kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

Паки о церковной "Системе"...

«СИСТЕМА» И ДОСТОИНСТВО ЛИЧНОСТИ
АЛЕКСАНДР (ДРАБИНКО)
Митрополит Переяслав-Хмельницкий и Вишневский
Выступление на международных Успенских Чтениях
(Киев, 29 сентября 2016 г.,
Институт религиозных наук св. Фомы Аквинского)

Цитата из сего выступления митрополита Александра:

"Точкой расцерковления для многих воспитанников духовных школ становятся те язвы, о которых столь откровенно пишет митрополит Иларион (Алфеев): дисциплина, основанная на страхе перед начальством, доносительство и наушничество. Как выпускник Московской Духовной Семинарии, обучавшийся в ней очно и живший в стенах Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, могу засвидетельствовать, что горькие слова владыки Илариона, к сожалению, небезосновательны. Характерны они, увы, и для Киевской Духовной Семинарии и Академии, выпускником которой я также являюсь. Немало учащих и учащихся Киевских духовных школ с чистой совестью, без натяжки можно назвать верующими и церковными людьми. А среди выпускников КДАиС я лично знаю множество священников и церковных тружеников, которые достойно прошли все испытания, выйдя из духовной школы взрослыми, ответственными и устоявшимися в своей вере и образе жизни христианами. Тем не менее, и мне лично, и многим другим церковным людям хорошо известно, что «система» — это явление интернациональное, и Киевские духовные школы здесь, увы, не исключение.

«Система» или «систематическое нарушение дисциплины»?

Приведу лишь один пример. Не так давно в стенах Киевской Духовной Семинарии имел случай, получивший широкую известность благодаря реакции на него социальных сетей и СМИ. 13-го февраля в академическом храме во имя Рождества Богородицы воспитанник 4-го класса Киевской Духовной Семинарии Сергей Задорожный произнес проповедь, посвященную такой проблеме духовных школ как доносительство. А уже на следующий день, 14-го февраля, на доске объявлений был вывешен приказ ректора КДАиС: «"Задорожного Сергея, воспитанника 4-го класса Киевской Духовной Семинарии отчислить из числа студентов за систематическое нарушение дисциплины».

Не хочу, чтобы мои слова были восприняты в этой аудитории как обвинение в адрес владыки-ректора КДАиС — Высокопреосвященнейшего митрополита Бориспольского и Броварского Антония, перед которым стоит сегодня нелегкая задача реформы духовной школы. Сергей Задорожний действительно дал определенный повод для административного взыскания. «По установившейся традиции, воспитанник семинарии должен вначале показать свою проповедь в письменном виде преподавателю, а уже затем, получив на это благословение, устно пересказать ее с амвона храма. Задорожный схитрил. И преподавателю на стол лег текст, который прошел академическую цензуру. Но, выйдя на амвон, он произнес речь, посвященную такой проблеме духовных школ как доносительство»[6]. Но разве нельзя было избрать иную, более гуманную, меру к студенту, осмелившемуся вслух, с амвона, высказать свое, — пусть, и ошибочное, с точки зрения администрации, — мнение о жизни духовной школы?

«Все мы прекрасно знаем, — пересказал в соцсетях тезисы своей проповеди Сергей Задорожный, — как воспитанника приучают к подлости. Из среды учащихся выбираются любимчики. Им дают понять, что они пользуются особым доверием начальства. Им помогают в учебе и даже в личной жизни. Со временем, в ходе очередной беседы, им ловко задают 2-3 вопроса, ответив на которые, ученик рассказывал целую историю, которая произошла в классе, или говорил о том, что сделал тот или иной студент. А когда такого студента задевала совесть, он как бы оправдывал себя тем, что сделал это не специально — причем это в лучшем случае. Бывают и такие студенты, которые считают это за послушание и возносят эту подлость чуть ли не к добродетельному поступку. Они не понимают, что послушание, которое идет вразрез с совестью и Евангелием, не то что не приносит пользы, но и губительно для человека»
Какой священник может выйти из студента духовной школы, привыкшего к таким вещам, как страх перед начальством, наушничество и доносительство? Не захочет ли студент, привыкший к голодной жизни и унижениям, получить материальную и психологическую «сатисфакцию» после того, как будет рукоположен в священный сан и отправлен для служения на приход? Не появится ли у него желание превратить свой приход в микромодель той «системы», в которой он был взращён? А, главное, не приступит ли он к священническому служению, уже будучи духовным инвалидом, с душой, изъеденной цинизмом?..

Понимаю, что мои слова могут показаться кому-то слишком радикальными. Но этот вопрос имеет для меня и личное измерение. В 1997 г., будучи воспитанником 4 класса Московской Духовной Семинарии, я — в числе других учеников нашего курса — протестовал против предвзятого, как мы полагали, отношения к нам со стороны инспектора Семинарии. Наш протест носил массовый характер, и наши требования были удовлетворены. Решением владыки-ректора 4-й класс переподчинили: вывели из-под юрисдикции Семинарии, подчинив инспектору Академии. Вместе с тем и мне, и некоторым другим активным участникам тех памятных для нас событий, тогда негласно сообщили: шансы на продолжение обучения в стенах Московской Академии имеются, но они далеко небесспорны... Мне несказанно повезло. Божией милостью я не только закончил Духовную Академию (правда, уже в Киеве), но и оказался у ног моего Гамалиила — Блаженнейшего Митрополита Владимира. Но каждый раз, когда я слышу истории, подобные истории Сергея, я понимаю — распорядись судьба несколько иначе и «волчий билет» вместо академического диплома духовной школы мог получить и я сам, и мои соученики по МДС..."
отсюда

P.S.yarnovosti: "Драбинко перечисляет симптомы, считая их признаками заболевания системы, её язвами. На самом деле это не болезнь системы, а её естественное состояние. Как беременность, которая тоже может сопровождаться неприятной рвотой, но это не болезнь.

Система РПЦ сформировалась в недрах сталинского тоталитарного государства под контролем и руководством тайной полиции. РПЦ никогда не была в оппозиции и не боролась за свободу и гражданские права, наоборот, она была частью советской системы. Светский и даже атеистический характер советской власти до поры обеспечивал ограничение внутрицерковного самодурства и произвола. Но после упразднения этого контроля и предоставления системы РПЦ самой себе всякие ограничительные рамки отпали и РПЦ закономерно превратилась в откровенно авторитарную и эксплуататорскую организацию.

В этой иерархической организации необходимо поддерживать дисциплину и чинопочитание. Как в советской армии. Наиболее эффективный способ - это создание атмосферы страха. Именно с этой целью и поощряется доносительство, столь присущее для авторитарных структур и советского общества.

РПЦ – продукт советской системы. После грабительской приватизации и установления на территории РФ эксплуататорского и воровского уклада, грабящего податное население, РПЦ превратилась в инструмент, идеологически обслуживающий этот уклад. Поэтому вместо внешнего контроля и ограничения РПЦ всемерно поощряется и насаждается управляющей в РФ администрацией. Ничем иным кроме авторитарной организации, живущей за счет экономической эксплуатации бесправных священников и их внеэконимеческого принуждения, она просто не может быть. И не будет.

Язвы, о которых говорит Драбинко, не симтомы болезни, которую можно при желании излечить, а естественные проявления системы. Чтобы с ними жить, к ним нужно приспосабливаться. Или уходить. Бороться изнутри системы с тем, что составляет её природу и суть, малоэффективно. Драбинко и не борется, потому что давно и успешно к ней приспособился".
http://kalakazo.livejournal.com/1721695.html?thread=33981535#t33981535
Tags: Александр Драбинко, очерки бурсы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments