?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Паки об "осерении церковной среды"...
Простите
kalakazo
Андрей Кураев – о Его Святейшестве Кирилле:


"Михаил Соколов: Вы нас успокаиваете. Я хочу о внутренней вашей повестке дня спросить. Несколько видных деятелей, Георгий Митрофанов, Петр Мещанинов, Сергей Чапнин, Андрей Зубов и другие, они как-то отодвинуты от церковной деятельности. Что это значит?
Андрей Кураев: Это означает, что патриарху Кириллу не нужны собеседники. Он себя считает самодостаточным и единственным голосом церкви, время дискуссий, по его мнению, прошло, это неинтересно. У него один собеседник, его зовут Владимир Владимирович Путин.
Как однажды патриарх сказал мне: «Не портите мои отношения с Фурсенко». Это когда я активно принимал участие в дискуссиях по поводу преподавания основ православной культуры в школе, в те годы министерство давило за то, чтобы избирали что угодно, только не основы православной культуры в школах. Я об этом в своем блоге и статьях писал. Это одна из последних моих бесед с патриархом, это было на Пасху 2010 года. Только что вышел мой учебник, я его передал патриарху на Пасху, все духовенство Москвы собирается его поздравить, я тоже, патриарх всем дарит пасхальное яичко. Когда подходит моя очередь, он мне сквозь зубы, не давая яичко, говорит: «Не портите мои отношения с Фурсенко», который тогда был министром образования. Я понял, что это главное, не то или иное дело, а главное не портить отношения с властью.
Поэтому кто такие Митрофанов, Зубов, Кураев? Если их выступления были замечены там и вызвали тень неудовольствия, значит надо расстаться. Это очень интересная черта нашей церковной жизни, далеко не при патриархе Кирилле сложившаяся, а намного раньше. У нас нет корпоративной солидарности, генерал не защищает своих офицеров. И это во всей церкви, во всех епархиях. Если какой-то священник вызвал тень неудовольствия какого-то значимого для епископа лица, губернатора или серьезного спонсора, епископ превентивным образом раздавит этого священника, а не будет его защищать. Вспомним случай с одним священником в Чите, который побывал в колонии у Ходорковского.
Михаил Соколов: Разжаловали быстро.
Андрей Кураев: Мгновенно. Хотя, что он сказал? Он всего лишь навсего отказался освящать: я этот дом пыток освящать не будут. И это повод для лишения сана? Фантастика совершенно.
Михаил Соколов: Да, это очень печальный момент, что происходит такое осерение церковной среды".
http://www.svoboda.org/content/transcri​pt/27809544.html


  • 1

Не надо освящать дом пыток? Надо!

Что значит - "не надо совящать дом пыток"? Именно, что надо!
При царях монастыри могли быть одновременно и тюрьмами, где содержались различные мнимые или настоящие преступники - в особенности высокопоставленные лица, попавшие в опалу и для которых подобрали удобный предлог, чтобы "законно" пометить их в тюрьму, "государственные преступники особой важности", которых почему-то не решались казнить, злостные еретики и раскольнки - в общем, зачастую это были те, кого позже стали называть "политическими".
Соответственно, архимандрит или игумен, бывший настоятелем этого монастыря, был самым настоящим тюремщиком и даже начальником тюрьмы, к которому приводили заключенных под конвоем и которых он заточал в их камеры, налагал на них оковы, следил за их содержанием согласно предписаниям (чтобы не допустить например, возмоности заключенного с кем-то говорить вообще; или чтобы он мог или не мог покупать себе за свои деньги дополнительный паек) и так далее.
А ведь мечта многих монахов - это стать архимандритом или настоятелем монастыря! И путь туда шел через то, что кандидат внутренне всегда был готов стать тюремщиком и даже начальником тюрьмы.
А ведь из подобных монахов-архимандритов далее набирались епископы!
И речь тогда не шла - пойду я настоятельствовать в такой-то монастырь, в котором есть тюрьма и в котором я должен исполнять роль тюремщика, или не пойду. Прикажут, назначат настоятелем - и пойдешь!

Все это следует помнить, когда мы говорим о таких людях, как Филарет Московский, Игнатий Брянчанинов, Феофан Затворник, оптинские настоятели - все они внутренне готовы были стать трюремщиками и начальниками тюрьмы. Равно, все они соглашались разглашать тайну исповеди в интересах государственной власти. Никто из людей тех времен не избег этой участи - ни Серафим Саровский, ни Иоанн Кронштадтский, ни даже столь чтимый сонм священномучеников, умученных от Советской Власти.
Сегодня Филарет Московский или Макарий Булгаков (тоже ставший митрополитом Московским) богословствуют, а завтра они спокойно могут, если соизволит царь или синодальное начальство, быть тюремщиками, надзирателями, начальниками тюрьмы.
Это просто какие-то мастера на все руки были!
РАЗУМЕЕТСЯ, ВСЕ ПОДОБНЫЕ ТЮРЬМЫ БЫЛИ ОСВЯЩЕННЫМИ - ВЕДЬ ОНИ ЯВЛЯЛИСЬ, ПО СУТИ, ЧАСТЬЮ МОНАСТЫРЕЙ!

А тут видите ли - заартачился! Тюрьму он не хочет освящать. А церковь прикажет - так он не только ее должен освятить, но и стать в ней начальником или надзирателем!

Re: Не надо освящать дом пыток? Надо!

есть свидетельства что эти святые разглашали тайну исповеди? Что вы брешите бездоказательно?

(Deleted comment)
Примеры хотелось бы узреть.

Re: Не надо освящать дом пыток? Надо!

А где вы увидели у меня, что я говорил, что они "разглашали тайну исповеди"? Я этого не говорил! :) Я говорил: "Они соглашались разглашать тайну исповеди" - то есть, давали согласие, что будут разглашать тайну исповеди.

Российская церковь в те времена действовала согласно "Духовному Регламенту" Петра I и законам, с ним тесно связанным. А все это было таково, что священникам предписывалось докладывать "куда надо" - не знаю точно куда, но, по-видимому, в такие места, как: полиция, в жандармерия, царская охранка или же таким лицам как губернатор, градоначальник, - о некоторых вещах, услышанных на исповеди и касающихся государственной безопасности. (А "государством" в те времена был царь"). Вот если кто-то готовил покушение на царя (может быть, даже потому, что царь жену его соблазнил), то батюшка был обязан донести "куда надо". Разве вы это не знали?

Я не знаю, действительно ли со священников тогда брали подписку о том, что он будет нарушать тайну исповеди. Но, становясь иереем в "официальной" Русской церкви, человек, очевидно, соглашался с теми документами, которые регламентируют ее деятельность. То есть, даже если с человека подписку не брали, то, не заявив протеста, человек автоматически своим бездействием соглашался действовать согласно подобным законам.
Вы видели где-нибудь что-то вроде заявление на имя правящего епископа, министра внутренних дел, или Царя как главы церкви, от Иоанн Кронштадтского или Серафима Саровского или того же Антония Храповицкого, в котором (заявлении) он писал примерно следующее:

"Уведомляю, что я не согласен с действующим "Духовным регламентом" в том его предписании, которое обязывает иерея нарушать тайну исповеди. Уведомляю также, что в случае посвящения меня в иереи я не собираюсь соблюдать это правило как противное Богу, уставам церкви и моей совести.
монах Серафим (Прохор Мошнин)."

Вы видели что-то подобное хотя бы один раз за всю историю России начиная от Петра I и заканчивая концом правления Николая II?!

Как ясно, напиши Серафим Саровский такое заявление - и ему бы сказали:
"Не хочешь - так и не будешь иереем".

Все эти люди попросту не пролезли бы за амвон если бы недали согласия нарушить тайну исповеди - пусть и молчаливо, пусть и через бездействие.

  • 1