kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

Всякая власть от Бога...

Еще две сатирические кутейные сцены с архиреем
и одна с попом, отцом Василием,
из сценария Олега Негина
для фильма Андрея Звягинцева "Левиафан":


РЕСТОРАН «ТРАПЕЗНАЯ». ДЕНЬ
Ресторан при монастыре. Просторный зал с иконой в углу. Интерьер травлёного дерева — столы, скамьи, стулья, стены, пол, потолок, оконные рамы, изразцы — всё основательно, просто, кондово; на столах белые скатерти, на окнах белёсые воздушные занавески.

За одним из столов сидят двое (единственные посетители в ресторане): священник в простой черной рясе и ВАДИМ СЕРГЕИЧ, на нём дорогой костюм, белая рубашка, галстук, на лацкане пиджака значок Единороса, — они трапезничают: водка в графине (полграфина), соления, фаршированный гречкой поросёнок на блюде, обложенный порезанными овощами…

АРХИЕРЕЙ
Ну, что ты, Вадим, как ни приедешь, всё выборы да выборы? Ещё год впереди.

ВАДИМ СЕРГЕИЧ
Готовь сани летом.

АРХИЕРЕЙ
Ты об уделе мирском-то думай, думай, всё правильно, но и о Царствии Небесном не забывай.

ВАДИМ СЕРГЕИЧ
Так ведь я…

АРХИЕРЕЙ
Знаю, знаю, жертвуешь ты щедро, вот и сегодня не просто так ведь в область приехал, даль такая. Ещё раз тебе говорю, не волнуйся ты. Всякая власть от Бога. Пока Богу угодно, тебе беспокоиться не о чем.

ВАДИМ СЕРГЕИЧ
А угодно ему?

Священник хмурится.

ВАДИМ СЕРГЕИЧ
Кого ж ещё спросить, владыко, как не тебя?

ВАДИМ СЕРГЕИЧ берёт графин наливает батюшке и себе по полной.

АРХИЕРЕЙ
Угодно-угодно. Ты закусывай.

Они чокаются и выпивают (АРХИЕРЕЙ едва отпивает).

В этот момент в дверях трапезной появляется согбенная СТАРУШКА в платке и с клюшкой. Найдя подслеповатыми глазами священника она опрометью бросается к нему, падает пред ним ниц, вцепляется в рясу.

СТАРУШКА
Батюшка архиерей, владыко, благослови!

АРХИЕРЕЙ
(беспомощно оглядывается по сторонам)
Господи, да кто ж её пустил-то сюда!


80 ИНТ. КАБИНЕТ АРХИЕРЕЯ. ДЕНЬ
АРХИЕРЕЙ (в простом облачении, без головного убора, на запястье — дорогие часы) и ВАДИМ СЕРГЕИЧ (в костюме при галстуке) сидят в удобных мягких кожаных креслах — чайный уголок в кабинете (диван, низкий столик, чайные приборы на нём — всё дорогое, антикварное, массивное — как и письменный стол в другом углу, и кресло, над которым висит большая коллективная фотография с архиерейского собора в зале приемов Храма Христа Спасителя, и книжные шкафы вдоль стен, и книги в них, и иконы на стенах… на письменном столе — большой компьютер «Макинтош», пресс-папье, инкрустированное золотом, дорогая перьевая ручка…).

АРХИЕРЕЙ
Суетлив ты стал, Вадим. Сам беспокоишься понапрасну, и людей беспокоишь. Как будто не ведаешь, что все под Богом ходим, что воля Его на всё.

ВАДИМ СЕРГЕИЧ
Да как не ведать, владыко? Ведаю.

АРХИЕРЕЙ
Так в чём же дело? Не пошатнулась ли вера твоя? Причащаешься? На исповедь ходишь?

ВАДИМ СЕРГЕИЧ
Стараюсь. Не всегда, конечно, получается, дел невпроворот. Но стараюсь.

АРХИЕРЕЙ
А кто у тебя духовнИк?

ВАДИМ СЕРГЕИЧ
Местный наш батюшка, по твоему совету.

АРХИЕРЕЙ
Отец Алексей?

ВАДИМ СЕРГЕИЧ
Он самый.

АРХИЕРЕЙ
Хороший священник.

ВАДИМ СЕРГЕИЧ
Ну да вроде.

АРХИЕРЕЙ останавливается (ВАДИМ СЕРГЕИЧ тоже).

АРХИЕРЕЙ
Ты, Вадим, соберись. И не сомневайся, ты благое дело делаешь. И хотя говорят, что благие дела делать легко и радостно, нельзя забывать, что враг не дремлет, то есть, противодействует.

ВАДИМ СЕРГЕИЧ
Так вот и я про то. Всё одно к одному. Не по себе даже. Тут, понимаешь, такая история…

АРХИЕРЕЙ
(перебивает)
Ты мне, Вадим, ничего не рассказывай. Не на исповеди. За этим иди к отцу Алексею. Мы, конечно, с тобой соработники, одно дело делаем, но у тебя свой фронт, а у меня свой.

ВАДИМ СЕРГЕИЧ
Да я понимаю. Но… неспокойно мне.

АРИХИЕРЕЙ
Я тебе на днях говорил и сейчас повторю: всякая власть от Бога. Где власть, там и сила. Если ты власть на своём участке ответственности, то решай местные вопросы сам, своими силами, не ищи защиты на стороне. А то ведь враг решит, что ты ослаб. Учу тебя, как юношу, честное слово. Не узнаю тебя. С женой нормально у вас?

ВАДИМ СЕРГЕИЧ пожимает плечами.

ВАДИМ СЕРГЕИЧ
Да вроде.


АРХИЕРЕЙ
Дети как?

ВАДИМ СЕРГЕИЧ
Хорошо.

АРХИЕРЕЙ
Может, болеешь?

ВАДИМ СЕРГЕИЧ
Да нет, здоров.

АРХИЕРЕЙ
Ладно, Вадим.

Священник поднимается, протягивает ему руку ладонью книзу. ВАДИМ СЕРГЕИЧ берёт бережно эту руку двумя руками, наклоняется и целует. АРХИЕРЕЙ крестит ему темя свободной рукой.

АРХИЕРЕЙ
Иди с Богом.


МАГАЗИН В ПОСЁЛКЕ. ДЕНЬ
НИКОЛАЙ заходит в убогий магазинчик в посёлке.

У витрины стоит ПОП (55-60) в заношенной рясе, покупает хлеб — буханок 20-ть белого.

ПРОДАВЩИЦА (в халате) выкладывает буханки на прилавок одну на другую.

ПОП складывает хлеб в холщёвый мешок.

НИКОЛАЙ ждёт, поглядывая на ПОПА без особого интереса.

ПРОДАВЩИЦА, закончив выкладывать буханки, смотрит на НИКОЛАЯ.

ПРОДАВЩИЦА
Чего хотел-то, Коль?

НИКОЛАЙ
Водки, чё ж ещё?
(Он достаёт из кармана смятые купюры, бросает их на прилавок. )
Две.

ПРОДАВЩИЦА забирает деньги, расправляет их и кладёт в карман халата; ставит на прилавок рядом с хлебом две бутылки водки.

НИКОЛАЙ забирает водку и выходит из магазина.


139 ЭКС. МАГАЗИН В ПОСЁЛКЕ. ДЕНЬ
На улице (у дверей магазина) НИКОЛАЙ останавливается — открывает водку, делает большой глоток, морщится, дышит в рукав, убирает бутылку в карман, закуривает сигарету, смотрит в небо, выпуская туда же дым.

Из магазина выходит ПОП с мешком, неся его в руках перед собой, останавливается, ставит мешок на землю, завязывает горловину, пришитой к ней верёвкой.

ПОП
Здравствуй, Коля.

НИКОЛАЙ
(усмехается, качает головой)
Ну, здорово, отец Василий.

Коротко взглянув на ПОПА, он вновь достаёт бутылку, делает ещё глоток.

НИКОЛАЙ
Ну и чё, где твой Бог Милосердный?

ПОП поднимает голову от мешка, смотрит на НИКОЛАЯ, выпрямляется.

ПОП
Мой-то со мной. А вот где твой, я не знаю. Кому ты молишься? В церкви я тебя не видел. Не постишься, не причащаешься, на исповедь не ходишь…

НИКОЛАЙ
Хочешь сказать, если бы я свечки твои ставил и поклоны бил, всё у меня было бы по-другому? Так, может, начать, пока не поздно? Может, жена моя воскреснет? Может, мой дом мне вернут? Или уже поздно?

ПОП
Не знаю. Неисповедимы пути Господни.

НИКОЛАЙ
(усмехается)
Не знаешь. А сам на исповедь зовёшь. Да ты вообще хоть чё-нибудь знаешь?

ПОП опускает глаза, продолжает вязать узел на горловине мешка.

НИКОЛАЙ
(протягивает ПОПУ бутылку)
Будешь?

ПОП мотает головой.

НИКОЛАЙ кивает и пьёт сам.

ПОП
(тихо)
Можешь ли ты удою вытащить левиафана и верёвкою схватить за язык его?

НИКОЛАЙ
(морщась от водки)
Чё-чё?

ПОП
Будет ли он умолять тебя и будет ли говорить с тобою кротко? Нет на земле подобного ему. На всё высокое он смотрит смело. Он царь над всеми сынами гордости.

НИКОЛАЙ
Во ты загнул. Я с тобой по-человечески, а ты мне фуфло своё толкаешь. Ну и к чему всё это?

ПОП
(вновь выпрямляясь)
Слыхал, может, был такой человек — Иов.

НИКОЛАЙ
Не-а. И чё?

ПОП
Как и ты, задавался вопросами о смысле жизни. Мол, за что мне всё это? Как же так? Вроде и не грешил особо, и даже наоборот… До того себя довёл, что аж коростой покрылся. И жена ему мозги пыталась вправить, и друзья говорили, мол, не гневи бога. А он всё пылил, посыпал голову пеплом. В итоге, бог смилостивился и сам ему явился в виде урагана, и всё популярно объяснил в картинках.

НИКОЛАЙ
И?

ПОП
Иов смирился. Жил сто сорок лет, видел сыновей сыновних до четвёртого колена и умер в старости, насыщенный днями.

НИКОЛАЙ
Это сказка, что ли?

ПОП
Нет, в библии написано.

Он взваливает мешок не спину.

НИКОЛАЙ
Давай помогу, что ли.

ПОП
Своя ноша не тянет.

НИКОЛАЙ
Давай, говорю, чё ты?


140 ЭКС. ХРАМ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ. ДЕНЬ
Неказистый домик с причудливой маковкой и крестом на крыше рядом с трубой. На стене, у открытой настежь входной двери, висит табличка, старательно написанная от руки: «Храм Преображения Господня».

НИКОЛАЙ с мешком за спиной и ПОП останавливаются на пороге храма. НИКОЛАЙ передаёт мешок ПОПУ, они пожимают друг другу руки, и НИКОЛАЙ уходит.

Из храма на крыльцо выходит МАТУШКА. ПОП развязывает мешок и достаёт из него буханку.
МАТУШКА несёт мешок внутрь храма.


141 ЭКС. ХРАМ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ. ЗАДНИЙ ДВОР. ДЕНЬ
ПОП идёт вокруг храма по направлению к сараю с пристроенным к нему загоном. В загоне деловито переминается довольно крупная свинья.
ПОП кормит свинью хлебом, поглаживает по спине со знанием дела, без особых чувств.
Tags: Андрей Звягиницев, Левиафан, Олег Негин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments