kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

Геноцид...

"Геноцид

1 537 жителей Новозыбкова подали прошение владыке Клинцовскому и Трубчевскому Преосвященнейшему Владимиру с просьбой не выгонять из города священника Алексея Агиевича и основательно разобраться в истории с его травлей. Сам протоиерей родом из Крыма, уже два с половиной года он тщетно пытается получить российское гражданство и находится под угрозой депортации. Это реальная трагедия. Люди отчаянно сражаются за своего духовника, они просят церковное начальство вернуть в храм Рождества Пресвятой Богородицы того, кто стал жертвой грязных наветом и смертоносных интриг. Многострадальный священник, прослуживший здесь полтора года, так пришёлся по сердцу местным жителям, что расставаться с ним они категорически не желают. Все свои мысли они и отразили в обращении к епископу Владимиру, которое отправили с подписями горожан на 28 листах с более чем полутора тысячами подписей. Но желающих «отдать голос» за отца Алексей нашлось еще более 250.
Уроженец города Евпатории отец Алексей прибыл на Брянщину в конце 2013 г. по приглашению епископа Клинцовского и Трубчевского Сергия Булатникова из Херсонской области, где нёс послушание в Свято-Андреевском кафедральном соборе в Новой Каховке. Он - режисер четырех фильмов духовного плана. На Украине отец протоиерей был успешным проповедником. Вел просветительскую передачу на радио, преподавал философию и логику, риторику и религиоведение в Университете, богословский факультатив в техникуме и колледже, духовник казачьей школы джур, председатель епархиального отдела по связям с вооруженными силами и прочими воинскими формированиями, капилан, наставник православного казачества…, - вот лишь малый перечень его послужного списка. Предложение переехать в РФ, как рассказывает сам Агиевич, принял воодушевлённо: на Украине — майдан, русофобские настроения зашкаливают, во всю развернулись гонения на «русских попов».
Прибыл священнослужитель не на пустое место: ему, выпускнику Одесской Духовной Семинарии и стационара Киевской Духовной Академии, тут же дали приход – Воскресенский Собор в Почепе, доверили вести просветительскую работу в Клинцовской епархии, назначив главой епархиального отдела. В перспективе обещали повысить до благочинного. Вообщем, приезжий священник оказался не последним человеком. Авторитет добавляло и доверие жителей. Сразу же пастырь проявил себя как ревностныйсвященнослужитель, ученый муж, прекрасный оратор, внимательный к другим людям человек. Церковные конференции, круглые столы, научные диспуты, крестные хода, встречи с казачеством, академическая проповедь, а главное - личное общение с каждым, вот чем занимался священник. Почепский Собор сразу превратился в православную Мекку. Во время Богослужений храм был переполнен паломниками и богомольцами. Магнитом для всех здесь был добрый пастырь. Появление такой яркой фигуры, конечно же, вызвало настороженность прочих коллег, неинтузиазных, завистливых личностей. Сразу же на нашего героя были обрушены все силы ада. Грязные сплетни, откровенная клевета, порочащая честь и достоинство человека, убивали его морально. Сегодня достоверно известно, что именно священники-собратья фабриковали компромат, унижающий доброе имя служителя Правды. Нужно отметить, что епископ Сергий не защищал обижаемого, его позиция до сих пор не понятна. Один из маститых протоиереев восклицал на всех перекрестках, что мол «бендеры» захватили собор. Но здесь нужно сделать ремарку, что протоиерей Алексей Агиевич по национальности - белорус, и прибыл на Брянскую землю с полуострова Крым, где и родился. Педофил, извращенец, ворюга, бандит - вот те ярлыки, которые вешали на него. Ну а где основания, доказательства всем этим клише? Где? Агиевич неоднократно пытался прибегнуть к услугам адвокатов и работников ссыска, которые бы досконально расследовали бы все нюансы в чём его обвиняют. Начальство епархии категорически запретило совершать данные действия.
Имеется показательный случай. Агиевич еще в Украине был награждён правом ношения Креста с украшениями. Эту награду ему даровал митрополит всея Украины. Почепский благочинный – протоиерей Виталий Кругликов имел право носить только жёлтый крест. С приездом в Почеп отца Алексея, Виталий, абсолютно не комплексуя, сам на себя водрузил крест с камнями, хотя в РФ это награда патриарха Московского и всея Руси. У владыки Сергия прошёл этот фокусный номер. Ладно, пусть бы Виталий и игрался бы в свои погремушки. Ну что произошло 2 августа в Ильинском храме Почепа - случай вон выходящий. После уезда архиерея, за праздничным столом в ограде храма, в присутствии почётных гостей, работников районной администрации, духовенства и прочих присутствующих, сжигаемый завистью благочинный заявил: «Хорошо, что на Украине война идёт. Это им за то, что в России священники ждут дольше награды свои, чем на Украине». Эти слова заставляют содрогнуться человеческое сердце. Получается, что если верить слову священника, смерть невинных людей на Луганщине и Донбассе шла потому, что отцу Виталию Святейший не подписал указ о ношении на груди красивенького креста. Это ужас. У нас у многих там имеются близкие, дорогие нам люди, друзья. Океан крови, убитые люди, растерзанные дети, изнасилованные женщины, смерть перед глазами - всё это значит наказание Божие за то, что отцу Виталию Кругликову в Почепе не дали носить сверкающий крест. Да не стесняясь никого, и не спрашивая ни у кого, он одел его самочинно".

А вот как прокомментировал историю со своим собратом иеромонах Иустин, знавший Агиевича по службе на Украине.

dm_jurevch_67
2015-05-12 07:59 pm (UTC)
"О. Алексий приехал не из Крыма. В Крыму у него малая родина, а служил он у нас, в Новокаховской епархии, на Херсонщине. Естественно, из Евпатории надо было вещи перевозить некоторые, документы оформлять. Матушка, насколько мне известно, осталась на Украине, а детей у них Господь не дал.
С самого начала от о. Алексия поступила тревожная инфа, не помню, лично, либо через друзей. В благочинии, где он нес служение, из 18 или 20 священников не пил только один. Плюс к тому сам о. Алексий. В последний раз, когда мы общались, договорились встретиться на Рождественских чтениях в Москве. Я не приехал, а там - майдан, война...
Я отговаривал его покидать епархию, но это уже дело прошедшее. Не ожидал, что так страшно развернутся события.
В нашей епархии прот. А. Агиевич был заметной фигурой. Старший священник кафедрального собора, глава епарх. отдела, прекрасный проповедник. Чаще всего вспоминаю, как он общается с очередной бабушкой на паперти... Удивлялся, как его хватает на лекции в местном универе, службы и епархиальную работу. Он разрывался, и в этом была его ошибка; как я понял, образ жизни на Брянщине у него сформировался совсем на износ. А что бандит, педофил, да не смешите! Просто хороший священник, но, как и каждый, со своими проблемами".

Год протоиерей провёл в относительном спокойствии – напрягали больше всего хлопоты о гражданстве, о котором Агиевич начал печься со дня приезда в РФ. По роковому стечению обстоятельств, «Крым наш» стал уже через три месяца — в марте 2014-го — после прибытия протоиерея в Россию. Его родители, оставшиеся в Евпатории, стали россиянами автоматически с присоединением полуострова, а вот сам отец Алексей так и остался гражданином Украины. За подопечного хлопотал и Клинцовский и Трубчевский владыка Сергий, обращаясь, в частности, в управление миграционной службы и даже к главному федеральному инспектору Леониду Соломатину. Но дело стопорилось. В мае 2014 г. священник ездил на прием к начальнику УФМС по Брянской области С.В. Григоренко, где услышал только обещания. Сам же Агиевич подозревает в этом чей-то злой умысел, правда, назвать виновника не может – говорит, что даже не догадывается, кто именно и зачем так упорно ставит ему палки в колёса. Но то, что его фактически выживают из России, не сомневается.
Гром грянул в самом начале 2015 г., сразу после перевода владыки Сергия на службу в Великие Луки. 4 января митрополит Александр объявил настоятелю Воскресенского собора, что освобождает его от должности. И уже на следующий день почепский благочинный Ростислав Козак вручил отцу Алексею указ, в котором говорилось, что тот выводится за штат Клинцовской епархии без права служения в ней. Причина указана не была. Агиевич недоумевает от этого решения до сих пор – он так и не услышал перечисления своих повинностей от начальства.— Даже приговорённому к смертной казни дают последнее слово для оправдания, — рассуждает отец Алексей. – А мне не сказали ничего. Только то, что на меня якобы были какие-то жалобы. От кого? За что? Покажите! Владыка Александр до сих пор не принимает меня, сколько я ни просил. 11 января, дабы успокоить возмущённых решением прихожан, на богослужении в Почепе митрополит Александр сообщил, что Агиевича разыскивает Интерпол. Эти слова святого владыки у думающих людей вызвали улыбки и смех. Неужели за год службы в таком провинциальном захолустье, как Почеп, солидные сыщики Интерпола не обнаружили того, кто тщательно уходит от зоркого ока международной полиции? Такая риторическая клякса явно бьет по авторитету архипастыря и полету его мысли, обнажая бурную фантазию, направленную куда-то в мир криминала.
Как рассказывает Агиевич, когда после просьб брянский митрополит Александр не удостоил его аудиенции, иного выхода, как просить помощи у патриарха Кирилла, не нашёл — отправил обращение. Через некоторое время просителя вызвали в Брянскую митрополию. Секретарь епархиального управления предложил написать «жалобщику» раскаяние за то, что «прыгнул через голову», дерзнув потревожить главу РПЦ. Взамен Агиевичу милостиво разрешили остаться, отправив устным распоряжением в начале апреля 2015 г. служить в Новозыбков командированным священником храма Рождества Богородицы. Указа о введении в штат никто не вручал и поныне. Никто. И здесь ему запретили читать проповеди и совершать основные обряды – крещение, венчание, отпевание.— Было такое ощущение, что меня старались всеми силами оградить от общения с людьми, — свидетельствует протоиерей.
Но и это, как оказалось позже, стало для Агиевича далеко не самым удручающим моментом службы в Новозыбкове. Уже более года, что он находится в командировке в храме, помимо пастырских забот, только и занимается тем, что отбивается от претензий миграционной службы и обивает пороги суда. Процедура получения гражданства, называемая упрощённой, оказалась для него крайне сложна. В Новозыбкове Агиевичу выдали разрешение на временное проживание в РФ. Здесь он стал и участником гос. программы переселения соотечественников именно в Брянскую область.
Вечером 14 января 2016 года в служебное помещение при храме нагрянули три сотрудника миграционной службы из Клинцов в гражданском. Позже выяснилось, что в документах фигурирует полицейский участковый, которого в этот день с ними не было. Помахав корочками, они заявили, что проводят проверку, сверяя фактическое место проживания с регистрацией, не предъявив распоряжения о разрешении данной проверки. Хотя Агиевич об этом просил. Впоследствии на судах с их слов выяснилось, что этих контролеров устным распоряжением послала якобы руководитель ОФМС г. Новозыбкова - Меньшикова, которая через несколько дней трагически погибает. Ранее, как пояснил Агиевич, регистрировать в доме при храме благочинный Новозыбковского округа Владимир Похожай отказался, посоветовав искать помощи у прихожан. Проживающие рядом с храмом супруги Качановы своего батюшку зарегистрировали и выделили комнату. Здесь он трапезничал и ночевал.
Однако объяснения Агиевича, что его застали не по месту регистрации, а на месте рабочем, внезапных ревизоров не удовлетворили. По просьбе протоиерея высокие гости делать досмотр помещения отказались. – Помилуйте, а где же я сплю, тут только компьютер, стол и два кресла?…говорил отец Алексей. Далее события развивались так: — Сотрудники потребовали написать под диктовку искреннее раскаяние, — рассказывает отец Алексей. – В том, что я не проживаю по месту регистрации. Я воспротивился, однако мне объяснили, что отказ будет расценён как неподчинение власти и на меня составят ещё один протокол по этому поводу. А это – автоматическое выдворение из страны. – Вы гражданин Украины, ограниченный здесь, у нас в своих правах человек. А там в Украине – « Правый Сектор», карательные отряды Азов, Сичь, смертоносные батальоны Крым. Пастырь взмолился о том, что есть мол 51 статья Конституции, которая говорит, что человек имеет полное право не свидетельствовать против себя и своих родственников что-либо. И это никто не услышал. Под таким моральным давлением ему пришлось подчиниться. Через час мать Агиевича по всему Новозыбкову искала сотрудника гос. безопастности, чтоб поведать о случившемся, а батюшка обратился к общественности, местному уличкому, который с выездной комиссией в этот же вечер засвидетельствовали документом факт проживания Агиевича по месту регистрации. В этот день к пенсионерам Качановым миграционный надзор являлся три раза. Три раза писались по Зареченской 32 - А все новые и новые протоколы, а старые не уничтожались.
И тщетно священник доказывал, что застать его по месту регистрации можно далеко не всегда. Ведь у пастыря не нормированный рабочий день. В таком случае, говорит Агиевич, ему можно было с тем же успехом предъявить обвинения, когда он вёл службу в другом храме. В итоге священника автоматически сняли с регистрации у Качановых, потребовав зарегистрироваться там, где его и застали «миграционщики». Нарушитель заплатил штраф в размере двух тысяч рублей. Забегая чуть вперёд поясним: церковный домик, где он находился 14 января, прописаться удалось позже – когда выяснилось, дом этот имеет отношение к церкви лишь номинальное, а фактически он принадлежит муниципалитету, и испрашивать разрешение нужно не у благочинного, а у городских властей. Чиновники пошли Агиевичу навстречу.
Но январская история с «не той» регистрацией на этом не закончилась. На 8-й день после выписки Агиевич снова был вынужден прописаться у Качановых. Парадокс, сняли с учета и опять прописали все там же. И тут на гражданина Украины, как на злостного нарушителя законодательства, бдительные «миграционщики» выписывают ещё один административный протокол – за то, что не уложился в неделю. Уже позже в суде Агиевичу удалось доказать нелепость второго протокола – в законе идёт речь о рабочих днях, а вот ретивые инспекторы срок вели по календарным дням, без учёта выходных. Но первая «административка», за «неправильную» регистрацию, так на священнике и висит. Ещё одно нарушение – его могут просто депортировать. — Это какой-то нонсенс, — говорит отец Алексей, показывая кипу бумаг. – Я приехал служить, быть пастырем, но не имею гражданства страны, где я служу. Это все равно что быть капитаном без корабля. Я только и занимаюсь перепиской с ведомствами. В апреле мне отказали в гражданстве, сославшись на этот протокол, мол дал не верные сведения. Теперь подавать заявление я имею право только через год после совершения правонарушения, то есть в конце января 2017 года. 20 марта 2016 г. священник письменно обратился к Председателю Совета Федерации Федерального Собрания РФ Матвиенко В. И. : «… Я служу Русской церкви, значит России. Все наши родственники были преданы России, в годы ВОВ они были защитниками Ленинграда, и почти все погибли на Волховском Фронте. Мои родители: мать Агиевич А.Д. - врач педиатр, отец Агиевич В.А. – следователь. Сейчас они пенсионеры, граждане РФ, они полностью поддерживали Россию на двух референдумах. В настоящее время наша семья находится в замкнутом круге, я и мои родители крымчане просим помощи. Суть в том, что я до сих пор остаюсь гражданином Украины, я чужой в Крыму и в Брянской области. Мои родители престарелые люди. Они требуют утешения, внимания. Я у них остался один сын, родственников у нас ни в Крыму, ни в других местах нет. Приехать к ним я не могу, взять к себе тоже не могу. У меня нет жилья, т.к. нет гражданства. Пожалуйста, окажите мне помощь в получении гражданства Российской Федерации, а, значит, и помощь моим крымчанам родителям».
Постоянно находиться под угрозой депортации – это большой моральный груз. - Если сейчас я даже перейду дорогу, нарушив какой-либо незначительный нюанс правил дорожного движения, то получив второе административное правонарушение согласно миграционного законодательства буду депортирован на Украину, так как де-юре являюсь гражданином этого государства. Получается: я – чужой на Брянщине, чужой – в Крыму. За всю свою жизнь я имел в паспорте только одну прописку в родительском доме г. Евпатории. В декабре 2013 г. я выписался от туда по благословению епископа Сергия, получив отметку в загран паспорте, что еду в Россию на пмж. Иначе я не смог бы тогда через границу перевести свои вещи и библиотеку. Такие правила.
Мать отца Алексея – врач педиатр из Евпатории, ныне пенсионерка со слезами на глазах пишет президенту РФ В .В. Путину: «…Обращаюсь к Вам как гражданка РФ (уже два года), обращаюсь к Вам как участница двух референдумов Крыма, как патриот России. Я, муж, моя семья поддержали Россию, а не Украину и этому подтверждение – наши русские паспорта. Благодаря таким, как наша семья у берегов Крыма стоят русские корабли, звучит русский гимн, а не стоят корабли НАТО. Мы защитники Крыма. Нам нипочём отсутствие электроэнергии, воды, продовольственная блокада. Крым – РФ, вот - это радость! Но я и наша семья голосовали за закон!!! Зачем обижать нас, заслужено ли это?» Не знает Алексей Агиевич, кто же с тем же упорством и методичностью выживает его и из Новозыбкова руками миграционной службы. И на слухи опираться тоже не желает.
Хотя одну персону он всё же обозначил. Год назад во время службы в райцентр, со слов отца Алексея, на «беседу тет-а-тет» к нему приезжал советник губернатора по делам религии - Сергей Гавриков, настоятельно советовавший возвращаться «понаехавшему» на Украину. Еще в Почепе после увольнения этот чиновник по телефону оскорблял отца Алексея, угрожая, что наденет наручники. «Откроем уголовное дело… Убирайся отсюда на Украину»,- цитируем помощника губернатора. И даже медаль «За возвращение Крыма», вручённая Агиевичу Николаем Дениным Брянским губернатором, по ходатайству тогда ещё епископа Сергия, спасением от нападок чиновника священнику не стала.
Неосведомлённость, смирение и деликатность Агиевича Алексея, впрочем, не мешает строить свои догадки местным жителям. Не один раз в разговоре с прихожанами звучало имя местного благочинного Владимира Похожая, который, по их мнению, крепко держит свой округ. Именно благочинный Владимир Похожай запретил командированному священнослужителю прописаться и жить в доме при храме. Если бы о. Алексея прописали в доме церковном, когда он слезно просил у начальства, то не было бы всех мытарств. У Похожая жена – регент, оба сына — священники. Крепкий семейный подряд. Трое кровных родственников служат в одном храме. Старший сын, 33-летний Серафим Похожай успешно совмещает службу с ритуальным бизнесом в райцентре с 40-тысячным населением. В Новозыбкове священник Серафим Похажай коммерсант слывет дерзким и эпатажным, заботящемся только о выгоде. Конечно, такая у юнца есть защита. А погребальное учреждение семьи Похожаев называется «Свеча памяти». Ещё один приход в крайне прибыльном деле лишним не будет, а вот лишний человек там совсем не нужен – так выражали свои соображение знакомые с ситуацией горожане. Тем более, когда возведение храма уже практически завершено, и не надо ходить «с шапкой по кругу», выпрашивая помощи, как это было в начале строительства. Нужно отметить, что благочинный Похожай не так давно был судим за коррупцию, продавав немецкую гуманитарную помощь, предназначенную для прихожан. Суд постановил приговор о виновности и назначил наказание в виде его условного исполнения. Новозыбков – радиоактивная зона. И помощь была послана для поддержки местных людей. А батюшка кощунственно ее распродал. Кстати, семейственность была сильна и в Почепе. С благочинным Виталием Кругликовым служил не только сын, но и зять, который тоже уголовно осужден.
И история с «изгнанием» практически повторяется. Только сейчас громких заявлений об Интерполе никто не делает. 22 августа сего года епископ Клинцовский и Трубчевский Владимир Новиков своим распоряжением всего лишь «перебрасывает» заштатного протоиерея отца Алексея вторым священником в храм с. Бобрик Погарского района с 315-ю жителям. Для пастыря с университетским образованием – это всё равно что опытному врачу, который может излечить сотни пациентов, поменять больницу на сельский ФАП. Даже не Указ, а распоряжение, заверенное подписью архипастыря заштатный клирик протоиерей Алексей получает из рук благочинного 23 августа. Священник не может молниеносно выполнить повеление руководства по причине болезни престарелой матери. Прибыв в гости из Крыма, родительница отца Алексея понеосторожности, подскользнувшись, ломает руку. Пожилой женщине накладывают гипс. Забота сына ей как никогда в это время нужна: страшная боль, температура, недомогание… Священник с больной матерью всеми силами стараются попасть на прием к правящему архиерею. Они ежедневно звонят в канцелярию епархиального управления. В итоге эти люди увидели своего живого владыку только 5 сентября. С 23августа по 5сентября в Клинцовском епархиальном управлении архиерейского приема не было. Архиерей не доступен рядовому священству и простому народу. Опять замкнутый круг.
5 сентября отца Алексея вызвали в епархию. Помимо епископа Клинцовского и Трубчевский Владимира в кабинете находилось еще пять священников: Мглинский благочинный Василий Климчук с сыном Андреем, Похажай с сыном Владимиром и епархиальный секретарь Василий Воликов. Тут же Агиевичу предъявили обвинения в причастности к распространению наркотиков. Об этом, с его слов, клирикам якобы рассказал следователь, который вел дело студента духовного училища, задержанного этой зимой за наркоторговлю. Дескать, иподьякон указал на Агиевича как на участника криминальных дел. Также, уверяет священник, на основе обращения в епархию неких прихожан его объявили «великим блудником». Однако никаких реальных доказательств перечисленных прегрешений так ему представлено и не было.— В таком разе меня можно обвинить в чём угодно, — сказал Алексей Агиевич. – В том, что я пью кровь младенцев, например. В ответ я заявил: раз в чём-то виноват, тогда пусть в этом разбираются компетентные органы. Доводы Агиевича в оправдание в расчёт приняты не были приняты. Ему заштатному клирику предложили написать «заявление по собственному», в противном случае пообещали отправить «в запрет», то есть запретить ему служить, совершать таинства и обряды. Под таким мощным давлением отец Алексей был вынужден согласиться. Этим же днём владыка прошение удовлетворил. Теперь фактически священник оказался без работы и средств к существованию, находясь в другой стране на чужбине. Лишают его и крыши над головой – служебное помещение ему предписано покинуть в три дня. Отец Алексей в полной растерянности: если предположить, что его выселят из жилья, которое, подчеркнём, не церковное, а муниципальное, возвращаться, по сути, некуда. Придется жить на улице. В Крыму его родители сами ютятся в маленькой квартире. А разве так можно, чтоб священник был выкинут просто так на улицу? Куда ему ныне деваться? Почему совершён такой беспредел? На Украину, которую он сознательно оставил ради России, он также вернуться не может и не хочет. И так как Агиевич до сих пор не получил гражданства РФ, а живёт в России он лишь по временному разрешению на пребывание, в передвижениях он ограничен лишь территорией Брянской области. Он участник гос. программы переселения соотечественников , которая офрмлена конкретно на Брянщину. Так же нужно отметить, что согласно своего статуса на сегодняшний день Агиевич обязан быть трудоустроен и его жалование должно составлять 120 000 рублей в год иначе грозит депортация
Жители города обратились в епархию с открытым письмом:
« Владыко Владимир! Если вы забыли, то мы напоминаем вам, что служители Церкви для людей, а не люди для служителей. А вы служитель, значит вы для людей, для нас... Получается так, приезжает епископ к нам, немного побудет, вопросы с паствой не решает никакие, только потянет время, уезжает куда ему надо. Приезжает другой, опять тоже самое, а мы остаемся без решенных наших проблем. Владыко! Вы тоже скоро хотите уехать от нас, наверно в Москву? Нет, Владыко Владимир! Мы вас не отпустим за вашу прекрасную работу. Мы обратимся в Синод, в журналы и газеты православные, к Патриарху, что бы нас окормляли вы. Мы оценили вашу работу и с вами расставаться не желаем… Мы живем в сложное время, в радиоактивной зоне, требуем и нуждаемся в утешении, доброте, милосердии и внимании от вас. Пока их нет. Мы не просим, а требуем этого от вас. Мы хотим знать, зачем вы к нам посланы? Мир верит в поступки, а не в слова. А ваши проповеди что-то не совпадают с вашими поступками... Напоминаем, что вы здесь находитесь для нас. Мы отстаиваем каждый свои права, слышите, каждый свои. Как только к нам попадают грамотные, честные священники, начинается их изгнание и травля, ибо они начинают составлять конкуренцию Похожаю с компанией. Похожай - благочинный. Он начинает их травить, унижать и избавлять от них приход. А ведь знания – сила. Да любите друг друга! Где наш дорогой светоч - молодой иерей Антоний Железнов из Сергиева Посада? От него будто свет исходил. Он не добровольно нас покинул. Мы не простили его уход и не простим. Кто надругался над ним? Похожай! Он не смог выдержать унижения и интриг, исходящих от Похожая. Мы заступались, но услышаны не были. Попадает к нам с Украины Агиевич Алексей, где он? Разве Вы не знаете, владыко, как убивают русских священников на Украине «Правый Сектор», «Азов», «Торнадо», «Сич», «Днепр» и т. д.? Разве вы не знаете как там проходил Крестный Ход? Вы служитель Церкви, епископ, недавно принявший хиротонию, творите зверство по отношению к священнику из Украины, вместо милосердия. Разве не Вам взять его под опеку? Он приехал живой, но морально убитый и истерзанный. Вы хотите, владыко, что бы и мы присоединились к вашему ЗВЕРСТВУ? Нет и нет. Вы же - русский человек. Нет! Вы лишенный нравственного закона совести. Русские люди всегда помогают другим, обездоленным, а вы помогаете другим: коррупционерам и нечестным. Железнов, Агиевич – люди бедные. Они занимаются только религиозной деятельностью в отличии от других. Похожай, судимый по коррупции, продавал для своей выгоды нашу гуманитарную помощь, выделенную для Церкви, когда мы по копейкам собирали деньги для восстановления храма. И мы против этого поднялись. Он судим здесь, а не на Дальнем Востоке. Он отбыл наказание два года условно, но он судим по уголовному делу. И какую там справку он вам предоставил? И это - благочинный? И вы это не знаете? А должны знать. Дети его – священники вашей епархии, занимаются бизнесом, а не Церковью, то есть нами. Один занимается бизнесом, ритуальными услугами. Церковь это для них просто прикрытие. Служат семейным подрядом.
