kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

О развесистой французской клюкве...

Протодиакон Андрей Кураев уже не раз и вполне справедливо
указывал на лакуны в образовании
Его Святейшества патриарся Кирилла.
diak_kuraev: "Патриарх сказал об истории православной церкви нечто очень далекое от реальности. В этом проблема. Впрочем почти любой его экскурс в историю повергает в изумление своей помпезной предвзятостью".
http://diak-kuraev.livejournal.com/790765.html?thread=250006509
Однако экскурсы в историю самого отца Андрея
удивили другого ученого мужа razoumovskiy:

"Дедуля неистово цитирует Кураева последнее время. Ссылка за ссылкой добрался до Кураева, повествующего о Декарте. На протяжении минуты (первой), рассказывая о знаменитом озарении ноября 1619 г., он выдал рекордное количество самой развесистой французской клюквы. Нет, правда, большего количества и большей развесистости я ещё не встречал:



Итак, «Испания воевала с Францией». Речь, видимо, о Тридцатилетней войне, но 1619 год – это ранний её этап, чешский, на котором ни о какой войне Франции и Испании речи, разумеется, не идёт: Франция вступила в войну только в 1635 г.
«Конечно, воевали они в Голландии…» Испания воевала в Нидерландах уже в 1621 г., но никак не в 1619-м, только, разумеется, не с Францией, а с Голландией, Соединёнными провинциями. Спустя 15 лет и Франция начала вести войну по всему фронту от Ломбардии до Голландии, только Декарт никакого участия в военных действиях не принимал. Декарт в юности действительно был в Голландии в качестве «вольноопределяющегося», только не во французской армии, разумеется, как, должно быть, полагает Кураев («Испания воевала с Францией»), а в армии Морица Нассауского (я даже не рискну сказать «в армии Соединённых провинций», настолько феодально-личный характер носила война семьи Нассау с Амброзио Спинолой). В 1618 г. Мориц стал главой дома и готовился к борьбе за Бреду (в 1621 г. кончалось перемирие, заключенное со Спинолой). К нему, увлечённому военной машинерией («приспособлениями, позволяющими переправляться через реки и осаждать крепости») и любившему инженеров, Декарт и отправился. Он пробыл в Бреде пятнадцать месяцев и оставил её задолго до знаменитой осады и даже задолго до войны.
«Рота, которой командует капитан де Картезиус». Декарт никогда не командовал ротой. И взводом никогда не командовал. Он никогда не был офицером потому что. Байе старается привлечь к этому особое внимание читателя. И разумеется, он никогда не назывался «де Картезиус»: во-первых, латинизированный вариант его фамилии был Картезиус (Cartesius): именно фамилии, а не титула: «де» в «Декарт» – это не «дворянская частица», а часть мещанской фамилии: Декарт был из судейских, и дворянство его семья получила много позже его смерти; «де Картезиус» звучит феерически безграмотно. Во-вторых, не он его придумал. В-третьих, он его долго не хотел принимать, потому что в принципе был против обычной в то время латинизации имён, принятой у учёных. В-четвёртых, его враги коверкали это имя: Cartesius – Cartaceus, Cartaceus Philosophus.
«Рота, которой командует капитан де Картезиус, захватывает сожжённую какую-то там фламандскую деревушку». Разумеется, в ноябре 1619 г. Декарт не состоял ни во французской армии (в тот момент бездействовавшей), ни в армии Морица Нассауского, Спинола и Мориц в тот момент ещё не воевали, никаких деревень во Фландрии никто не захватывал, а Декарт не участвовал в боевых действиях. Вообще не участвовал: нет никаких подтверждений, что он когда-либо в них участвовал.
«Дома сгорели, но остались печки, знаменииииииииииииитые эти голландские огромные печки». Я кстати, кажется, знаю, какая картинка стоит перед его глазами… В каком-то советском кино это показано живьём: сошедший от ужаса с ума старик стоит на пепелище своей избы: нет даже остова – только торчит бессмысленная печь из кучи обуглившихся досок и брёвен. У нас обоих воображение отформатировано советским кино. Самый распространённый тип очага в Голландии – камин, как и по всей Западной Европе, а «знаменииииииииииииитые голландские печки» – это чисто русское явление: «Наружные стены печи стали (при Петре) из эстетических соображений обкладывать привозимыми из Голландии глазурованными изразцами, от чего и сами очаги получили название печь голландка». Four hollandais (Dutch oven) в буквальном смысле обозначает толстостенный чугунный котёл, в переносном нечто неприличное (не хочу вдаваться).
«И если залезть внутрь и закрыть заслонку, то там внутри будет тепло всю ночь». Вся последующая ахинея про то, как Декарт сидел в печи, была довольно популярна, когда я учился, и запустил в народ её, наверное, Мамардашвили. На самом деле, речь идёт о poêle (Декарт, естественно, писал poësle). Это многозначное (оно означает ко всему прочему ещё и «сковорода») слово в пересказываемом месте «Рассуждения о методе» означало, по словам Женевьевы Роди-Леви, «…комнату, согретую большой фаянсовой печью, сообщавшейся с кухней, на которой её и загружали дровами, чтобы не беспокоить постояльца». Жильсон: «Комната, согретая фаянсовой печью в немецком стиле, удобство которой французы, привыкшие к дымным каминам, очень ценили». Для сравнения Фюретьер: «Poesle – это также железная или глиняная печь; она плотно закрыта везде, кроме дыры, через которую выходит дым, натопленная, она распространяет сильный жар по всей комнате. В холодных краях poesles весьма употребительны. В Германии у некоторых государей есть poesles за 50 тысяч экю». И далее: «Poesle иногда называют целую комнату, в которой разведён огонь, чтобы согреть комнату, расположенную над нею. Так в сахароварнях есть poesles, чтобы сушить сахар. В парильнях есть poesles внизу, чтобы согревать их (парильни). Древние называли это «гипокауст». Войдя в жарко натопленную комнату, говорят, что это poesle». Слова «ie demeurois tout le iour enfermé seul dans vn poësle» можно понимать буквально («целыми днями я сидел один, запершись в комнате с немецкой печью»). Можно понимать в переносном смысле: «целыми днями я сидел один, запершись в жарко натопленной комнате» («Войдя в жарко натопленную комнату, говорят, что это poesle»). Но её никак нельзя понять «целыми днями я сидел один, запершись в печи». Латинский перевод («totos dies solus in hypocausto morabar»), правда, может дать для такого понимания повод, но этот повод крайне шаткий: ни один авторитетный комментарий к тексту «Рассуждения» его не поддержит.
На «в немецком стиле» и «в Германии у некоторых государей есть poesles за 50 тысяч экю» стоит обратить внимание: с географией в кураевском рассказе полный швах. Увы, Декарт сидел в жарко натопленной комнате не во фламандской деревушке и даже не в Бреде, которую он покинул в июле 1619 г. Вторая часть «Рассуждения» начинается: «Я был тогда в Германии…». К ноябрю 1619-го он был уже на берегах Дуная: традиционно считалось, что в Ульме. Роди-Леви настаивает на Нойбурге, но в любом случае никак не в Нидерландах, ни в какой бы то ни было их части.
Как учит нас институтский фольклор, потолок в Институте философии треснул, потому что все факты сотрудники брали именно с него. Помимо невежества, которое мы не контролируем, тут явно присутствует наша воля, презрение к фактам, ко всему, что стесняет спекуляцию и спекулятивную риторику. Я никогда не видел в Кураеве священника – только институтского / университетского сотрудника, который зачем-то (по приколу?) отрастил гриву, бороду и надел чёрный балахон. (Я ни на что не претендую, конечно, поскольку знаю Кураева исключительно как медиаперсонаж, и, разумеется, мне никогда не удавалось разглядеть попов в других медиапопах (Чаплин, Смирнов, Иларион Венский и Австрийский и проч.).) Характерный институтский артистизм, склонность к романному и роману налицо (он даже ёжится от ноябрьского холода вместо со своим Декартом:)). Да что там институтский: и у Хайдеггера были, в общем, те же привычки и та же манера. Бог с ним, с Декартом, но кто после этой минуты, за которую он умудрился полностью переврать все обстоятельства истории, которую взялся рассказать, поручится, что своего Григория V или Христа он не сочиняет так же? An licet diacono quod philosopho licet?"
http://razoumovskiy.livejournal.com/111389.html

P.S.
http://razoumovskiy.livejournal.com/111389.html?thread=557085#t557597
Tags: razoumovskiy, Андрей Кураев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments