kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

Поповские слезы...

Его Высокопреосвященству
Высокопреосвященнейшему Артемию
Архиепископу Гродненскому и Волковысскому
В Епархиальный Суд Гродненской Епархии
клирика Свято-Никольского храма г.п. Б. Берестовица
Иерея Евгения Красовского

Прошение.

Прошу Ваше Высокопреосвященство о пересмотре и отмене решения Епархиального Совета от 28.05.2015 года и соответствующего Указа о запрещении мне священнослужения, так как это решение братски не справедливое, и канонически не обоснованное. Обоснованность моего прошения станет очевидной ниже. Мое прошение основано как на формальных причинах, так и по существу обвинений, возложенных на меня в Указе о запрещении. Признавая свою вину по смирению, все же приходится уступить многочисленным требованиям ко мне от разных членов Церкви, и священников и мирян, и воспользоваться своим каноническим правом на обжалование, закрепленном в «Положении о Церковном Суде», смиренно обращая внимание Вашего Высокопреосвященства на следующее:
I. Указ о запрещении мне священнослужения никак не обоснован Канонически: текст Указа о запрещении не содержит ссылок на Святые Каноны, что является нарушением требований «Положения о практике запрещения клириков в священнослужении и почислении клириков за штат», принятое 30.05.2014 года Священным Синодом Русской Православной Церкви ж.№ 38, п.1.1, - форма указа о запрещении.
Если я не нарушил Святые Каноны, за которые предусмотрено запрещение, почему же на меня оно наложено? Я не совершил ничего, нравственно препятствующего совершению Божественной Литургии, не совершил преступлений против Веры, против Догматов, против Единства Церкви. Я не оправдываю себя, но смиренно обращаю внимание на несоразмерность вменяемой мне вины и возложенного на меня наказания. Можно премии лишить, можно с должности сместить, но запрещать служить Божественную Литургию при отсутствии Канонических нарушений??
Я Канонов не нарушал, а вот против меня Святые Каноны нарушены были, о чем я скажу ниже. Я не пытаюсь доказать, что я самый лучший священник: я самый плохой священник епархии. Но, основанием для запрещения являются конкретные канонические нарушения, а не то, что кто-то плохой и не угодил. Прошу меня простить, но то, что священник «плохой», или у него плохой характер, как и «не послушание», а так же «многочисленные нарушения» - не являются Каноническими нарушениями сами по себе без конкретных антиканонических поступков или действий, за которые предусмотрено каноническое наказание. Тем более удивительно выглядит единогласное желание моего запрета всех членов Епархиального Совета без канонических оснований. Просто захотелось, и все?
Приходилось слышать от сотрудников Епархиального Управления мнение, что Святые Каноны не обязательны для исполнения, а являются лишь помощью для Правящего Архиерея в управлении Епархией. В связи с такими озвученными взглядами, вынужден обратить внимание, что подобные взгляды ошибочны, так как Епископ – это Гарант соблюдения Святых Канонов в вверенной ему епархии, а не нарушитель Канонов, это нонсенс. Так же и Епархиальный Совет не вправе пренебрегать Святыми Канонами, так как Каноны – это основа деятельности Епархиального Совета, все остальное по сравнению с Канонами является второстепенным. Принцип «икономии», часто применяемый в Церкви, заключается в послаблении ради Церковной пользы, а не в ужесточении действия Святых Канонов. Вот как поступал и учил поступать в подобных случаях священномученик Киприан, епископ Карфагенский, случай из его жития:
«Так, например, Рогациан, епископ Новский, просил совета у святого Киприана по поводу оскорбления, причиненного ему неким диаконом. Киприан отвечал:
– Если диакон и впредь будет ослушиваться тебя и оскорблять тебя, ты можешь, по праву своей власти, или лишить его сана, или отлучить от общения; однако, – прибавлял он, – мы более желаем, чтобы ты прикрывал обиды и оскорбления кротким терпением, нежели наказывал священною властью». Здесь речь шла о систематических оскорблениях в адрес епископа, что является Каноническим нарушением, и в наши дни просто немыслимо. Сделал ли я хотя бы близко что-нибудь подобное?
Смиренно прошу указать мне мои канонические нарушения, за которые мне запрещено выполнять священнические обязанности.
II. Мне не была предоставлена возможность дать ответ по предъявленным мне обвинениям, несмотря на мое прошение об этом от 03.03.2015 года, отправленное по Епархиальной электронной почте. Мне перезвонил секретарь протоиерей Анатолий Ненартович, который сообщил, что прошение получено. Но ответа на свое прошение я вообще не получил, на Епархиальный Совет я приглашен не был, и был лишен всякой возможности высказаться по выдвинутым против меня обвинениям. Это братски не справедливо: наказать, за спиной, не выслушав.
III. В тексте Указа о запрещении мне служить отсутствует конкретное указание моего нарушения Священнической Присяги при исполнении священнических обязанностей, или хотя бы конкретный нарушенный пункт Присяги. Вероятно в Указе описка, а имеется в виду Ставленническая Присяга. Я перечитал текст Ставленнической Присяги и не нашел ни одного пункта, который бы я нарушил, выполняя свои священнические обязанности. Общая формулировка в Указе моей вины дает лишь повод для различных кривотолков и сплетен, кроме этого лишает меня возможности понять свою вину, исправиться, и высказать хоть что-нибудь в свою защиту. Это же не справедливо.
О каких все-таки претензиях ко мне идет речь в Указе? Настоятель прихода прот. Виталий Яромич говорит, что не писал на меня доносов в Епархию, и что к запрещению меня он не имеет отношения, а кассир прихода вместе с регентом хора – старшей дочерью настоятеля распространяют сведения, что на меня написали жалобу прихожане с клироса и Приходских катехизических курсов за то, что я «плохой священник и со мною невозможно работать». Но я переспросил указанных прихожан – никто ничего не знает о жалобе, и меня в свою очередь никто ни с какой жалобой не ознакомил. Если жалоб на меня нет ни от настоятеля Прихода, ни от прихожан, то о каких же тогда нарушениях идет речь??
Но так же нельзя: запрет не должен основываться на намеках на вину, у юристов это называется «навести тень на плетень». И вообще, вся эта атмосфера сплетен, эта практика всё делать за спиной, тайком, - всё это не по-братски как-то. И как мне исполнить требование Указа Вашего Высокопреосвященства: «принести достойные плоды покаяния», если моя вина не указана?? Мы же учим прихожан каяться не «всем грешна», а в конкретных грехах. Так и я смиренно прошу указать: какими своими действиями какие конкретные пункты Ставленнической Присяги я нарушил, и справедливо разобраться: 1. Было ли нарушение; 2. Есть ли моя вина в нарушении; 3. Был ли злой умысел с моей стороны или тому были другие причины; 4. Нет ли оговора на меня с чьей-либо стороны. Тогда это будет братски справедливо, но не в том виде, как это есть сейчас.

IV. В тексте Указа о запрещении сказано, о нарушении Распоряжения Вашего Высокопреосвященства об исповеди у духовника. При этом нет ссылки на конкретный документ Распоряжения, нет ни даты Распоряжения, ни номера этого Распоряжения. Почему-то. Небрежность? В Указе Правящего Архиерея о запрете??
Очень прошу понять меня правильно и не обвинять в придирках к тексту Указа Правящего Архиерея. Но! речь идет о моем запрете, и для меня не маловажно, основан ли запрет на …. несуществующем Распоряжении? Или Распоряжении, данном, например, до моего возвращения в Епархию из семинарии? О таком Распоряжении я объективно не мог знать. В чем тогда моя вина? И каково содержание этого Распоряжения, устное оно или письменное, что там сказано о покрытии транспортных расходов для выполнения этого Распоряжения, клириками, не имеющими доступа к церковной кассе?
Вынужден так же обратить внимание на то, что никто из опрошенных мною клириков никогда не видел Распоряжения Вашего Высокопреосвященства об исповеди у духовника. В открытом доступе я его не нашел. Все два с половиной года ни благочинный, ни духовник, ни секретарь вообще никто и никогда не упоминали про нарушение мною Распоряжения Вашего Высокопреосвященства об исповеди у епархиального духовника, никогда на него не ссылались и не показывали мне это Распоряжение. Прошу меня простить, но так же нельзя: основывать запрет на Распоряжении без исходящих данных конкретного Документа, на Распоряжении о котором никто никогда не говорил, на Распоряжении, с которым я не был ознакомлен.