Наш священник Цыганок занимается скотом, держит магазины, выращивает корм для скота. Он уже забыл, что столица России – город Москва. Ни на один вопрос он ответить не может, такие у него знания. Смех да и только. Улыбаются даже дети. Даже не знает сколько частей света. Сказал, что три. И такие Похожаю и вам угодны? Да! У них есть деньги. А у Антония Железного, Алексея Агиевича другие намерения в службе, поэтому денег нет. Владыко Владимир! А может дело в деньгах??? Но народ не любит коррупцию. Хватит священникам торговать, разводить скот. Давайте заниматься людьми. Вот так, наш любимый Владыко, скорее приезжайте к нам, берите судимого Похожая, то есть отбывшего судимость Похожая и делайте собрание прихожан. Объявление о собрании пишите и помещайте на стену собора, оповещайте паству. Объявление пишите крупными буквами, ибо у нас много слепых. Мы не просим, а требуем вас этого сделать. Если вы будете уклоняться от этого, попросим Патриарха это сделать. И делайте это быстро. Не надо затягивать. Мы все хотим знать на каких основаниях принято решение изгнать Агиевича, как недостойного. Кто и как предоставил эти основания? Почему так мгновенно было принято решение без установления правдивости этих оснований? Агиевич дал ли признательные показания быть недостойным пастырем? Или это Вами не было принято во внимание? Достаточно было обвинения отбывшего уголовное наказание Пахажая? Теперь вы будете настаивать на принятом вами решении или согласуете его с мнением паствы? Давайте, любимый владыко, приезжайте быстрее, ждем вас.

09. 09. 2016 г.
Данный случай, согласитесь, не рядовой – церковь выносить сор из избы в мирскую жизнь никогда не желала и охраняет себя от стороннего любопытства, пожалуй, более ревностно, чем светские ведомства. И чтобы население выражало недовольство решением церковного начальства открыто, а не принимало его с христианским смирением – такое в Брянской области случается нечасто. Многие сегодня недоумевают от странной позиции Епархии. Брянщина – это приграничная зона с Украиной. Данная история в любой момент может стать яблоком раздора и спекуляции тех сил, кто враждебен к России, если учесть и тот факт, что Владимир Похожай и Василий Климчук выходцы именно из Западной Украины. Большинство благочинных Клинцовской епархии и около 70% настоятелей ее крупных храмов – этнические украинцы из ее западных регионов. Не надо быть прозорливым старцем, чтобы понять - данная трагедия социального формата с моральной окраской приобретает характер геноцида политического звучания. Ведь не секрет, как сегодня на Украине издеваются карательные отряды националистов над духовенством канонической Церкви, то есть священнослужителями Московской Патриархии. А Агиевич служил на Украине, но прибыл из Крыма. И ныне судьи его кто? А судьи и обвинители в одном лице - Похожаи, Климчуки… Но ведь этот человек Украину сознательно оставил ради России.
Конечно, для большинства прихожан Агиевич давно стал своим, «народным батюшкой» – им всё равно, соответствует ли регистрация его месту жительства, какие у него гражданство и цвет подрясника. Наталья Ефимовна переживает за своего батюшку, которого обвиняют «без суда и следствия», больше, чем он сам.
— С одной стороны, мы должны смириться с таким решением, — говорит прихожанка храма Елена Фастова, участница организации «Совет матерей Новозыбкова», — в то же время неясно: почему кто-то всегда решает за нас, что нам так будет лучше? А ведь это судьбы тысяч людей! Только мы привыкаем к батюшке, его тут же убирают. И уже хочется воскликнуть: «Да сколько можно?» И такое ощущение, что так поступают только с теми, у кого особое отношение к людям. К отцу Алексею ходят и стар, и мал. Никто у него не обделён вниманием. И это — мнение не только Елены — обсуждают новозыбковцы тему в соцсетях.
Ситуация настолько патовая, что отец Алексей с просьбой разобраться был вынужден обратиться к патриарху Кириллу. Хотя в епархии ему пригрозили: «Даже не вздумай – лишишься креста», уверив, что это «согласовано с руководством в Москве»".

справка:

http://www.onlinegazeta.info/bryansk/bryanskaya_ulica_briansk_gazeta_online.htm
06.09.2016.
http://www.onlinegazeta.info/bryansk/bryanskaya_ulica_briansk_gazeta_online.htm
07.09.2016.
Tags: Алексей Агиевич, Клинцовско-трубчевская епархия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments