?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Открытое письмо от 21 ноября 1965 года. продолжение
Простите
kalakazo
Его Святейшеству,
Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси, Алексию

Священников:
Николая Эшлимана, служащего в храме Покрова Пресвятой Богородицы, что в Лыщиковом пер. г. Москвы.
Глеба Якунина, служащего в храме Казанской иконы Божией Матери, что в г. Дмитрове Московской Епархии.



В Апреле 1961 г. Совет по делам РПЦ известил Священный СИНОД РПЦ о том, что Совет Министров СССР указал на необходимость внести надлежащий порядок в жизнь приходов, и именно в вопросе восстановления прав исполнительных органов церковных общин в части финансово-хозяйственной деятельности в соответствии с гражданским законодательством о культах.

Вместо того, чтобы в ответ на пожелание об упорядочении действительно упорядочить жизнь приходов в духе воли Божией, «благой, угодной и совершенной», недвусмысленно явленной в Апостольских правилах и Соборных канонах, Священный СИНОД, явно стремясь сообразоваться «с веком сим» (Рим. 12:2), поспешно отозвался на это указание об упорядочении постановлением от 18 Апреля 1961 г., которое внесло принципиальное и, к несчастью, антиевангельское изменение в иерархическую структуру Св.Церкви — неприкосновенную сферу пастырства.

В связи с тем, что постановление Священного Синода вызвало справедливое возражение со стороны нескольких архиереев (ЖМП № 8 за 1961 г., С.6), указавших на то, что это постановление отменяет ряд существенных пунктов «Положения об управлении РПЦ», принятого Поместным Собором 1945 г., в Июле 1961 г. был созван Собор архиереев, который, к несчастью, утвердил постановление Синода.

В IV разделе Соборного Положения 1945 г., который синодальное постановление от 10 Апреля 1961 г. фактически отменило, говорится следующее:

№ 35. Во главе каждой приходской общины верующих стоит настоятель храма, назначаемый Епархиальным Архиереем для руководства верующими и управления причтом и приходом.

№40. Настоятель храма является по своей должности непременным членом приходской общины и председателем исполнительного её органа (церковного совета)...

№41. Исполнительный орган приходской общины верующих, под непосредственным руководством и наблюдением настоятеля храма и при ответственности перед гражданской властью за сохранение здания и имущества храма, ведет церковное хозяйство... является ответственным распорядителем денежных средств прихода...

№44. Церковные суммы вносятся на хранение в банк или сберкассу на имя данного храма и получаются по чекам за подписью настоятеля и казначея прихода. Приходские средства учитываются путем ведения приходских книг.

№45. Ведомость о приходе и расходе церковных сумм по полугодиям настоятель храма представляет Епархиальному Архиерею.

№46. В случае незаконных действий исполнительного органа... настоятель храма доносит об этом Епархиальному Архиерею...

№47. Настоятель храма имеет свою печать и штамп, зарегистрированные подлежащей гражданской властью.

В IV разделе Соборного Положения нет ничего, что могло бы помешать Церковной власти исполнить пожелание Совета Министров о внесении надлежащего порядка в жизнь приходов, не нарушая при этом Церковных Канонов, так как Соборное Положение 1945 г. ничем не ущемляет права церковных советов и ни в чем не противоречит гражданскому законодательству о религии и Церкви.

Однако, Высшее Церковное Управление, вместо того, чтобы упорядочить административно-хозяйственную жизнь прихода на основе Соборного положения 1945 г., соответствующего Каноническому праву и традициям Церкви, пошло на ненужный и опасный пересмотр Соборных установлений.

В журнальном постановлении Синода, утвержденном Архиерейским Собором 1961 г. взамен IV раздела Соборного Положения 1945г. говорится:

а) Православная приходская община Русской Православной Церкви... состоящая в каноническом ведении епископа, создается по добровольному согласию верующих... под духовным руководством избранного общиной и получившего благословение епархиального архиерея, священника...*

{ Примечание:* Согласно Православной традиции, община может избирать ставленника (кандидата), причём Епископу принадлежит право утверждения или отвода его кандидатуры, но никоим образом не может избрать самого священника. Предоставление общине права избирать священника и «оплачивать его содержание» (см. пункт «д» ), узаконивает антиевангельское превращение пастыря в наемника.}

б) Приходская община является частью РПЦ, а вместе и Вселенской Христовой Церкви и имеет самостоятельный характер в управлении хозяйством и финансами.

в) Для управления делами прихода организуются... два органа: церковно-приходское собрание, как орган распорядительный (собрание членов учредителей двадцатки), и церковно-приходской совет, как орган исполнительный... Для постоянного наблюдения за состоянием церковного имущества, за движением церковных сумм... избирается ревизионная комиссия... При наличии злоупотреблений, недостачи имущества или денежных средств ревизионная комиссия составляет акт и препровождает его в местный горсовет или сельсовет.

(Прямое нарушение декрета «Об отделении Церкви от государства»...) — примечание наше.

г) Приходское собрание в составе лиц, подписавших договор на пользование храмом и культовым имуществом, созывается по мере надобности с разрешения местных горсоветов или райсоветов и решает все вопросы, связанные с управлением и жизнью этих общин.

д) Исполнительный орган приходской общины верующих, ответственный за свою деятельность перед общеприходским собранием, в период между двумя приходскими собраниями осуществляет руководство хозяйственно-финансовой жизнью прихода. Он несёт ответственность перед гражданской властью за сохранность здания и имущества храма, ведет церковное хозяйство... Исполнительный орган является ответственным распорядителем денежных средств прихода... Он делает взносы и отчисления на церковные и патриотические нужды; оплачивает содержание священнослужителей...

ж) Денежные средства религиозной общины вносятся на хранение в Государственный банк на имя данной общины и получаются по чекам за подписью председателя (старосты) и казначея церковного совета...

з) Исполнительный орган религиозной общины имеет свой штамп и печать, зарегистрированные подлежащей гражданской властью.

и) Настоятель прихода и прочие священники (где они есть) суть пастыри прихода (!?), которым поручено епископом совершение Богослужения и церковных треб, преподание церковных таинств по церковному Уставу и руководство их в жизни Христианской. Они ответственны перед Богом и своим Епископом за благосостояние прихода со стороны его религиозной настроенности и нравственного преуспеяния.

к) Настоятель храма, памятуя слова Апостолов: «А мы постоянно пребудем в молитве и служении слова» (Деян. 6:2-4), осуществляет духовное руководство... и своевременно доводит до сведения Исполнительного органа общины о нуждах, связанных с нормальным отправлением Богослужения, треб и церковных Таинств
( ЖМП 1961. № 8. С.15-17).

Таким образом, Соборное Положение 1945 г. и постановление 1961 г. находятся в прямом противоречии, совершенно по разному определяя положение священника на приходе и объем его пастырского служения.

Собор 1945 г. видит пастыря отцом и главой прихода, имеющего попечение не только о литургической стороне церковной жизни и благочинии причта, но и осуществляющего духовный контроль и управление всей административно-хозяйственной жизнью вверенного ему стада.

В противоположность этому Синодальное постановление, лишая священника административно-хозяйственного управления приходом, фактически низводит пастыря до положения наемника, на договорных началах совершающего Богослужения и требы и находящегося в прямой зависимости от исполнительного органа.

Практически это ведет к тому, что совет мирян не только освобождается от пастырского руководства, не только получает возможность оказывать на священника материально-административное давление, но и приобретает немыслимое в Церкви Христовой право по своему произволу увольнять своего духовного отца.

Разумеется, что такое положение в корне противоречит церковному учению о пастырстве.

Пастырь Христов — основа Церкви.

На нем, в лице Апостола, утвердил Господь Церковь и ему вверил попечение о Ней.

«...И Аз же тебе глаголю яко ты еси Петр, и на сем камени созижду Церковь Мою и врата адова не одолеют ей.
И дамъ ти ключи Царства Небеснаго: и еже аще свяжеши на земли, будет разрешенона небесех» (Матф. 16:8-19).

Только Господь, вручивший пастырскую власть Апостолу и в его лице Епископу и Пресвитеру — Пастырь стада, и никто более!

Всякая попытка ограничить иерархическую власть в Церкви, передать её функции в руки пасомых — действие антицерковное, антиевангельское. Пастырская ответственность за стадо всеобъемлюща и включает в себя не только литургическую сторону церковной жизни, но и административно-хозяйственную, так как без активного контроля над этой сферой со стороны пастыря, он не может в полной мере следить за чистотой вверенной ему паствы, своевременно предупреждать нестроения и охранять стадо от «волков и татей».

Пастыреначальник, показуя пример такого попечения о стаде и о чистоте церковной, бичём изгнал торгующих из храма (Иоан. 2:13-16). Подражание Христу во всем всегда считалось Церковью высшей добродетелью — преподобием*. Но если бы ныне пастырь Русской Церкви попытался — не говорим бичём изгнать, — но хотя бы словом пастырским препятствовать волкам расхищающим стадо, превращающим храм в дом торговли, то он неизбежно навлек бы на себя обвинение во вмешательстве в запретную для него — по нынешнему положению — область. Если же «волки» эти числятся членами двадцатки, а тем паче членами церковного совета, то тогда пастырь неизбежно, административным путем, извлекается из среды стада и едва ли не лишается «регистрации», что, как известно, делает у нас невозможным продолжение пастырского служения.

{ Примечание:* "Посему умоляю вас: подражайте мне, как я Христу" (1 Коринф. 4:16).}

Вслед за Св.Евангелием, пример Апостольский также указует на необходимость пастырского контроля над материальной стороной жизни общины. В книге «деяний» не раз повествуется о подобной ревности Святых Апостолов или — как это было бы квалифицированно в духе СИНОДАЛЬНОГО постановления — подобного «вмешательства пастыря в сферу финансово-хозяйственной деятельности прихода».

Достаточно вспомнить грозный пример с Ананием и Сапфирою (Деян. 5:1-11), а также знаменательную передачу попечения «о столах» (хозяйстве) рукоположенным диаконам (Деян. 6:1-6), на которую некстати ссылается Синодальное постановление, совершенно искажая смысл этого акта, о чем нам ещё придется говорить ниже.

Таким же примером, говорящим о постоянном «вмешательстве» Св.Апостолов в хозяйственную жизнь общины служит сбор подаяний в пользу Иерусалимской Церкви, которым на протяжении многих лет непосредственно руководил сам Св. Апостол Павел (I Кор. 16:1-4; II Кор. гл.8-9; Гал. 2:9-10), более других потрудившийся в «служении слову» (II Кор. XI:3 - XII:6.).

Недвусмысленно на этот счет и суждение Канонического Права:
Правила Святых Апостолов XXXVIII и XII, а также Анкирского Собора XV и Гангрского Собора VII и VIII согласно свидетельствуют о том, что руководство и управление административно-хозяйственной жизнью принадлежат пастырям.

"Епископ да имеет попечение о всех церковных вещах, и оными да распоряжает, яко Богу назирающу. Но не позволительно ему присваивать что-либо из оных, или сродникам дарить принадлежащее Богу. Аще же суть неимущий, да подает им, яко неимущим: но под сим предлогом да не продает принадлежащее Церкви".
Пр. СВ. АПОСТОЛ XXXVIII.

"Повелеваем епископу имети власть над церковным имением. Аще бо драгоценные человеческие души ему вверены быть должны: то кольми паче о деньгах заповедать должно, чтобы он всем распоряжал по своей власти, и требующим через пресвитеров и диаконов подавал со страхом Божиим, и со всяким благоговением: (аще потребно) и странноприемлимых братии, да не терпят недостатка ни в каком отношении. Ибо Закон Божий постановил, да служащий алтарю от алтаря питаются: якоже и воин никогда не подъемлет оружия на врага на своем пропитании" (Пр. Св. Апостол 41-е).

Как явствует из приведенных выше примеров и Правил, Св.Церковь никогда не мыслила духовную власть ограниченной в своих функциях «служением слову», подобно тому, как она не мыслит тела без подчинения душе. Существующее же ныне в церковном организме разделение «души и тела» — отделение и неподчинение материально-хозяйственной сферы сфере духовной — явная болезнь, чреватая весьма опасными последствиями.

Синодальное постановление нанесло по каноническому ограждению Церкви удар, открывший в нем свободный проход для вторжения антицерковных сил, и действие этих сил не замедлило сказаться в самой активной форме. Так, исполнительные органы церковных советов, избираемые и действующие без пастырского благословения, получив тем самым независимость от канонически правильной церковной власти Епископа и священника, совершенно попали в подчинение местным гражданским властям и уполномоченным Совета по делам Р.П.Ц.

Сейчас, по прошествии четырех лет со времени введения в жизнь Синодального постановления, налицо его плачевные результаты: в подавляющем большинстве приходов духовная жизнь в значительной степени разстроена, единство стада разрушено — исполнительный орган превратился в проводника нецерковных, а зачастую и антицерковных влияний, стремясь подчинить своему диктату алтарь, беспрепятственно сея искушения и соблазн, порождая распри и всяческие нестроения, ставшие ныне характерной чертой приходской жизни.

Вследствии Синодального постановления приходы Русской Церкви стали жертвой губительного принципа — разделяй и властвуй. Сугубое возмущение вызывает тот факт, что этот разрушительный для всякого единства принцип внедрен в церковную жизнь и узаконен Высшей церковной властью, призванной охранять единство стада!
Естественно возникает вопрос: на каком основании Архиерейский Собор 1961 г. утвердил журнальное постановление Священного Синода, столь вредное для церковной жизни?

Всякого, кто знакомится с Деяниями Собора 1961 г. (ЖМП 1961. № 8. С.5—17), поражает отсутствие правильной канонической аргументации: несерьезные ссылки (на) безымянных канонистов, голословные и совершенно бездоказательные церковно-исторические соображения, необоснованное перенесение в сферу церковно-иерархи-ческих отношений принципов «широкой демократизации» - вот те зыбкие «основания», которые отцы Собора пытаются противопоставить Апостольским и Соборным правилам (см. там же, С. 10).


Ваше Святейшество!

Во вступительной речи на Соборе 1961 г. Вы указали на то, что освобождение пастырей от участия в «хозяйственно-финансовой деятельности общины... находит свое оправдание в известном из книга Деяний Свв. Апостол Апостольском решении служителям Церкви пребывать в «молитве и служении слова», а заботу о столах (хозяйстве) передать «избранным из среды церковной лицам» (Деян. 6:2-3). Мы недоумеваем, каким образом можно исключить из состава служителей Церкви Свв Архидиаконов - первомученника Стефана, Филиппа, Прохора, Никанора, Тимона, Пармена, и Николая Антиохийца?!

Каждому христианину хорошо известно, что семь мужей сих, избранных от народа «изведанных, исполненных Святаго Духа и мудрости... были поставлены» пред Апостолами, и они, помолившись, возложили на них руки (Деян. 6:3-6). Таким образом только после хиротонии во диакона избранные мужи получили власть распоряжаться церковным хозяйством!

Пример избрания и поставления семи диаконов не только не дает основания для «освобождения» пастыря от руководства хозяйственно-административной деятельностью общины, но, напротив того, непререкаемо свидетельствует о том, что подчинение всех сфер церковной жизни иерархическому началу есть подлинное Апостольское Предание.

Таким образом, Синодальное постановление, утвержденное Архиерейским Собором 1961 г., является дерзновенным нарушением Апостольского Предания и Церковных канонов. Говоря Вашими словами, оно переступило через рубеж правил церковных, подвергло опасности' многое и подало повод к серьезным и основательным нареканиям.

Особо следует оговорить вопрос о церковных финансах.

По разумению Церкви имущество церковной общины принадлежит Богу и находится в каноническом ведении Епископа, «яко Богу назирающу» (Правила Свв. Апостол XXXVIII и XII).

Согласно государственному законодательству, здания храмов и культовое имущество являются национализированными и передаются церковным общинам на договорных началах; в отличие от культового имущества, финансы общины не являются национализированными и никоим образом не учитываются государственными органами.

Синодальное постановление, учредившее самостоятельный характер церковной общины в управлении хозяйством и финансами, нарушило дух и букву Церковных канонов. Более того, освободив исполнительные органы приходских общин от финансовой ответственности перед епископом, оно под видом финансовой «автокефалии» прихода, фактически отдало принадлежащее Богу в распоряжение местных органов гражданской власти, которые воспользовались отказом епископата от канонически принадлежащего ему права распоряжаться церковными средствами, совершенно незаконно присвоили себе право контроля за движением церковных сумм и влияния на финансовую жизнь общин, систематически обращая это во вред Церкви.

Это тем более возмутительно, что гражданское законодательство на церковные финансы не претендует (О религиозных объединениях». Постановление ВЦИК и СНК от 8.4.1929 г. №55, 56).

Таким образом, Синодальное постановление не только не упорядочило финансовую жизнь приходов в «соответствии с законодательством о культах», но грубо нарушило Церковные каноны и привело к нарушению гражданского законодательства.

Подводя итоги всему вышеизложенному, должно сказать следующее: безоговорочное подчинение Московской Патриархии неофициальному устному диктату чиновников-атеистов с одной стороны, и поддержанное Архиерейским Собором 1961 г. Синодальное постановление, исторгнувшее административно-хозяйственную власть из рук Церковной Иерархии и фактически передавшее её в руки местных органов гражданской власти, с другой, целенаправленно осуществляет один и тот же греховный и богопротивный замысел - постепенное превращение Церкви Христовой в служебный придаток безрелигиозного государства.

ДА НЕ БУДЕТ!


«...Иисус сказал им: смотрите, берегитесь закваски фарисейской и саддукейской...» (Матф. 16:6).

«...Он заповедал им, говоря: смотрите, берегитесь закваски фарисейской и закваски Иродовой» (Марк. 8:15).

Изложив картину бедственного положения Русской Церкви, естественно задать вопрос: каким образом это положение могло возникнуть? Почему Высшая церковная власть превратилась в послушное орудие в руках чиновников-атеистов? Зачем русские архипастыри и пастыри, в большинстве своем искренние и чистые люди, непонятным молчанием покрывают это вопиющее беззаконие?

Отвечая на эти вопросы, следует прежде всего указать на то, что в настоящее время в Русской Церкви есть ряд епископов и пресвитеров, которые сознательно служат беззаконию. Это те, кто стяжал недобрую славу усердных закрывателей православных храмов, те, кто любое распоряжение местного уполномоченного почитает более Евангельского слова и Церковных Канонов, это те, кто отлучает детей от Святого Причастия, кто ругается Церковной Святыне*, кто предавал своих братии — те кто вовсе потеряв страх Божий, — помогают антирелигиозникам в их стремлении разрушить Святую Церковь.

{Примечание: * Вопиющим тому примером может служить кощунственное захоронение Св.прославленных мощей Святителя Феодосия Черниговского, совершенное епископом Игнатием по требованию местного уполномоченного.}

Все эти люди хорошо известны, но дело не только в них. Мы считаем своим сугубым долгом обратить внимание Вашего Святейшества на тот факт, что сейчас в Русской Церкви действует целая группа епископов и священников, которые под видом благочестия сознательно и активно искажают дух Русского Православия. Эти люди возымели лукавый помысел развратить Русскую Церковь — насадить в ней дух теплохладности, дух раболепия и фарисейства, тлетворный дух «мира сего», а Высшее церковное управление они хотели бы превратить в чиновничью канцелярию, в своего рода «министерство по делам православного вероисповедания», уполномоченное сдерживать и регулировать религиозные эмоции верующих граждан.

Дух самоуверенного благополучия на фоне общей тревоги, быстрое преуспеяние на официальном поприще, «стопроцентная» готовность служить «веку сему», податливая и гибкая совесть — вот что отличает этих людей. Все они как бы повторяют суетные слова предстоятелей Лаодикийской Церкви: «...я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды...» (Откр. III:17). Они имеют «вид благочестия, силы же его отрекшиеся» (2 Тим. 3:5).

Эта активная и всё возрастающая группа «недобрых пастырей» является сейчас главной опасностью для Русской Церкви.

Вторая немалая опасность заключается в том, что подавляющее большинство даже тех епископов и пресвитеров, которые крайне недовольны нынешним положением Русской Церкви, молчат и своим тяжким молчанием способствуют его ухудшению. Говоря это, мы имеем в виду не тех, которые молчат, скованные страхом или пораженные унынием — эти мотивы сами по себе столь предосудительны, что не требуют специального опровержения, — нет, мы говорим о тех епископах и пресвитерах, которые пытаются оправдать свое молчание «высшими соображениями». Иные архиереи серьезно считают, что они своим молчанием спасают Русскую Церковь, «ибо — рассуждают они - если мы будем протестовать против незаконных действий Совета нас лишат регистрации и тогда наши опустевшие кафедры захватят преуспевающие противники церковной свободы и «что сие последнее будет горше первого».

В самом деле: если для опасения своих кафедр от «недобрых пастырей» епископы, принявшие на себя «миссию» спасения Церкви, молчат и своим молчанием сами попустительствуют злому делу — попранию церковной свободы чиновниками Совета и позволяют «волкам» разгонять и расхищать стадо, то какой в этом смысл? И кого кроме самих себя спасают эти епископы? Не навлекают ли они на себя грозное Слово реченное через пророка:

«...так говорит Господь Бог: горе пастырям Израилевым, которые пасли себя самих! Не стадо ли должны пасти пастыри» (Иез. 34:2).

Порочная «тактика молчания» противоречит тому, чему учит нас основополагающий пример Св.Апостолов и великих церковных исповедников. Св.Апостол Павел хорошо знал и ясно засвидетельствовал, что после него придут в Церковь «волки, не щадящие стада» и тем не менее не только не оберегал себя, но, вопреки настойчивым мольбам своих возлюбленных чад, мужественно шел на свой великий исповеднический подвиг. (Деян. 20:17-38).

Полезно напомнить пастырям, полагающим, что они спасают Церковь, и то, что не мы слабые чада Её, — епископы, пресвитеры и миряне, спасаем Христову Церковь, а что Она, чадолюбивая наша Матерь, спасает нас, Церковь же спасает Христос!

Христос основал Свою Церковь не на слабой и удобоподвижной воле человека, а на Своей всемогущей и неизменной благодати и потому никому не следует надмеваться пустым помышлением о своей спасительной роли, но смиренно и мужественно исполнить свой долг верности Матери Церкви, постоянно моля Христа Бога нашего о помощи свыше и твёрдо уповая, что только Он, по слову Своему пребывающий с нами до скончания века, вершит судьбы наши.

Кроме ложных помыслов о «спасении» Церкви, бытует среди русских пастырей и другой соблазн, поражающий в основном пастырей приходских. Многие хорошие и деятельные священники, видя бедственное положение Русской Церкви и тягостное безмолвие архиереев, искренно сокрушаются об этом, но тем не менее сами пребывают в молчании, успокаивая свою совесть тем, что стараются сделать многое для насаждения и поддержания доброй христианской жизни в своих приходах.

Эти священники, к несчастью, забывают, что Церковь есть единый организм — Тело Христово и что если, по слову Апостола Павла, болезнь одного члена есть вместе с тем и болезнь всей Церкви (I Кор. XII:26), то тем более болезнь всей Церкви есть и болезнь каждого Ея члена. На этот счет не приходится обманываться — в больной Церкви не может быть здорового прихода.

Те приходские пастыри, которые, видя общую болезнь, тем не менее молчат, должны знать, что они своим неправедным молчанием прикрывают беззаконие и тем самым оказывают желанную услугу всем противникам Святой Церкви. Можно ли такой ценой приобретать право на пастырское служение? Не противоречит ли это словам Господа: «не может...дерево злое приносить плоды добрые» (Матф. 7:18).

Распространённая в Русской Церкви фраза: «надо молчать, не то снимут с регистрации» - есть порочное самооправдание, недостойное христианского пастыря. Не о сохранении регистрации должно помышлять священнику, а о хранении верности Христу и Церкви.

Но церковный партикуляризм, узко-приходской взгляд есть духовная болезнь — потеря целостного видения Церкви, забвение вселенских задач христианского домостроительства. Развитие этой болезни неминуемо ведёт к сектантству.

Тяжко страдает Русская Церковь! Велики её скорби, горьки её печали, но мы глубоко уверены, что болезнь сия не к смерти, но к славе Божией!

Ибо не для того Пресвятая Владычица приняла Русскую Церковь под свой милостивый Покров, не для того проповедывали славянские первоучители, не для того светлый сонм Русских святых предстоит в Церкви и «невидимо за ны молится Богу», не для того просиял в сердце земли Русской великий угодник Божий — Преподобный Сергий, не для того обильно излилась священная кровь Русских мучеников, не для того тысячу лет звучит над Русской землей пасхальный благовест, с такой всепобеждающей силой, с какой не звучит он нигде в мире — чтобы всё это духовное богатство, весь этот священный залог, вся эта красота и слава завершились жалкой канцелярией — покорным орудием нецерковных сил!

ДА НЕ БУДЕТ!


Ваше Святейшество!

Не только о бедственном положении Русской Церкви хотим мы свидетельствовать перед Вами в этом письме, пришло ныне время свидетельствовать и о том, что милостию Божиею есть и в Русской Церкви тысячи мужей, «которые не преклонили колена свои перед Ваалом» (Рим. 11:) и которые ныне являют собой внутреннюю ограду Церкви, духовно противостоящую беззаконию."

http://www.regels.org/Eschliman-Yakunine.htm