокой.

С аналогичных тиранических позиций выстраивает владыка Максим и свои отношения со светскими властями. Понятие терпимость, взаимоуважение и конструктивное сотрудничество во благо жителей края, немалая часть которых являются приверженцами православной религии, места в них нет.

За примерами далеко ходить не надо. До сих пор алтайские чиновники с ужасом вспоминают те публичные обструкции, которые устраивал Максим в отношении того бывшего вице-губернатора Николая Черепанова или его действующего коллеги Якова Ишутина.

На необходимость «сменить гнев на милость» епископу неоднократно намекало и его непосредственное руководство из Патриархии, и сами чиновники. Но Максим, демонстрируя свою абсолютную недоговороспособность, не желает делать для себя из услышанного никаких выводов.
Но зарвавшегося алтайского епископа вопросы церковной и светской этики ничуть не волнуют. Возможно, еще и потому, что с самого начала своей алтайской карьеры он начал путать православную веру с политической деятельностью – ведь последнюю гораздо проще и удобнее эксплуатировать для извлечения собственной выгоды, в угоду личным интересам. "
http://altaypost.ru/12021-vladyka-maksim-stalin-v-ryase.html
Tags: Блеск и нищета куртизанов, Максим Дмитриев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments