kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Category:

Об "ангелах света" и о "аггелах тьмы"..

Отзыв преподобного mondios
о диспуте Алексия Дунаева и священника Георгия Максимова
по теме CONSENSUS PATRUM от 17.09.2016.

Некоторые цитаты из него:

"Отец Георгий Максимов, очевидно, очень хороший человек и добросовестный священник; но у меня сложилось впечатление, что он оказался заложником некоей картины мира, привычной для сектантского сознания. Бросилось в глаза, как по любому поводу и в ответ на любой аргумент отец Георгий произносил одно и то же: «данный аргумент не может поколебать принцип consensus patrum, так как этому принципу не может повредить вообще никакой аргумент». Оказывалось, что о. Георгия вообще ничто не может поколебать — просто по одной простой причине: он чувствует, что с ним Бог, Церковь, святые, которым открыта истина, значит, соотсветственно, истина открыта и ему, а разве что-то может поколебать Бога, Церковь и Саму Истину? Нет, конечно. Такой тип сознания даже представить не может, что истину необходимо искать и к ней приближаться, что она — horribile dictu — не всегда может быть доступна даже святому человеку, не говоря уже о простых грешных мирянах. Более того, поскольку «все согрешили и лишены славы Божией», то можно предположить, что и святые были грешными, ошибались, путались и спорили не по существу… Но в сознании «ангелов света» существует твёрдая и определённая истина, которую они «защищают», и существуют служители тьмы, которые периодически совершают на эту истину нападки, от которых требуется ограждать эту истину. Хотя о. Георгий постоянно говорил о том, что он не против науки, но весь его логос и пафос свидетельствовали только об одном: что наука лишь мешает хранить истину, что мыслить — опасно, что думать — не обязательно. Это такой тип, предполагающий картину мира, в которой истина доступна только безмыслию, а не думать — главная добродетель. Я представил, что вот такой о. Георгий, смиренный и добрый, совершенно не умеющий думать и интуитивно противящийся всякой живой мысли, станет, например, критерием принадлежности к православию: и мне стало страшно. С моей точки зрения, предлагаемый отцом Георгием критерий верности Церкви — нахождение некоего consensus patrum тем способом, который пытался демонстрировать он сам и который хорошо известен в соцсетях, — это полный тупик, о чём ему и сказал его оппонент, А. Г. Дунаев.

Последний не зря сравнил подход о. Георгия с протестантизмом. Такой критерий характерен для православного зилотства, а это яркое выражение русского протестантизма: бесконечные споры о «правильном» понимании консенсуса отцов, бесконечные обвинения друг друга в передёргивании цитат и бесконечные отделения друг от друга по принципу кто понял отцов более правильно, чем реальный или воображаемый оппонент, а кто менее правильно, приводят лишь к идее о том, что «твоё» понимание есть понимание Церкви, то есть что именно ты — «ангел света», а твой оппонент — «ангел тьмы». Искажение духовного и морального содержания личности при таком умонастроении — предмет отдельного изучения.

Парадоксально, но позиция А. Г. Дунаева мне показалась намного более православной с точки зрения экклесиологии, нежели позиция иерея Г. Максимова. Экклесиология Максимова опирается на критерий согласия отцов, но при этом в каждом отдельном случае это согласие определяется критерием собственного разумения и некоей «очевидности», которая, по логике, определяет «православность» или «еретичность» участника дискуссии. «Согласие отцов» необходимо уметь определять с помощью собственного разума — а это и есть наиболее уязвимый пункт этой теории, которая и делает её по сути протестантской...

Несколько слабыми в позиции А. Г. Дунаева мне показались именно богословские импликации его позиции — она больше была деконструктивистской, нежели конструктивной. Но деконструкция тоже важна, особенно сегодня. Поэтому от выступления А. Г. Дунаева веяло свежестью, это была встреча с живой мыслью. Живая мысль всегда сопряжена с беспокойством и любовью к истине — любовью подлинной и настоящей, а попытка встать в позу «защитника» истины подразумевает, что истина не требует поиска, не требует усилия, а просто кому-то «принадлежит». В этом — красота и выгодность позиции А. Г. Дунаева, а также слабость и пошлость позиции уважаемого о. Георгия (которого ни в коем случае не хочу лично в чём-то упрекнуть)...

В дискуссии также прозвучали отсылки к Византии: о. Георгий с чувством победы над оппонентом, а А. Г. Дунаев со словами недоумения ссылались на то, что в Византии «существовал этот принцип». Могу сказать, что в Византии около 60-70 процентов тех, кто писал о богословских вопросах, были фанатиками и людьми неуравновешенными. Не надо идеализировать Византию: там были люди, вовлечённые в постоянные споры, начётчики, формалисты, которые пытались самодовольно доказывать то, что истина известна только им одним, что логика, которая им доступна, — единственная и неоспоримая и т.д., словом, они были людьми со всеми их немощами и ничем не отличались от нас. Кажущаяся сложность, вводящая многих в заблуждение, состоит в том, что до нас дошли тексты от этих людей, и по этим текстам мы судим о Церкви. Но мы забываем, что от нас скрывается невидимое нам: существовала Церковь, которая жила помимо всех этих пустых споров и разногласий, — и очень редко Церковь обращалась к мнению богословов, при этом делала это неохотно. Изучающий историю византийских соборов согласится, что определения на соборах выносились по принципу «наименьшего вреда» от формулировок — и чаще с целью прекратить ненужные словопрения.

В конечном итоге может возникнуть вопрос ко мне: существует ли consensus patrum, как учит о. Георгий, или это фикция, как учит А. Г. Дунаев? Мой ответ будет таким: формально прав о. Георгий Максимов, но по существу прав А. Г. Дунаев. Позиция о. Георгия уничтожает принцип, за который борется, а позиция А. Г. даёт жизнь принципу, который отрицает. По существу, принцип consensus patrum, конечно, вытекает из существа Церкви как собранного воедино стада верных, следующих Христу. Учение Христа едино, но может выражаться и интерпретироваться по-разному, в силу различия менталитетов, языка, образования, культуры и способности понимания. Выискивание формального consensus patrum (если не принимать во внимание явные вероучительные формулы, специально написанные для тупых и особо тупых) обречены на провал — в силу различия менталитетов, языка, образования, культуры и способности понимания. Подлинный консенсус всегда и неизменно определяется только самой Церковью.

В конце ещё раз скажу о впечатлении от диспута. Мне было приятно, что богословская мысль всё-таки ещё жива в России. Люди, которым всё понятно с самого начала разговора и задолго до его окончания, не интересны — с ними не о чем, в принципе, разговаривать. Так, о. Георгий был скучен и неинтересен. Что взять с утомлённого человека, знающего истину и уставшего от нападок на неё? Вся заслуга богословского оживления, случившегося в последнюю субботу в Доме Лосева, принадлежит А. Г. Дунаеву. В православии есть о чём подумать, есть, о чём говорить, кроме церковной политики. Богословие существует".
http://mondios.livejournal.com/82796.html
Tags: Алексей Дунаев, Георгий Максимов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments