kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

Единожды солгавшему кто теперь поверит?

"Выступая 18 января в прайм-тайме белорусского телеканала "ОНТ", руководитель Белорусской Православной Церкви, Митрополит Павел отметил, что вопрос, о предоставлении Белорусскому Экзархату
более высокого статуса самоуправляемой Церкви, который ранее
на Общем собрании епархий Минской митрополии сам же предложил,
снят с повестки дня.



Отвечая на вопрос журналиста (полный транкрипт приводится ниже), он озвучил несколько тезисов, абсурдность которых очевидна в контексте их предыстории.
«Когда я разговаривал со священниками, я говорю: «Ну вы-то хоть понимаете, в чем дело, да?»Честно сказать, мне никто так и не объяснил, в чем они видят цель. Понимаете, вот на сегодняшнем фоне, вот это выглядит как знаете… у меня такое впечатление, как будто пар выпустили люди, прокричали «ура!», а потом начинаешь спрашивать «а в чем дело?», а никто толком объяснить и не может.
Сегодня, вот знаете, на фоне того, что происходит в Европе и в мире, сегодня вот эта мысль - она звучит несколько тенденциозно. Знаете, у меня сложилось такое впечатление, как будто вот эту идею, с одной стороны, ее специально сегодня подбросили, и она сегодня как никогда не вовремя прозвучала, да? Хотя были и аплодисменты, было сказано много доброго в этот адрес.»
Таким образом, он, во-первых, заявил, что идея эта исходила не от него самого, а была "подброшена со стороны", и эту идею подбросили священники, которые "видят цель", но так и не могут "толком объяснить", в чем она. Во-вторых, по его мнению, эта идея "звучит тенденциозно" и "не вовремя".
Однако, никто иной, как сам Митрополит Павел выбрал время и место для озвучивания данной идеи – будто бы спонтанно, отвечая на вопросы публики он коснулся данного вопроса, вполне четко обозначив цель - повышение статуса, поскольку сегодняшний статус БПЦ как Экзархата не соответствует реальной значительности Поместной Белорусской Церкви в структуре РПЦ:
«Смотрите – в Эстонии два епископа – самоуправляемая церковь, в Латвии два епископа – самоуправляемая, в Молдове пять епископов – самоуправляемая, у нас 16 епископов – мы не самоуправляемая. Где-то даже обидно становится. Так что я буду, наверное, подымать этот вопрос. Даже не знаю, какая будет реакция и решение, но поскольку мы [аплодисменты]...Спасибо за поддержку… Двадцать лет назад меня это не задевало, сегодня меня это задевает, потому что здесь уже честь Белорусской Православной Церкви [аплодисменты].Сегодня Русская Православная Церковь, которая находится территориально в границах Российской Федерации это, сами понимаете, мощная церковь, Украинская Православная Церковь тоже мощная церковь, а третья-то идет – Белорусская! Поэтому, конечно, если с вашей стороны будет поддержка, вопрос этот будем подымать, если с вашей стороны будут направлены еще и пожелания и письма, тогда будем обсуждать, тогда будем выносить этот вопрос на решение Синода. Я сторонник того, чтобы Белорусская Православная Церковь была мощная крепкая.
[...] поскольку он [этот вопрос] действительно волнует многих, это не мой вопрос, не только моя озабоченность, а очень многих людей – и священников, и мирян, и руководителей государственных структур (sic!). Ну, вы знаете, здесь, видимо, проявляется такое вот щепетильное чувство, внутреннее такое чувство достоинства нашей церкви, нашего государства (sic!): соседи получили такой самоуправляемый статус, а мы, церковь большая, нет. То есть это не попытка какая-то узурпировать власть, себе что-то перехватить, нет, это достойное стремление занять достойное место в иерархии нашей церкви».
Следует добавить, что на эту тему никто, кроме митрополита Павла, не высказывался. Тем более неуклюже выглядит его попытка свалить ответственность на каких-то ему одному известных бестолковых священников, не способных объяснить, в чем они видят цель. Быть может, разве что, он разговаривал до собрания с какими-то доверенными людьми из священства, которые и «подбросили» ему эту идею. Но тогда митрополит Павел выставляет сам себя совсем уже в глупом свете. Выглядит так: мол, когда я разговаривал со священниками, мне никто так и не объяснил, в чем я сам вижу цель. А сам сформулировать слабоват. Более того, не хватило ума не купиться на провокацию, «специально подброшенную», как можно понять из его же слов, врагами. Или, быть может, сам в себе узрел «агента госдепа»?
Но это еще не все. Слушаем дальше телеинтервью.
«И я вот сейчас оглядываясь на то, что происходило, и то, что происходит, говорю, что друзья мои, вы знаете, если сейчас изучить Устав наш сегодняшний Белорусского Экзархата, то вы поймете, что всё, что необходимо для спасения души каждого человека, у нас в Экзархате всё есть…
Но еще раз хочу сказать: у нас сегодня у Экзархата в Уставе даже больше заложено возможностей, чем у самоуправляемой Церкви. Вот если Вы прочитаете внимательно Устав, у нас даже есть преимущества. Разница там, между самоуправляемой и Экзархатом минимальная, ее может отличить только специалист. Ну будет титул немножко другой, если самоуправляемая. Будут решения Синода Белорусской Церкви окончательными. А что касается избрания епископов - у нас даже больше преимуществ, чем у самоуправляемой Церкви.
Вот это две-три детали, а Вы знаете, сколько шума из-за этого. И вот сегодня весь этот шум создает эффект, знаете вот «разорвавшейся бомбы». И сегодня я должен совершенно официально сказать, что весь этот ажиотаж или шум, он сегодня, кроме вреда, он ничего, оказывается, не принёс.
Я вот слушаю со стороны мнения, ведь сегодня сразу это решение, вернее, даже не решение, пожелание собрания Минской епархии, оно вызвало со стороны огромного количества людей бурю негодования. Были со стороны одобрение и поддержка этого пожелания, но основная масса людей была категорически против. Даже не осознавая, может быть, деталей и тонкостей».
Позвольте, но куда же делось то самое «щепетильное чувство достоинства церкви и государства»? Оказывается, у нас уже все есть, и даже больше.
Кроме того, былая «не только моя озабоченность, а очень многих людей – и священников, и мирян, и руководителей государственных структур» вдруг превратилась в «шум и ажиотаж». При этом характерная деталь объединяет оба заявления: в обоих случаях мы слышим ссылку на каких-то «многих людей», сначала поддерживавших стремление к самоуправлению, а потом уже со стороны – «буря негодования». И не просто «многих людей, даже «основной массы». Остается загадкой, как митрополит Павел вычислял эту массу и откуда слышал то «озабоченность», то «негодование»? Ни до решения собрания, ни после него вопрос публично не обсуждался. Здесь мы опять наблюдаем традиционную непрозрачность процедур и участников инициатив, имеющих последствия для всей церкви, а значит, должны были бы выдвигаться и обсуждаться в соборном, а не кулуарном порядке. И вообще с соборностью как-то не очень в этой истории. Сначала митрополит единолично берется продвигать общецерковный вопрос, не спрашивая мнения белорусского Синода, а лишь прикрываясь решением собрания собственной митрополии, которое сам же и инициировал, а затем сам же опять единолично вопрос снимает.
При этом попытка митрополита выставить себя «специалистом» в области устава, напротив, обнаруживает его некомпетентность. О каких «преимуществах» при избрании епископов в Экзархате идет речь, если их здесь, в отличие от самоуправляемых церквей, вообще не избирают, а только представляют кандидатуры московскому Синоду?
Итак, каковы же выводы? Конечно, нетрудно догадаться о причинах столь резких метаморфоз с мнением митрополита по поводу статуса самоуправления. Как видно, его инициатива вызвала резкое неприятие со стороны патриарха, и вряд ли можно было ожидать другой реакции, учитывая и политический момент, и вообще стратегию нынешнего патриарха на централизацию церковной власти. То, что даже такая очевидная вещь оказалась для митрополита сюрпризом, еще раз свидетельствует о неподготовленности вопроса: и о его постановке наобум, и о надежде в решении на какой-то русский «авось».
Что ж, можно ответить, с кем не бывает. Но есть в этой истории гораздо более непоправимые последствия лично для митрополита Павла. Кто поверит теперь ему, так легко в испуге поменявшему позицию на противоположную, снявшему с себя ответственность, и даже переложившему на других, при этом так очевидно солгав и перекрутив все обстоятельства дела? Подобное безнравственно даже для чиновника, как же тогда для архипастыря и отца? И есть ли вообще таковой у белорусской православной паствы?"
19.01.2015
Наталья Василевич"

http://churchby.info/rus/983/

P.S. Мой комментарий-предупреждение полутора недельной давности:
"Ведая не понаслышке о коварстве, а ежили глаголать прямее -
о склонности к прямому "провокаторству" и даже к "азефовщине"
минского митрополита Павла Пономарева..."
http://kalakazo.livejournal.com/1396626.html

И достопочтенного yarnovosti:

"Ведая не понаслышке о коварстве, а ежили глаголать прямее -
о склонности к прямому "провокаторству" и даже к "азефовщине" минского митрополита Павла Евдокимова
-------------------------------
Коварство Павел продемонстрировал на собрании Минской митрополии 16 декабря 2014 года, когда разыграл спектакль с якобы случайной запиской из зала, содержащей идею предоставления самостоятельности Белорусскому экзархату по украинскому образцу.

А о его провокаторстве свидетельствует то, какой момент он выбрал, чтобы поднять тему автономизации, то есть публично продемонстрировать стремление к дистанцированию от Москвы. Это произошло, когда в отношении России введены международные санкции и ведется беспрецедентная информационная агрессия.

В этих условиях белорусская номенклатура, возглавляемая Лукашенко, решила сделать очередной гешефт на транзитной контрабанде, ущемляющей российские экономические интересы.

Чтобы Москва была более сговорчивой и закрыла глаза на батькины шалости с контрабандой, нужно оказать давление. Традиционно в качестве такового используется сепаратистский шантаж. В том числе по церковной линии. К нему Лукашенко уже прибегал ранее в 2010 году, когда встречался с константинопольским патриархом якобы с целью перехода Белорусской церкви под его омофор.
Важно было создать информационный повод, чтобы его подхватила и раструбила пресса.

Так и сейчас на собрании Минской митрополии 16 декабря Павел открыл сепаратистский (слава Богу, не ядерный) краник, создав информационный повод для обсуждения в СМИ и давления на Москву. Как дальше будут развиваться события, зависит от торга между Минском и Москвой.

Аргументация, которую «Краник» приводит в обоснование предоставления самостоятельности Белорусскому экзархату, выглядит тоже провокационно. На такое способен только отъявленный националист, каким вдруг обернулся Павел. Во-первых, он прямо отделяет Белорусскую церковь от Русской православной, хотя церковь одна и едина. Белорусскую церковь он именует «нашей», а о РПЦ говорит, что она «находится территориально в границах Российской Федерации».

Провокаторством отдает и сравнение Белорусского экзархата с самоуправляемыми церквями в Эстонии, Латвии и Молдавии, где установились отчетливо антироссийские режимы. Павел фактически ставит Белоруссию, а значит и Лукашенко, на один уровень с ними."
http://kalakazo.livejournal.com/1396626.html?thread=23023762#t23023762
Tags: Блеск и нищета куртизанов, ПавелПономарев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments