?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Открытое письмо от 21 ноября 1965 года, окончание.
Простите
kalakazo
Его Святейшеству,
Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси, Алексию

Священников:
Николая Эшлимана, служащего в храме Покрова Пресвятой Богородицы, что в Лыщиковом пер. г. Москвы.
Глеба Якунина, служащего в храме Казанской иконы Божией Матери, что в г. Дмитрове Московской Епархии.

окончание

«И на стенах твоих Иерусалиме приставих стражи весь день и всю нощь, иже до конца не премолкнут поминающие Господа» (Исайя 62.6).

«Не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим. 12.2).

Следуя за Христом трагическими путями человеческой истории, Св.Церковь постоянно вникает в таинственные глубины данного Ей Божественного Откровения, находя в Нём неоскудевающий источник своего духовного обновления и учительского слова, обращенного к многомятежному миру: «Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11:28).

Содержание хранимого Церковью Божественного Откровения существенно неизменно, всегда самому себе равно и торжественно неподвижно. Оно ни в чём не сообразуется веку сему, но, как «Столп и утверждение Истины» (I Тим. 3:15) непоколебимо возвышается над бушующим морем природной и социальной жизни.

Но те формы, в которые Церковь, умудряемая Духом Святым, облекает вечное содержание Божественного Откровения, дабы сделать его всемерно доступным человеческому роду, подлежат постоянным изменениям. Церковь всегда стремится к тому, чтобы быть понятой всеми, поэтому Она всегда старалась говорить на том языке, выражать Своё учение в тех образах, понятиях и категориях, которые наиболее доступны тем, к кому непосредственно обращено Её учительское слово. Подобно великому Апостолу языков, Она для всех сделалась всем, «чтобы спасти по крайней мере некоторых» (I Коринф. 9:22).

Богословское стремление находить наиболее точные формы для выражения неисследимых глубин Божественного Откровения, с одной стороны, и пастырское стремление сделать эти формы наиболее доступными для восприятия и наиболее действенными для Христианского преображения жизни, с другой — вот два основных мотива постоянного обновления многообразных форм Церковного Учительства.

Учение Церкви всегда остается неизменным, учительство Церкви постоянно обновляется.

Двадцатый век — трагический век мировых войн и великих социальных потрясений, век стремительного развития науки и всё возрастающей технической мощи, век великих открытий и не менее великих заблуждений — поставил Святую Церковь перед духовной необходимостью нового творческого преобразования Христианского Учительства. В наше время необходимость такого преобразования остро переживается всем Христианством. Наиболее ярко свидетельствует об этом II Ватиканский Собор Католической Церкви и деятельная подготовка Мирового Православия ко Вселенскому Собору.

Нет никакого сомнения в том, что к великому вселенскому делу нового Христианского Возрождения Русская Церковь имеет особое призвание. В этом убеждает нас многое.

Русская Церковь, несмотря на своё бедственное положение, о котором мы говорили ниже, до сих пор остаётся самой крупной из всех Православных автокефальных Церквей и самой мощной представительницей Вселенского Православия среди других Христианских исповеданий.

Историческая судьба Русской Церкви неразрывно связана с судьбой Русского народа, роль которого во всемирной истории непрестанно возрастает вот уже в течение пятисот лет.

С первых дней своего возникновения, Русская Церковь всегда находилась под особым покровительством Божией Матери. Под Её Благим Покровом, на протяжении своей тысячелетней истории, Русская Церковь собрала великое и неоскудевающее сокровище: духовный опыт Святых, поразительное по глубине и силе Церковное искусство, мощную и проницательную Богословскую мысль.

Кроме того, Русская Церковь имеет исключительные заслуги перед гражданской историей своей Родины, а следовательно огромный опыт практического Христианского Учительства — нравственного руководства народной жизнью.

Хорошо известно, что Православная Церковь принесла на Русскую землю не только религиозное, но и общеобразовательное просвещение. Под духовным покровом Киевской Митрополии расцвела блестящая культура домонгольской Руси.

В тяжкие времена татарщины Русская Церковь поддерживала в народе сознание национального единства, воспитывала мужество и вселяла веру в грядущее освобождение.

Духовный подвиг Св.Преподобного Сергия и его учеников идейно подготовил объединение национальных земель вокруг Московского княжества, вызвал мощное возрождение Русской культуры на Московской почве и вдохновил народ на решительную борьбу с татарами.

Первый период — домонгольский, в основном Киевский. Второй — Московский XIV—XV вв. Третий — Общерусский.

Каждому из периодов пышного цветения Русской культуры последовательно предшествует один из трех периодов высшего подъема Русского монашества, духовно оплодотворяющей национальную жизнь:

В XI-XII вв.: Св.Митрополит Илларион и Святые подвижники Киево-Печерского монастыря;

В ХIII-XV вв. : Св.Преподобный Сергий с учениками, Московские Святители и заволжские старцы Св.Нила Сорского. Со второй половины XVIII в. — Св.Тихон Задонский, Паисий Ве-личковский с учениками, преподобный Серафим, великие старцы Оптиной пустыни и Святитель Феофан Затворник.

В эту последнюю эпоху непосредственное благодатное воздействие Оптинских старцев испытали на себе такие выдающиеся деятели Русской культуры, как Хомяков, И.Киреевский, Гоголь, Достоевский, К. Леонтьев и Владимир Соловьев. Сюда же, в Оптину пустынь, бежал перед смертью замученный сомнениями Лев Толстой.

В противовес примитивному утилитаризму секулярной цивилизации, нахлынувшей в Россию в результате петровской реформы, Благодать Божия воздвигала в нашем Отечестве славное воинство христианских мыслителей, художников и ученых.

Известно, что отец новой Русской культуры Михаил Васильевич Ломоносов был не только верным сыном Православной Церкви, но и блестящим апологетом Христианства.

Когда французские «просветители» обрушили на Церковь свою безумную злобу, лукаво прикрываясь разумом и наукой, гениальный Ломоносов решительно ополчился против этого соблазна. Вслед за Апостолом Павлом (Рим. 1:19-25) утверждал он родственные отношения между Верой и Наукой.

«Наука и религия - писал он - суть родные сестры, дщери Всевышнего Родителя; они никогда между собою в распри придти не могут, разве кто из некоторого тщеславия и показания своего мудрования на них вражду всклепнёт. Напротив наука и вера взаимно дополняют и подкрепляют друг друга. «Обои обще удостоверяют нас не токмо о бытии Божием, но и о несказанных к нам Его благодеяниях».

«Что святее и что спасительное быть может, - вопрошал Ломоносов, - так поучаясь в делах Господних, на высокий славы Его престол взирать мысленно и проповедывать Его величество премудрость и силу? К сему отворяет астрономия пространное рук Его здание; весь видимый мир сей и чудных дел Его многообразную хитрость физика показует, подая обильную и богатую материю к познанию и прославлению Творца от твари».

«Ибо и натура есть некоторое Евангелие, благовествующее неумолчно Творческую силу, премудрость и величество. И не только небеса, но и недра земные поведают славу Божию».

«Чем глубже до самых причин столь чудных дел проницает рассуждение, тем яснее показуется неизъяснимый всего бытия Создатель. Его всемогущества, величества и премудрости видимый сей мир есть первый, общий и неумолчный проповедник».

Вслед за Ломоносовым под священную хоругвь Христовой Церкви встали десятки выдающихся деятелей отечественной культуры.

В светлом озарении воспевал Державин величие и любовь Божию:

«Твое созданье я, Создатель, Твоей премудрости я тварь, Источник жизни, благ податель, Душа души моей и Царь!» (ода «Бог»)

Пройдя путь от языческого легкомыслия юности «к Сионским высотам» Христианства, гениальный Пушкин озарил поэтическим светом все стороны природного и человеческого бытия, утверждая онтологическую незыблемость, обаяние и торжествующую красоту христианского идеала.

К свободному служению Богу призывал Пушкин творческую мощь человека: «Веленью Божию, о муза, будь послушна». И все лучшие силы Русской культуры откликнулись на этот призыв.

Гениальные поэты и провидцы земли Русской — Гоголь, Достоевский, Тютчев, Владимир Соловьев и Вячеслав Иванов, пророчески предвидя приближение «времён страха и ожидания бедствий, грядущих на вселенную» (Лук. 21:26) камня веры, звали отпадающее от Христа человечество вернуться в Дом Отчий — Церковь Божию.
Во Имя Божие духовно воинствовала на Руси когорта прославленных мыслителей: Хомяков, Киреевский, Леонтьев, Владимир Соловьев, Сергей и Евгений Трубецкие, Эрн, священник Павел Флоренский, протоиерей о. Сергий Булгаков, Лосский, Шестов, Франк, Бердяев.

Благодатное воздействие Православия испытали на себе почти все выдающиеся деятели Русской науки и искусства, среди которых отметим крупнейших:
Карамзин, Крылов, Жуковский, Грибоедов, Глинка, Погодин, Баратынский, АИванов, Щепкин, отец и сыновья Аксаковы, Пирогов, Ю.Самарин, С.Соловьев, Острожский, Ушинский, Ап.Григорьев, Гончаров, Перов, А.К. Толстой, Суриков, Ал. Майков, Лесков, Менделеев, С.И. Танеев, Боткин, Голубинский, Захарьин, Чайковский, Ключевский, Болотов, Васнецов, Ф.И. Успенский, Тураев, Ермолова, Врубель, Скрябин, академик Павлов, Ипполитов, Иванов, В.Вернадский, Гречанинов, Нежданова, Филатов, Нестеров, Б.Пастернак, Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий), Н.А. Обухова, Н.К. Кончаловский, Софроницкий.

Как мать младенца, Православная Церковь родила и вскормила Русскую культуру!
Итак: обращение к Евангелию восточных славян и других народов, населяющих огромную территорию нашей Родины, сонмы святых угодников, великое церковное искусство, возвышенное мистическое Богословие и религиозная философия, многовековое нравственное руководство народной жизнью, духовное оплодотворение национальной культуры, наконец, вселенское свидетельство Православия — таковы плоды христианского учительства Русской Церкви.

Но как ни велики были богатства русского церковного учительства, как ни прекрасны были его плоды, какие светлые надежды ни вселяли они в христианское сердце, Русская Церковь и в прошлом не могла считать Себя безупречной и вполне готовой для исполнения Своей христианской миссии в исключительных условиях нового времени, ибо было в русской церковной истории и нечто такое, что омрачало Её светлый образ.

Двести лет Русская Церковь страдала тяжёлым недугом, в значительной степени парализовавшим Её духовную активность. Суть этого недуга — в слабости пастырского руководства. Эта слабость имела два основных проявления: печальную склонность русских Архиереев подчиняться незаконным притязаниям мирских начальников и сравнительно низкий авторитет приходского пастыря.

Поучительно вспомнить, что первым серьезным проявлением этого недуга было попустительство Архиереев монаршему произволу Петра I, отменившего незаконно государевым указом Патриаршество и навязавшего Русской Церкви «Духовный регламент», подчиняющий церковное управление царской власти.

В нарушение Евангельского завета «отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мр. 12:17) и Церковных канонов, русский Царь был признан официально главой высшего церковного управления — Святейшего Синода Русской Православной Церкви.
Попустительство Архиереев незаконному вторжению Царя во внутреннюю жизнь Церкви создало опасный прецедент и в значительной степени подорвало Церковное самосознание.

Трагическая вина русского Епископата оказалась в том, что во время церковной реформы Петра I, в его составе не оказалось ни одного Епископа, который был повторил подвиг св.Митрополита Филиппа. И вот единожды совершённый грех безропотного повиновения незаконным притязаниям мирских властей, рассылал свои губительные метастазы, подрывая духовные основы пастырства.

Однако, к чести Русской Церкви надо сказать, что на протяжении всего «синодального периода» в Ней не угасло сознание того, что «Духовный регламент» Петра I, нечестиво низводящий высшую церковную власть до положения прислужников государства, искажает образ Православия.

Уже во время царствования Петра II, архиепископ Ростовский Георгий Дашков поднял вопрос о восстановлении Патриаршества. Затем, в 1742 г. два члена СИНОДА — митрополит Ростовский Арсений Мациевич и Новгородский архиепископ Амвросий, сделали открытое официальное заявление о необходимости отмены Синодального Управления.

В 1811 г. великий русский историк Н.М. Карамзин писал:

«Церковь Российская искони имела главу сперва в Митрополите, наконец в Патриархе. Пётр объявил себя главою Церкви, уничтожив Патриаршество, как опасное для самодержавия неограниченного...
Если Государь председательствует там, где заседают главные сановники Церкви; если он их судит или награждает мирскими почестями и выгодами, то Церковь подчиняется мирской власти и теряет свой характер священный, усердие к ней слабеет, а с ним вера». («Записки о новой и древней России»).

В 1874 г. о том же писал епископ Енисейский Никодим Казанцев:

«Российский СИНОД изобретен... властию мирскою и потому не имеет достоинства правильного Церковного Собора... СИНОД, по идее Петра, есть учреждение политике-церковное, параллельное всякому другому государственному учреждению, а потому состоящее под полным верховным повелительным надзором государя. Идея реформаторская, не приложимая к Православию, ложная. Церковь сама по себе царица. Глава Её — Христос Бог наш. Закон — Евангелие...» (Богословский Вестник. 1905 г.).

Знаменитый славянофил И.С. Аксаков также указывал на отрицательные последствия синодального строя:

«...убыла душа; подменён идеал, т.е. на месте идеала Церкви очутился идеал государственный, и правда внутренняя замещена правдою формальной, внешней. Церковь со стороны Своего управления представляется теперь у нас какой-то колоссальной канцелярией, прилагающей с неизбежной, увы, канцелярскою ложью порядки... канцеляризма к спасению стада Христова».

Об этом же писал и Владимир Соловьев:

«Официальная Церковь, управляемая гражданскими чиновниками, есть только государственное учреждение, второстепенная отрасль бюрократической администрации».

Постоянный протест церковного самосознания против «Духовного регламента» Петра I привёл, наконец, к тому, что с первых лет XX века началась деятельная подготовка к созыву Всероссийского Церковно-Поместного Собора, который и был созван в Августе 1917г.

Восстановление Патриаршества на Всероссийском Соборе, подготовленное Православным возрождением XIX — начала XX вв., было великим и благодатным событием в истории Русской Церкви. Этот Собор явился свидетельством того, что Русская Церковь вышла из критического состояния и положил начало возрождению церковной самостоятельности.

Здесь важно отметить, что вслед за этим последовал Декрет Советской власти об отделении Церкви от Государства — 23 Января 1918 г. Восстановлением Патриаршества Божий Промысел даровал Русской Церкви исцеление от Её долголетнего недуга — низведения высшего церковного управления до уровня государственного ведомства, а законодательное отделение Церкви от Государства создало необходимую предпосылку для осуществления Святой Церковью Своего спасительного служения в условиях безрелигиозного государства.

Отныне первейшей задачею Церковной власти стало строжайшее соблюдение великого Евангельского принципа: «Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мрк. 12:17).

Вся деятельность избранного Собором XI Всероссийского Патриарха — Святейшаго ТИХОНА — была направлена на осуществление этого принципа. Призывая верных чад Русской Церкви подчиниться пришедшей новой власти не за страх а за совесть, ибо «несть власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены» (Рим. 13:1), Святейший Патриарх ТИХОН в то же время последовательно и неуклонно отстаивал внутреннюю независимость Церковной жизни — «...Поелику нет на земле власти, которая могла бы связать нашу святительскую совесть и наше Патриаршее слово». (ЖМП 1965. №4. С.22).

Сорок лет назад, 7 Апреля 1925 г., в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, после семи лет своего Первосвятительского Служения, Святейший Патриарх TVXOH почил смертью праведника. Перед смертью Святейший Владыка, обращаясь к своей Всероссийской пастве, писал:
«Только в верности Истине и твёрдом стоянии в ней — всепобеждающая сила Божия, "сия есть победа, победившая мир, вера наша" (I Ин. 5:4)».

Недопущение вмешательства «мирских начальников» во внутреннюю жизнь Церкви, с одной стороны, и строгое соблюдение Церковной Властью гражданского законодательства, с другой, вот основной принцип гражданского бытия Церкви, который Святейший Патриарх TИXOH, истинный выразитель Соборного разума Русской Церкви, завещал своим преемникам.


Однако, история Русской Церкви за последние сорок лет неоспоримо свидетельствует о том, что, начиная со времени продолжительного местоблюстительства митрополита Сергия (Страгородского) высшее церковное руководство попрало Патриарший завет и самочинно изменив курс, пошло по пути прямой ликвидации церковной свободы.


Отвергнув Благодать Божию, даровавшую Русской Церкви исцеление от Её долголетнего недуга, руководящие церковные деятели «сергиевского» периода, прикрытием Патриаршества, фактически возродили «синодские» порядки, на сей раз в несравненно более тяжкой форме — ибо на месте чиновника-христианина, стоявшего во главе Святейшего Синода, у кормила церковного правления фактически оказались чиновники-атеисты.

К церковным деятелям этого периода можно по праву отнести гневные слова Апостола Петра:

«Лучше бы им не познать пути правды, нежели познавши возвратиться назад от преданной им святой заповеди» (2 Пётр. 2:21).


К великому несчастью, этого же упрека не может избежать нынешнее Церковное управление, ибо, получив очевидную историческую возможность послужить великому делу Церковного возрождения, Московская Патриархия не использовала эту возможность в главнейшем духовно-каноническом пункте. Вместо того, чтобы отказаться от бесплодной и пагубной тактики «Сергиевского» периода, позволившей поставить Русскую Церковь перед угрозой полного уничтожения всех легальных форм Её гражданского существования и возвратиться на спасительную стезю, завещанную Патриархом TИXOHOM, современное Церковное управление возвело порочную практику «Сергиевского» периода в руководящее правило своей деятельности.

Современное управление Русской Православной Церкви утратило многое из тех духовных сокровищ, которые передали нам наши предки, но духовный недуг наших предков Московская Патриархия не только возродила, но и значительно приумножила.

В этом смысле подчинение Московской Патриархии негласному устному диктату чиновников-атеистов и поддержанное Архиерейским Собором 1961 г. Синодальное постановление, поставившее пастыря в положение наемника, нанесло Русской Церковной жизни удар, какого не наносили ей такие противники церковной свободы и насильники Святой Церкви, как Пётр I и Екатерина II.

Ваше Святейшество!

Мы написали Вам всё это «не потому, чтобы Вы не знали истины, но потому, что Вы знаете её, равно как и то, что всякая ложь не от истины» (I Иоанн. 2:21).

Мы не сомневаемся в том, что найдутся лукавые люди, которые будут лжесвидетельствовать на нас, отрицая обоснованность наших обвинений.

Заранее ожидая этого, мы выносим всё дело на суд Божий: перед лицом всей Церкви мы готовы скрепить наши обвинения церковной присягой на Кресте и Евангелии!

Такой же присяга пред лицом Церкви мы требуем от каждого, кто будет обвинять нас в неправде.

Иного свидетельства Церковь не приемлет, а клянущихся ложно судит Бог! Как написано:
«... всякий, клянущийся ложно, истреблён будет». (Зах. 5:3).

Ваше Святейшество!

Неисповедимым судом Божиим Вы поставлены во главе Великой Российской Церкви. Христос вручил Вам великую власть и возложил на Вас великие обязанности.

Безмерно велика Ваша ответственность перед Богом за вверенную Вам Церковь. Никто не смеет осудить Вас судом человеческим, ибо никакой человеческий суд не в силах измерить всей глубины Вашей ответственности. Мы не дерзаем вникать в то, что чувствует Патриарх, когда отягощенный бременем всего народа, стоит на молитве пред Лицем Божиим. Священный страх охватывает нас, когда мы думаем о столь великом служении!

Кто мы, чтобы давать Вам советы!?

Но в тот момент, когда сознание своей человеческой немощи связывает наши уста, в душе нашей раздаются слова Господа: «...Аминь, аминь, глаголю вам: прежде даже Авраам не бысть, Аз есмь» (Иоанн. 8:58). Тот, Кто безмерно превышает всякое различие, Тот пред лицем Которого все мы малые чада, Отечески повелевает нам не смущаясь говорить правду.

И мы, исполняя Его святую волю, говорим Вам:

«... отдайте Богу Божие...»

Только Христу принадлежит власть в Церкви. Он стяжал Её Честною Своею Кровию. Она — Его возлюбленная Невеста, Его дом, Его живое Тело.

Тот, кто «мирской власти» позволяет вторгаться во внутреннюю жизнь Церкви, предаёт растлению деву, оскверняет храм, терзает Христово Тело.

Подобно Иоанну Предтече, Патриарх поставлен быть Другом Жениха*, полагающим душу свою ради целомудрия Невесты**.

{ Примечание:
* Призывая Апостола Петра к первоверховному служению, Спаситель спрашивал у него: «... друг ( ) ли ты мне?» (В русском переводе: «любишь ли ты Меня?») Иоанн. 21:17.
** Св. Апостол Павел писал, обращаясь к своей пастве :
«Ибо я ревную вас ревностью Божиею, потому что обручил вас единому мужу, чтобы представить Христу чистою Девой*. (2 Кор. 11:2).}

Охранение внутренней жизни Церкви от вторжения «кесарева» есть не только дело канонической правды, но и первейший долг христианского благочестия! Друг жениха смеет равнодушно слушать стоны невесты: «Встретили меня стражи, обходящие город; избили меня; сняли с меня покрывало стерегущие стены» (Песн. Песн. 5:7).


III

«Не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим. 12:2).

«Се ныне время благоприятно, се ныне день спасения» (2 Кор. 6:2).

Ваше Святейшество!

Страждущая Церковь с надеждой обращает к Вам свои взоры. В Ваших руках жезл Первосвятительской власти. Единым Патриаршим словом Вы в силах прекратить беззаконие!

Сделайте это!

Положите конец долее нетерпимому вмешательству «кесарева» во внутреннюю жизнь Церкви!

Восстановите канонические нормы церковной жизни!

Созовите новый Церковно-Поместный Собор с самым широким представительством, дайте возможность свободно прозвучать голосу Церкви, ибо душа Её истомилась в молчании; подвига деятельной любви жаждет Церковь — благословите Её, ибо Она не в силах более уклоняться от исполнения Божией воли.

Благословите Её и мы не сомневаемся в том, что Соборный разум Русской Православной Церкви, движимый Духом Святым, не только найдёт способы исцеления церковных болезней, но и откроет перед Русской Церковью путь к новому и великому возрождению.

«БУДИ, БУДИ!»


Отдайте Богу — Божие, и кесарь сполна получит своё!

Ибо подлинно - интересы Церкви в гражданской сфере совпадают с интересами свободного и правового Государства.

Но только положив конец вмешательству «мирских начальников» в святую область «Божия», Русская Церковь сможет нелицемерно и действенно послужить нашему Отечеству.

Самим фактом Своего свободного бытия Она будет свидетельствовать перед всем миром о том, что в нашей стране действительно осуществляется священное право человека на религиозную свободу.

Только такое свидетельство может иметь вес в глазах миллионов людей доброй воли во всех странах мира, и свидетельство это не возможно подменить ложью; ибо никакие дипломатические ухищрения Иностранного отдела Московской Патриархии, никакие интервью и «авторитетные» заявления, никакое участие русских Архиереев в международных движениях не в силах доказать того, чего нет! — свободного бытия Русской Церкви.

Но то, чего не может сделать ложь, сделает правда!

Только будучи свободной, Церковь способна воспитать своих чад в духе подлинного патриотизма, не из корыстного страха перед властями, но из любви к Отечеству.
Только будучи свободной, Церковь может оказать действенную помощь государству во всех его благих начинаниях.

Церковь реальная, это благая и неустранимая сила, и в интересах государства, чтобы эта сила была свободной!

Ваше Святейшество!

Пришло время услышать глас Божий!

«Вот зима уже прошла; дождь миновал, перестал;
Цветы показались на земле; время пения настало, и голос горлицы слышен в стране нашей».

Христос зовёт Свою Церковь и нет силы, могущей помешать Церкви выйти к Нему навстречу! Ибо

«Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют её»
Христос зовёт Свою Церковь и Она выходит к Нему навстречу! («Песнь Песней VIII:7).

С каждым днём обостряется сознание нетерпимости дальнейшего подчинения беззаконию; с каждым днём в Русской Церкви нарастает спасительная жажда очищения от той скверны, которая накопилась в ней по вине церковной власти; с каждым днём углубляется в Церкви жажда подлинного соборного общения; наконец, с каждым днём в нашей Церкви нарастает чувство ответственности за те души, которые по вине пастырей Церкви, не просвещены Евангельским словом и несмотря на свою пробудившуюся религиозную жажду пребывают вне Церковной ограды.

«Возлюбленный мой начал говорить мне: встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди!... Встану же я, пойду по городу, по улицам и площадям, и буду искать Того, Которого любит душа моя» (Песнь Песней. 2:10; 3:2).

«Во свидетели перед вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил Я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, чтобы жил ты и потомство твоё». (Втор. 30:19).

Высшая церковная власть стоит ныне перед неизбежным выбором: либо решительными действиями искупить свою тяжкую вину перед Русской Церковью, либо окончательно перейти в лагерь Её врагов, ибо «никто не может служить двум господам...» (Матф. 6:24). Если высшая власть Русской Церкви пожелает избрать путь жизни, то она окажется перед очевидной необходимостью совершить следующее:

1. Сейчас, когда во всех областях гражданской жизни в нашей стране исправляются те ошибки, которые были допущены в прошлом, было бы весьма уместным, если бы Вы, Ваше Святейшество, во главе Священного СИНОДА, вошли с ходатайством в Правительство Союза ССР:

Об искоренении последствий «субъективизма и администрирования в руководстве», допущенных и в отношении к Церкви.

О строжайшем недопущении каких бы то ни было действий, нарушающих декрет «Об отделении Церкви от Государства» и 124 статью Конституции СССР.

При этом должна быть немедленно прекращена противозаконная практика регистрации крестин и других церковных треб.

Русской Церкви должны быть возвращены все храмы, монастыри и духовные школы, незаконно закрытые в период 1961—64 гг.

Должно быть восстановлено право священников беспрепятственно совершать требы на дому и панихиды на кладбищах.

Должна быть немедленно и решительно пресечена, грубо попирающая священный принцип свободы совести, бессердечная практика принудительного удаления детей от Церкви и, наконец, должно быть решительно прекращено вмешательство каких бы то ни было «мирских начальников» в постановлении духовенства.

Кроме того, Московская Патриархия должна твёрдо и недвусмысленно заявить руководству Совета по делам РПЦ, что впредь никакие устные распоряжения Совета и его уполномоченных Русская Церковная власть исполнять не будет.

2. Очевидна необходимость немедленно созвать Собор Преосвященных Архиереев для отмены канонически неправильного решения Архиерейского Собора 1961 г., утвердившего Cинодальное постановление, разрушающее иерархический строй церковной жизни.

3. Памятуя о том, что в «Русской Православной Церкви высшая власть в области вероучения, церковного управления и церковного суда — административная, законодательная, судебная — принадлежит Поместному Собору, периодически созываемому в составе Епископов, клириков и мирян» (Положение об управлении Русской Православной Церкви, принятое Поместным Собором 31 Января 1945 г.), Московская Патриархия обязана начать немедленную подготовку к созыву очередного Всероссийского Церковно-Поместного Собора с самым широким представительством.

Созыв Поместного Собора в ближайшее время диктуется необходимостью общецерковного суждения о деятельности церковного управления и насущной потребностью скорейшего решения исторически назревших вопросов Церковной жизни и Церковного учительства.

Для того, чтобы новый Поместный Собор не оказался послушным орудием в руках нецерковных сил, необходимо, чтобы в подготовке к этому Собору могла принять деятельное участие вся Русская Церковь.

Для этого Собору должны предшествовать приходские собрания и епархиальные съезды.

Только в этом случае на Собор смогут попасть клирики и миряне, действительно представляющие собой, вместе с лучшими Епископами Русской Церкви, полноту церковного сознания. Новому Поместному Собору несомненно предстоит великое поприще - возрождением русской Церковной жизни, активно послужить новому Вселенскому Возрождению Христианства.

«И слышал я как бы голос многочисленного народа, как бы шум вод многих, как бы голос громов сильных, говорящих: Аллилуйя! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель; возрадуемся и воздадим Ему славу; ибо наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя. И дано было ей облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых». (Откр. 19:6-8).

«Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют её» (Песнь Песней 8:7) —

движение за созыв нового Всероссийского Церковно-Поместного Собора, действительно являющего собой светлый лик Русской Церкви, началось, и милостию Божией, не прекратится до тех пор, пока Собор этот не будет созван.

"И на стенах твоих, Иерусалиме, приставих стражи весь день и всю нощь; иже до конца не премолкнут поминающие Господа" (Исаия 62:6).


Вашего Святейшества недостойные Богомольцы, священники Николай Эшлиман
Глеб Якунин.

21 ноября 1965 г.

Копии "Открытого письма Святейшему Патриарху адресуются нами правящим Архиереям Русской Православной Церкви.

Одновременно авторы "Открытого письма", как граждане СССР, направляют в Высшие органы государственной власти и Генеральному прокурору Советского союза заявление с протестом против незаконных действий руководителей и уполномоченных Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР.

P.S.
Ваше Святейшество!

Предвидя, что некоторые недобросовестные советники Ваши будут побуждать Вас ответить на наше искреннее письмо Архипастырским прещением, мы хотим напомнить Вам величественные слова нашего Господа:

«Если Я сказал худо, покажи что худо; а если хорошо, что ты бьёшь Меня?» (Ин. 18:23)."
http://www.regels.org/Eschliman-Letter-to-Patriarch.htm