?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Церковное дитя эпохи русского декаданса...
Простите
kalakazo
Столетие минуло со дня кончины праведного Иоанна Кронштадтского,
и четверть века прошло со дня его честной канонизации.
Широтой своей достославной натуры
это церковное дитя эпохи русского декаданса
смущает до сих пор многих.
И у любителей церковного благопристоя
протопоп Иоанн Ильич Сергиев
до сих вызывает навязчивое желание
его житие отредактировать
до привычного житийного канона.
И в благочестиво-огламуренном сиропе
тонет то самое главное,
за что и любил сонм
его прижизненных адептов и почитателей,
в том числе и иоаннитов,
заклейменных решением Священного синоду от 1912 году
"сектантами", "богохульниками" и "хлыстами-кисилевцами".
Иоанн Кронштадтский положил начало литургическому возрождению,
влил новое вино в ветхие вехи отечьего обрядоверия
и в то, что в русском языке
именовалось "обеднею" и хождением "на дух".
"Отстоять обедню" в национальном разговорном обиходе
означало отстоять воскресную литургию,
за нею, ес-но, не причащаясь,
а "сходить на дух" - побывать раз в году на исповеди,
получив опосля этого соответствующую справку.
Кронштадтский протопоп Иоанн Сергиев
соделал то, что до него сотворить не смог
ни один святитель или русский святой:
всколыхнул, покрытое многометровой тиной,
болото казенно-синодального благочестия
и харизматно возвернул в церковные стены
те подпольные слои и силы
так называемой "русской веры",
какие от этих стен старались веками
держаться подалее,
в том числе и христоверов.
Итак, дадим слово очевидцу
того "духовного возрождения"
и той грозной религиозной стихии,
уже неподвластной канонам храмового благопристоя,
и какая наполняла стены кронштадтского собора
по одному только слову кронштадского пастыря
(выделенный текст принадлежит не мне,
а исследователю, искавшему в харизматном служении Иоанна Кронштадтского
параллели с хлыстовством):

"...Новая волна гулов и криков, прокатившаяся по церкви, оборвала наш разговор. На амвоне, впереди дьякона, появился небольшого роста старичок-священник с большими, оттопыренными камилавкой ушами... Ни в лице, ни в его согбенной фигуре не было ничего примечательного... а между тем при виде его толпа пришла в неистовство; каждый пробивался вперед, поближе к амвону. Толкались, лезли на лавки, на приступки, ЕДВА НЕ РАСТОПТАЛИ ПЛАЩАНИЦУ, ЧТОБЫ ЛУЧШЕ ВИДЕТЬ СТАРЦА. Тысячи рук тянулись ему навстречу, тысячи уст выкрикивали его имя:

-- Отец Иоанн!..
-- Батюшка!..
-- Милостивец!..

Некоторое время старец стоял неподвижно, опустив голову, как бы не замечая, что творится вокруг, шевелился только его подбородок с реденькой бородкой: старец не то читал молитву, не то что-то дожевывал. Затем он поднял на толпу ЛЕДЯНЫЕ ГЛАЗА и, точно обжегшись об нее, весь передернулся, ЛИЦО ИСКАЗИЛОСЬ СУДОРОГОЙ.

-- Чего раскричались?.. На колени!.. Кайтеся!.. – Крикнул он резким, неожиданно сильным голосом.

-- По-кай-теся! – громыхнул позади него кряжистый дьякон.

Толпа повалилась на пол и застонала.

ОТКРЫТАЯ ИСПОВЕДЬ БЫЛА ЗАПРЕЩЕНА ПОВСЮДУ, КРОМЕ как у о. ИОАННА КРОНШТАДТСКОГО. Духовная консистория СЧИТАЛА ТАКУЮ ИСПОВЕДЬ ХЛЫСТОВСКИМ РАДЕНИЕМ И НЕ РАЗ ПЫТАЛАСЬ ЗАПРЕТИТЬ ЕЕ и в Кронштадте, но с о. Иоанном ТРУДНО БЫЛО БОРОТЬСЯ: В СИНОДЕ ОН СВОЙ ЧЕЛОВЕК, У ГОСУДАРЯ ВО ДВОРЦЕ ПРИНЯТ ЗАПРОСТО… десятки тысяч народа собирались к нему на исповедь со всех концов России, -- попробуй запретить такое СБОРИЩЕ!

ИСПОВЕДОВАТЬСЯ ПОЛАГАЛОСЬ ВСЛУХ, ПРИ ВСЕМ НАРОДЕ.

Каялся каждый по-своему: иные делали это потайно, вполголоса, все еще боясь открыться; иные, наоборот, ВО ВЕСЬ ГОЛОС КРИЧАЛИ О СВОИХ ГРЕХАХ, КАК БЫ ХВАСТАЯСЬ ИМИ; иные деловито считали их по пальцам, чтобы ни одного не забыть! Баба в пуховом платке, охватив голову, раскачивалась и стонала, как от зубной боли…

О. Иоанн с дьяконом обходили толпу кающихся, РАЗЖИГАЯ ИХ РВЕНИЕ:
-- ГРОМЧЕ… ГРОМЧЕ!..
-- Умел грешить, умей каяться!..

Поравнявшись с иконой Богоматери, дьякон задул горевшие там свечи. Из купола церкви опустилась темнота и придавила людей к земле.

И вот ТУТ-ТО И НАЧАЛОСЬ САМОЕ СТРАШНОЕ. В ТЕМНОТЕ НЕ ВИДНО, В ТЕМНОТЕ ВСЕ ДОЗВОЛЕНО. В ТЕМНОТЕ ЯЗЫКИ У ЛЮДЕЙ РАЗВЯЗАЛИСЬ. МЕРЗОСТЬ ДУШИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ХЛЫНУЛА НАРУЖУ. Заголосили, завыли, запели юродивые. Ударились оземь припадочные. Темнота наполнилась воплями, стонами, рыданием. И все, кто был в церкви, вдруг оказались преступниками:

-- Украл..
-- Соседа поджег!
-- Батюшка, помилуй, -- со свекром сплю!..

Кто-то уже рвал на себе платье – трещал ситец:
-- Робеночка… робеночка вытравила!..

Нарядная дамочка тыкала в ладонь шляпной булавкой:
-- Дрянь… дрянь… потаскуха!

У соседа-мещанина изо рта текла кровь – вышиб себе зубы.

БУДЬ У ЭТИХ СУМАСШЕДШИХ НОЖИ, ОНИ ИСКРОВЯНИЛИ БЫ СЕБЯ ДО БЕСЧУВСТВИЯ.

В темноте, над толпою, двигалось багровое пятно – толстая, в аршин длиною свеча, которую нес дьякон. Огонь то подымался, то опускался почти до полу, словно разыскивал спрятавшихся грешников. Иоанн Кронштадтский в высоком черном клобуке рубил толпу крест-накрест взмахами сверкавшего серебряного распятия, выкрикивая страшные заклинания:

-- Еже во дни… еже в нощи… еже ведением… и неведением…

Под его ударами люди валились на пол, КОРЧИЛИСЬ, ЛОВИЛИ ЕГО РЯСУ, ЦЕЛОВАЛИ ГРЯЗНЫЙ ПОДОЛ."
(А. Серебров «Время и люди. Воспоминания. 1898-1905»).

  • 1
Триллер по-православному!

Колоритно написано! Только когда он успел (и зачем вообще) камилавку на клобук заменить?

(Deleted comment)

Покаяние - забытый язык церкви

Если вся церковь сойдется вместе, и все станут говорить незнакомыми языками, и войдут к вам НЕЗНАЮЩИЕ или НЕВЕРУЮЩИЕ, то не скажут ли, что вы беснуетесь?

...В темноте, над толпою, двигалось багровое пятно – толстая, в аршин длиною свеча, которую нес дьякон. Огонь то подымался, то опускался почти до полу, словно разыскивал спрятавшихся грешников. Иоанн Кронштадтский в высоком черном клобуке рубил толпу крест-накрест взмахами сверкавшего серебряного распятия, выкрикивая страшные заклинания:

-- Еже во дни… еже в нощи… еже ведением… и неведением…

Под его ударами люди валились на пол, КОРЧИЛИСЬ, ЛОВИЛИ ЕГО РЯСУ, ЦЕЛОВАЛИ ГРЯЗНЫЙ ПОДОЛ."

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal северного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Не так много времени прошло и, возможно, те же самые люди, по свидетельству очевидца, с восторгом слушали другого пастыря:
======================
"Троцкий немедленно начал разогревать атмосферу – с его искусством и блеском. Помню, он долго и с чрезвычайной силой рисовал трудную (своей простотой) картину окопной страды. У меня мелькали мысли о неизбежном несоответствии частей в этом ораторском целом. Но Троцкий знал, что делал. Вся суть была в настроении. Политические выводы давно известны. Их можно и скомкать – лишь бы сделать с достаточной рельефностью.
Троцкий их сделал… с достаточной рельефностью. Советская власть не только призвана уничтожить окопную страду. Она даст землю и уврачует внутреннюю разруху. Снова были повторены рецепты против голода: солдат, матрос и работница, которые реквизируют хлеб у имущих и бесплатно отправят в город и на фронт… Но Троцкий пошел и дальше в решительный День Петербургского Совета:
– Советская власть отдаст все, что есть в стране, бедноте и окопникам. У тебя, буржуй, две шубы – отдай одну солдату, которому холодно в окопах. У тебя есть теплые сапоги? Посиди дома. Твои сапоги нужны рабочему…
Это были очень хорошие и справедливые мысли. Они не могли не возбуждать энтузиазма толпы, которую воспитала царская нагайка… Как бы то ни было, я удостоверяю в качестве непосредственного свидетеля, что говорилось именно так в этот последний день.
Вокруг меня было настроение, близкое к экстазу. Казалось, толпа запоет сейчас без всякого сговора и указания какой-нибудь религиозный гимн… Троцкий формулировал какую-то общую краткую резолюцию или провозгласил какую-то общую формулу, вроде того, что «будем стоять за рабоче-крестьянское дело до последней капли крови».
Кто – за?.. Тысячная толпа, как один человек, подняла руки. Я видел поднятые руки и горевшие глаза мужчин, женщин, подростков, рабочих, солдат, мужиков и типично мещанских фигур. Были ли они в душевном порыве? Видели ли они сквозь приподнятую завесу уголок какой-то «праведной земли», по которой они томились? Или были они проникнуты сознанием политического момента под влиянием политической агитации социалиста?.. Не спрашивайте! Принимайте так, как было…
Троцкий продолжал говорить. Несметная толпа продолжала держать поднятые руки. Троцкий чеканил слова:
– Это ваше голосование пусть будет вашей клятвой – всеми силами, любыми жертвами поддержать Совет, взявший на себя великое бремя довести до конца победу революции и дать землю, хлеб и мир!
Несметная толпа держала руки. Она согласна. Она клянется… Опять-таки принимайте так, как было: я с необыкновенно тяжелым чувством смотрел на эту поистине величественную картину". (Накануне октябрьского переворота - curiosus)
Н.Н. Суханов "Записки о революции", кн. 7 гл.2.

Edited at 2015-01-13 08:47 am (UTC)

То есть, я этим хотел проиллюстрировать, что дело не только и, пожалуй, не столько в о. Иоанне, сколько в общем народном самочувствии, настрое, желании сотворить кумира.

А чего, нормально

Хорошее описание. Так и должно было быть. Даже сейчас случилось бы, если подойти с разбором к своим поступкам.
А что касается "консистория СЧИТАЛА ТАКУЮ ИСПОВЕДЬ ХЛЫСТОВСКИМ РАДЕНИЕМ", то когда-то исповедь была публичной, а значит, правило о тайной (или не тайной) исповеди -- только условность времени, а обвинение в хлыстовстве -- только формула, выдуманная обвинителем для собственного удобства. Но стиль эпохи в Ио. Кроншт. несомненен и подлинен.

стиль эпохи

А в ком еще Вы можете найти подобный "стиль эпохи"?

чем-то напоминает современных харизматов

Харизматы - это современный вариант тех же хлыстов.

Вообще тема богатая - народная религиозность и практики. К сожалению почти нет объективных исследований. Проф. Дворкин тока ругаться умеет )))

Contradictur! Дедулько, на основы посягаете. Чего ж восхваляете тады первонных христьян, с ихней катехизией, дисциплинной арканой и общей исповедью? Може, и столпников изуверами почтете? Вот Вам Сирия древняя, с яростью и подвигом заради Христа- с Русью-матьнашей соединилась в общем экстази и покаянии. То и есть православние исконное|посконное|нутряное|живое. Не замай!

да не общая это исповедь, а КАКА-фония.
Общая это каждый по очереди выступает. И желательно не на площади базарной, а в общине своей - чтобы потом в глаза смотреть было стыдно.
Пример, старушка орёт: "сплю со свекром". Анафема вообще-то уместна будет. не "спала и больше не буду", а "сплю и буду. стыдно, но буду. ко Христу не пойду, причащуюсь лучше духоносным старцем - вот он добрый, всё простит", утрированно конечно...

А вообще, по тем же святым, харизматия не совместима с Духом, т.к. нет в Духе этой эксцентричности, многословия, волнения и т.п., как сами святые и свидетельствуют.

Я лично видел видео мусульман, которые пляшут в круге, а потом начинаются "язЫки". Психиатрия это в лучшем случае, в худшем, как говорят теже святые, бесы.

... пока читал в моей памяти ожили картины Васи Ложкина!)

пока читал в моей памяти ожили картины Васи...

Ежели почитаете в книжном варианте цикл "Печеры Пскопския" ("Записки Калаказо) или "По Муромскай дорожке", то картины покажутся не токо Васинымы, а более шедевральными.
Чтиво, входящее в мозг с экрана монитора всегда попадает в зону "собирания информации", но чаще активирует только эмоциональную составляющую этой зоны.
Это - закон для большинства человеков.
Но бывают и исключения)))
Чтобы развивать в наш век "мыслительную зону", так или иначе нужно возвращаться к традиции чтении бумажных книг.


Edited at 2015-01-13 03:10 pm (UTC)

ужас... почему то вспомнила сеансы Кашпировского...

  • 1