V. По поводу моего отсутствия на исповеди у епархиального духовника к сожалению не получается ограничиться коротким текстом, так как вопрос этот очень широкий:
1. Смиренно обращаю внимание Вашего Высокопреосвященства на то, что отсутствие на исповеди у Епархиального духовника не является Каноническим нарушением, как и не является нарушением Ставленнической Присяги, так же не является препятствием для служения Божественной Литургии, таинств и треб. Нигде не предусмотрено запрещение в священнослужении, за пропуск исповеди у епархиального духовника. Нигде таких запретов и ограничений нет.
2. Никогда не было ко мне претензий со стороны епархиального духовника протоиерея Андрея Бондаренко по поводу моей исповеди у него. Ни одной претензии, ни письменной ни устной. Кроме этого 25.08.15 г. на исповеди у епархиального духовника ко мне снова не было со стороны духовника никаких претензий, не было указано на нравственные или греховные препятствия к совершению Божественной Литургии и других служб и треб, никакой епитимии на меня духовник не налагал. Ничего вообще. Почему же Вы мне не даете служить?
3. Так же смиренно прошу прекратить меня демонизировать: «Вот, мол, священник, который отказывается исповедоваться», - исповедуюсь я регулярно у разных священников, в том числе исповедовался у настоятеля протоиерея Виталия Яромича, и ничего в этом не вижу предосудительного. Для меня это не имеет значения, я готов исповедоваться у любого священника, и Вы, Ваше Высокопреосвященство, никогда не запрещали нам это делать.
4. Так же смиренно вынужден обратить внимание на следующее: Независимо от чина, звания, происхождения, посвящения, социального положения, образования, священного сана, характера, места проживания, цвета кожи, черт лица, места службы, должностных обязанностей – независимо ни от чего, всегда и везде - любое Таинство, в том числе Таинство Исповеди, совершенное с применением принуждения, является недействительным, и Богопротивным. Неудобно даже об этом напоминать. Достаточно подробно, с необходимыми ссылками на Святых Отцов Церкви об этом изложено в лекциях профессора МДА А. И. Осипова. Любое Таинство, особенно Таинство Исповеди – это личное общение человека с Богом, поэтому независимо ни от чего вообще в принципе, любое принуждение, давление, наказания, прессинг, преследование – являются действиями Богопротивными, Богу не угодными, и должны быть прекращены немедленно без всяких условий. Все остальные рассуждения и оправдания – Прочь: подобные действия - это большой грех перед Богом, независимо от того, кто в каком сане и с какими внешне благими целями их совершает. Да, когда человек не исповедается – это показатель, но не повод для принуждения, наказания и преследования ни при каких условиях и обстоятельствах. Очевидно, следует строить работу по-другому, избегая гневить Бога принуждениями, давлением, наказаниями и прочим.
5. Я никогда никому, и ни в какой форме не отказывался от исповеди у епархиального духовника. Никогда такого не было. В чем моя вина?
Никогда например не было такого, что бы духовник приехал в наше благочиние или на приход в Б. Берестовицу, а я отказался от исповеди, или что бы духовник позвонил мне, а я отказался от исповеди. Вообще моих отказов никогда не было. Обратное было. Духовник однажды отказал мне в исповеди, когда я приехал исповедоваться у него не со своим благочинием, сославшись на то, что он торопится на спевку хора духовенства. Это было в Рождественском Посту 25 декабря 2012 года. Также епархиальный духовник не ответил на мое письменное прошение к нему как к духовнику о братской помощи в разрешении конфликтной ситуации в Свислочском благочинии в 2013 году, о чем я уже сообщал Вашему Высокопреосвященству в прошении, но ответа не получил. Таким образом, в отношении меня были отказы со стороны духовника епархии, а с моей стороны никогда не было отказов исповедоваться у духовника. Да и вообще два с лишним года НИКТО не делал мне замечаний и вообще не вспоминал, что я не приезжаю на исповедь в г. Гродно. В чем же моя вина? Если виновен я, то все - до сих пор молчавшие а теперь голосующие - должностные лица Епархии, в обязанность которых входит надзор, все – СОУЧАСТНИКИ моего преступления.
6. Я не ездил в г. Гродно на исповедь к духовнику по материальным причинам. Настоятель прихода прот. Виталий Яромич, все два с половиной года, в нарушение 41 Правила Святых Апостол, принципиально отказывался оплачивать транспортные расходы, при нищенской зарплате , которую он мне платил, и при полном лишении пожертвований за требы. Это было известно и Вашему Высокопреосвященству, и секретарю Епархии, и еще как минимум трем членам Епархиального Совета, от которых по поднимаемым мною вопросам я слышал лишь не внятные междометия. Все всегда и везде, и в государстве и в Церкви ездят в служебные поездки за служебный счет, а не за личный. Члены Епархиального Совета так же приехали на Епархиальный Совет судить меня за приходской счет, и проголосовали за то, что бы я ездил в Гродно …… за личный счет?? За какие же средства? Может за детские пособия мне ездить? Не стыдно?
22.08 сего года я обратился по Епархиальной электронной почте к настоятелю прот. Виталию Яромичу с просьбой оплатить транспортные расходы на поездку в г. Гродно на исповедь к духовнику, а так же оплатить командировочные расходы и начислить за этот день зарплату. Но прот. Виталий Яромич уклонился от ответа на мою просьбу. В переписке 23.08 с настоятелем по Епархиальной почте мне удалось добиться ответа на мою просьбу, прот. Виталий согласился оплатить транспортные расходы, но отказался оплатить командировочные расходы в размере 30.000 рублей, как это рассчитывается в государстве, а так же отказался засчитать день поездки как рабочий день и начислить за этот день зарплату. Это вообще нормально? Это теперь по каждому элементарному служебному вопросу нужно вести километры переписки? А если вопрос не решается - писать жалобы в Епархию? Это, по-Вашему, нормальные здоровые приходские отношения между священниками? Я смирился, и съездил в г. Гродно без оплаты командировочных расходов и без оплаты рабочего дня, но простите: сколько уже можно пользоваться чужим смирением??
Отказ настоятеля прихода прот. Виталия Яромича в течение практически двух лет оплачивать мне транспортные расходы, а так же командировочные расходы и начислять зарплату в дни командировок является Каноническим нарушением. Согласно 41 Правилу Святых Апостол священник питается от алтаря: « … Ибо закон Божий постановил, да служащии олтарю, от олтаря питаются, якоже и воин никогда не подъемлет оружия на врага на своем пропитании». Применительно к нашему времени священник не только питается, но и заправляется от алтаря. Примененная в указанном Правиле Святых Апостол аналогия с армией очень уместная и все нам объясняет наглядно: Никто солдату в армии не приказывает найти спонсора на топливо или боекомплект для танка, или ехать на полигон за личные средства! Так же 59 Правило Святых Апостол настаивает: «Аще кто, епископ, или пресвитер, или диакон, некоему от клира нуждающемуся не подает требуемого: да будет отлучен. Закосневая же в том, да будет извержен, яко убивый брата своего.» Настоятель Свято-Никольского храма протоиерей Виталий Яромич отказывался оплачивать мне служебные поездки, и сейчас отказывается это делать в полном объеме, поясняя это не отсутствием средств в кассе прихода, а из-за своей принципиальной позиции не оплачивать расходы, ненужные приходу. Просто не хочет этого делать, что является нарушением 41 Апостольского Правила. В своих действиях прот. В. Яромич исходит из мнения, что я – не нужный приходу священник, и вообще он считает, что в Б. Берестовицком приходе второй клирик не нужен, о чем неоднократно заявлял публично с амвона, не считаясь с мнением Правящего Архиерея. А может быть прот. В. Яромич так ко мне относится потому, что я в школьные годы семь лет - с четвертого по одиннадцатый класс - пономарил и пел на клиросе в Никольском храме Б. Берестовицы, и настоятель продолжает относиться ко мне как к пономарю, не взирая на мой священный сан, двеннадцатилетний стаж служения, и семью с шестью детьми? Владыко, может это Вы благословили прот. Виталия Яромича так ко мне относиться? Я же не знаю, что за моей спиной происходит.
Смиренно прошу оплатить мне все расходы, связанные со служебными поездками, и я всегда буду ездить в г. Гродно по служебным делам по первому же требованию.

VI. Смиренно обращаю внимание на то, что вменяемые мне в вину нарушения явились следствием систематического игнорирования поднимаемых мною перед должностными лицами Гродненской Епархии служебных вопросов в прошениях и объяснительных. Так за период последних более двух лет остались не отвеченными в общей сложности пять моих прошений: одно духовнику епархии, одно благочинному г. Свислочь, где на тот момент я служил, и три прошения Вашему Высокопреосвященству. Все прошения были отправлены заказными письмами с уведомлениями о получении, а так же по епархиальной электронной почте. В получении этих прошений нет сомнений. Кроме этого 23.08 сего года по вопросу оплаты транспортных расходов на поездку в г. Гродно на исповедь к духовнику я обратился в письменном виде по Епархиальной электронной почте к духовнику Епархии прот. Андрею Бондаренко, этого же числа с аналогичным обращением к благочинному прот. Сергию Шелесту, но по сей день не получил от них ответа. Но простите: обращения должны как-то рассматриваться, канцелярия должна работать, ответы должны отсылаться!! Разве это по-братски: столько времени игнорировать мои обращения по служебным вопросам, а за спиною строчить доносы и единогласно голосовать за то, что бы не давать мне служить?? Практика игнорирования, откладывания обращений под сукно, практика замалчивания поднимаемых вопросов является неприемлемой, тем более с учетом Соборного характера организации Церковной жизни, определенного в Символе Веры. Практика игнорирования – это преступление против Соборности.
VII. В тексте Указа о запрещении сказано, что я должен принести достойные плоды покаяния, без конкретных указаний. Снова общая формулировка. Мы же учим каяться не в общих словах, а конкретно. Например: священник, страдающий винопитием, или другим безнравственным поведением, может покаяться в этом, и принести плоды покаяния, оставив свои пагубные занятия; раскольник покается в своих раскольнических действиях; еретик откажется от ереси: а что должен конкретно сделать я? Я всегда каюсь во всех своих грехах на исповеди, но речь идет не о всех моих личных грехах, а об Указе Правящего Архиерея о запрете, где Канонические мои нарушения не указаны, нарушения Ставленнической присяги не указаны, - в чем каяться? В том, что я отказываюсь ездить в служебные поездки в г. Гродно к духовнику за личный счет? Покаяться в том, что я поднимаю служебные вопросы? При чем же здесь мое покаяние, если разрешение служебных вопросов зависит не от меня, а от выше стоящего начальства? Смиренно прошу оплатить мне мои служебные расходы, либо благословите исповедоваться у любого священника по месту моего жительства, и вопрос будет решен. Либо напишите мне прямо, что я должен за личный счет исполнять Распоряжения Правящего Архиерея, указав соответствующее каноническое обоснование. Личного греха я тут не нахожу, здесь исключительно рабочие служебные вопросы. Если я заблуждаюсь, то смиренно прошу мне это разъяснить дополнительно.

В связи с выше сказанным прошу Ваше Высокопреосвященство и Епархиальный Суд:
1. Отменить решение Епархиального Совета от 28.05.2015 года и соответствующий Указ о запрещении мне священнослужения в связи с отсутствием нарушения Святых Канонов с моей стороны и в связи с отсутствием канонического обоснования указанного Решения, на основании «Положения о практике запрещения клириков в священнослужении и почислении клириков за штат», принятое 30.05.2014 года Священным Синодом Русской Православной Церкви ж.№ 38, п.1.1, - форма указа о запрещении. Либо указать, какие Каноны, предусматривающие такое серьезное наказание как запрещение священнослужения, я нарушил, что бы я мог понять свою вину, исправиться, и предоставить возможность высказаться в свое оправдание, либо же что бы я имел возможность подготовить апелляцию в Общецерковный Суд;
2. Указать, какие положения Ставленнической Присяги я нарушил, что бы я мог понять свою вину, исправиться, и предоставить возможность высказаться в свое оправдание;
3. Прошу признать меня лишь косвенно виновным в нарушении Распоряжения (если оно действительно было) Правящего Архиерея о епархиальной исповеди в связи с тем, что эта ситуация была создана искусственно с нарушением 41 и 59 Правил Святых Апостолов в отношении меня настоятелем прихода прот. Виталием Яромичем, и моя вина является производной от нарушения указанных Правил Святых Апостолов в отношении меня, и назначить наказание, соразмерное моей действительной вине; прошу разъяснить мне мою вину, и разъяснить мне за какой счет я должен был и должен сейчас ездить в Гродно на исповедь и другие мероприятия, которых довольно много в году;
4. Обязать настоятеля Свято-Никольского прихода протоиерея Виталия Яромича оплачивать в полной мере все мои служебные поездки, транспортные и командировочные расходы как подчиненного ему клирика на основании 41 и 59 Правил Святых Апостолов;
5. Дать каноническую оценку действиям настоятеля Свято-Никольского прихода протоиерея Виталия Яромича, принципиально отказывавшегося в течение практически двух лет оплачивать из приходской кассы мои служебные поездки как подчиненного ему клирика. Данное обращение прошу рассматривать как мою жалобу на канонические нарушения протоиереем Виталием Яромичем в отношении меня 41 Правила Святых Апостолов, так как это стало причиной моих нарушений.
6. Так же крайне смиренно прошу по получении моего прошения, которое будет выслано по епархиальное электронной почте, а также заказным письмом с уведомлением, в течение недели сообщить, в какие сроки оно будет рассмотрено, что бы мне была известна судьба моего прошения. В противном случае я с братским огорчением вынужден буду считать молчание за очередной отказ рассматривать мое прошение, и перенаправлю его непосредственно в Общецерковный Суд в г. Москве.

P.S. На данный момент я практически полностью выполняю Указ Вашего Высокопреосвященства о моем запрете: не совершаю служб и треб, не ношу Крест, не преподаю благословение, что оказалось не просто, так как пришлось столкнуться с народным поверьем в среде духовенства, что благословение несправедливо запрещенного священника обладает особенной благодатью, из-за чего каждый знакомый священник упорно предъявляет ко мне требование благословить его семью. Дорогу и еду так же не благословляю. В приходском хоре я не пою по той причине, что настоятель прихода прот. Виталий Яромич отказывается начислять за это зарплату. Из письма настоятеля по Епархиальной электронной почте 23 августа 2015 г. 20.43: «Как Вас ранее предупреждали, заработная плата вам будет выплачиваться только после предоставления документов на официальное трудоустройство…» Отказ настоятеля прихода начислять мне зарплату из-за того что я официально не трудоустроен в приходе Канонически не обоснован и противоречит 41 Правилу Святых Апостол, так как я на данный момент являюсь священником прихода. По существу вопроса: я не могу официально трудоустроиться в приходе так как мне это запрещено законом, у меня ребенок инвалид, по уходу за которым я оформлен, и получаю за это государственное пособие которое в ДВА РАЗА больше, чем предлагаемая мне настоятелем зарплата, отказаться от пособия по уходу за инвалидом в ущерб семье я не могу. Поэтому во время богослужения я смиренно стою в храме с прихожанами, где мое местоположение наглядно соответствует моему реальному положению, и прихожане, видя это, оказывают мне материальную помощь. Отказаться от этого я так же не могу. Владыко, обяжите, пожалуйста, настоятеля прихода прот. Виталия Яромича начислять мне достойную зарплату.
Требование официально трудоустройства является странным. Это что же получается, теперь отношения между настоятелем и клириком будут отношениями между работодателем и наемным рабочим? Будем в приходе руководствоваться Трудовым Кодексом? И трудовые вопросы будем ходить разрешать в отдел по труду? Или еще раз все-таки крепко подумаем, и начнем строить внутри приходские отношения на основании Церковных Канонов, по-братски и справедливо, а не на трудовом законодательстве. Или же будем спекулировать на трудовом законодательстве, выдергивая удобные для себя законы, как это делает прот. Виталий Яромич: требует официального трудоустройства, а командировочные расходы не хочет платить, и день рабочий зачислять не желает, пожалел 30.000 белорусских рублей!!! командировочных своему собрату с шестью детьми в семье! А за работу в выходной воскресный день так же будет двойная плата по Трудовому законодательству? До комизма будем доводить, или все-таки прекратим недостойные спекуляции и будем по-братски строить справедливые отношения в Приходе?
Мне предлагается смириться. Но куда уже дальше? С апреля 2014 года я перестал поднимать материальные вопросы и, за месяц письменно уведомив настоятеля прихода, устроился на светскую работу для содержания семьи; с января 2015 года я вообще отказался от приходской зарплаты: какое еще нужно смирение? За детские пособия и инвалидную пенсию ребенка ездить в служебные поездки? Не стыдно такого требовать? Согласно ряду Святых Канонов всеми епархиальными средствами распоряжается епископ, поэтому я обращаюсь к Вам, Владыко: как Вы содержите семью священника с шестью детьми? Я отказался с 01.01.15 г. от приходской зарплаты, что бы привлечь Ваше внимание, но тщетно. С января 2015 г. по сегодняшний день в кассе Прихода скопилось моей зарплаты около 7.000.000 белорусских рублей. Простите Владыко, но Вы меня с семьей содержите даже не в нужде, а в голоде. Как перед Господом отвечать будете? Пожалуйста, решите все эти вопросы раз и навсегда четко, ясно для всех, справедливо и по братски. В приходе два священника - значит все должно быть поровну, как это делается в Польской Православной Церкви, которую Вы Владыко так часто ставите нам в пример, где священники все требы делят в конце месяца поровну между всеми клириками прихода, если есть что делить, если нет – то лишены все, вот это по братски, вот это справедливо! Совершенно не Каноничной является позиция по этому вопросу настоятеля прихода прот. Виталия Яромича, который искренне убежден, что от приходской кассы имеет право полноценно содержать семью ТОЛЬКО настоятель прихода, только настоятель имеет право за приходской счет растить детей, учить, выдавать замуж, а второй священник прихода, по мнению прот. В. Яромича, таких прав не имеет. И эту не братскую не Каноническую мысль прот. Виталий Яромич отстаивает ВСЕМИ доступными ему средствами (в том числе спекуляции, ложь, угрозы), с настойчивостью и упорством, свойственным уроженцам Столинского района Брестской области. Так же не Церковной и не Каноничной является позиция секретаря Епархии прот. Анатолия Ненартовича, который утверждает, что священник – это волк, его «ноги кормят». Все-таки согласно Церковному учению епископ – это пастырь, а все остальные его овцы, которых епископ должен опекать и кормить. А священники одного прихода, независимо от чина и звания, абсолютно равны перед Богом, и соответственно перед приходской кассой. Питаться от Алтаря Берестовицкого прихода я не могу в принципе, так как на кассе во время службы сидит матушка настоятеля, и все принесенные прихожанами пожертвования после службы уносит к себе домой, что является нарушением Устава прихода. Это не по-братски, не справедливо.
Владыка, я всегда делал все, что Вы говорили делать, делал это первый и ревностнее других. Вы наставляли ругаться с властями за Церковные интересы – я это делал; Вы говорили не крестить, не отпевать и не венчать «комсомольцев» и не церковных людей – я и это делал; назначая меня в Волковыск, Вы с секретарем меня наставляли, что Волковыск – это «болото, которое надо встряхнуть» - я все сделал, все «встряхнул»; Вы, Владыка, требовали отказывать в крещении детей без предварительных собеседований – я отказывал, когда никто этого не делал; Вы говорили …. много что Вы, Владыка говорили, а я все это усердно делал. Я пришел из Семинарии как чистый лист бумаги, как пластилин, и Вы 12 лет меня пастырски воспитывали. Я делал все, что Вы говорили, в результате чего настроил против себя многих священников, множество прихожан, а так же представителей властей. Исполняя Ваши наставления, я вредил сам себе. Я сегодняшний – это продукт Вашей Пастырской заботы, а сегодняшний Ваш запрет мне – это Ваша собственная оценка Вашей собственной Архипастырской деятельности за последние 12 лет.
Хотел бы задать вопрос членам Епархиального Совета: Какое страшное зло я причинил своими нарушениями? Какое зло вообще я сделал, за которое вы мне не даете служить, и кому? Не виртуальное зло на бумаге, а реальное! Может я зло причинил духовнику, или Церкви, кому? Ответьте мне пожалуйста, от какого зла вы уберегли мир, запрещая мне служить?
Вот Вы все – сделали зло, конкретное и реальное: 1. мне лично, запрещая служить без канонических оснований; 2. моей семье, отобрав у отца шестерых детей и чайную ложку, тогда как сами чеплете черпаками из Церковного котла; 3. причинили зло большой группе прихожан, лишив их возможности духовно окормляться у второго священника прихода: ни исповедоваться, ни благословение взять; 4. внесли разлад на Берестовицкий приход, запретив служить священнику с шестью детьми без понятных, и очевидных для всех нарушений, выставив этим Церковь в неблагоприятном виде перед другими конфессиями, да и вообще перед всеми. Сравните теперь, пожалуйста, объем зла, причиненного мною, и Вами всеми. Чего только стоит запрет носить Крест, что вызвало недоумение прихожан: учим-учим всех носить, а тут запрещено носить, это уже не Орудие Спасения, а средство наказания. Всё обдумали, принимая решение? Всё взвесили, единогласно голосуя? Вспомнили на Епархиальном Совете, как поступал священномученик Киприан, епископ Карфагенский?
Отчего тогда такая поспешность меня наказывать? Разве не следовало еще два с лишним года тому назад поднимаемые мною в прошениях вопросы своевременно решить, а не доводить все до канонических пределов и запрещать мне служить Божественную Литургию? Я же не жалобы писал, например на то, что настоятель прот. В. Яромич в 2014 году в грубой форме с угрозами запретил мне на Крещение освящать дома в Б. Берестовице, а когда я все-таки ослушался и пошел, то при встрече в одной из многоэтожек, протоиерей Виталий устроил истерику, отказался подать руку и поздороваться по священнически, и не здоровается со мною за руку с тех пор по сей день. Или на то, что в 2014 году настоятель так же запретил мне освящать на Радоницу приходское кладбище в Б. Берестовице, а когда я пришел освятить могилы своих бабушки и прабабушки, то настоятель подбежал ко мне и требовал покинуть кладбище при множестве свидетелей. И не жалобы писал я на то, что прот. В. Яромич на Радоницу в 2015 г. солгал мне на счет даты освящения деревенских кладбищ, о чем я случайно узнав, немедленно поставил в известность благочинного прот. Сергия Шелеста, который в свою очередь в очередной раз проигнорировал мое обращение. Нет, я поднимаю служебные вопросы, и эти вопросы должны быть решены вовремя, по братски, справедливо, ясно и понятно всем членам нашего епархиального коллектива.

P.P.S. Владыко, у Вас нет помощников, способных составить безупречный текст Указа? Так снимите запрет и возьмите меня к себе в помощники, я составлю все Ваши указы канонически безупречно, с обоснованием на Святые Каноны, на Соборные и Синодальные решения, на распоряжения и пожелания Святейшего Патриарха.

P.S. Указ №7 от 29.05.2015
Указом №7 от 29.05.2015 г.Высокопреосвященнейшего Артемия, архиепископа Гродненского и Волковысского, иерей Евгений Красовский, клирик храма святителя Николая Чудотворца г.п. Б.Берестовица запрещаетеся в служении без права преподания благословения и ношения наперсного креста сроком на 12 месяцев за неисполнение распоряжения епархиального архиерея о прохождении исповеди у епархиального духовника, неявку на общеепархиальную исповедь в течение 2-х последних лет, в Великом посту 2015 года, и за ненадлежащее исполнение своих священнеческих обязанностей по месту служения на основании Священнической Присяги.
На время запрещения в священнослужении иерей Евгений Красовский определяется на клиросное послушание в Свято-Никольский храм г.п. Б.Берестовица.
В случае принесения достойных плодов покаяния до истечения срока наказания, прещение может быть снято досрочно.
Прещение наложено на основании единогласного решения Епархиального Совета Гродненской епархии от 28 мая 2015 г.
Tags: Артемий Кищенко, Гродненская епархия, Евгений Красовский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 51 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →