kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

Теперь время показать Церкви своё лицо...

"Дорогой отец Валентин, просим Вас сделать достоянием церковной общественности,
новый материал из новозыбковского кардабалета:

"Эпиграф: «Теперь время показать Церкви своё лицо, как Общественой Организации, которая отличается от других организаций тем, что не заменяет и подменяет функции госслужбы, а организует правильно жизнь людей, которую благословляет Творец и Бог всех» - Святейший патриарх Кирилл.


«Владыка Владимир! Мы не быдло и не скот!» или геноцид продолжается.

Отстаивающие своего священника Агиевича Алексея новозыбковцы готовы ехать к Патриарху, Президенту и Андрею Малахову.

На встрече в г. Новозыбкове (Брянская область) прихожане храма Рождества Пресвятой Богородицы рассказали журналистам интернет-издания «Брянской улицы» почему так бьются за священника Алексея Агиевича. Люди заявляют, что готовы собрать любые деньги на поездку к патриарху Кириллу и поделиться всем наболевшим в передаче «Пусть говорят» если церковное начальство не объяснит им причины изгнания любимого батюшки. Люди, видя явную несправедливость, унижение, зло, заступаются за гонимого из-за зависти «коллег по цеху» священника. Все свои мысли они отразили в обращении к епископу Владимиру Новикову, которое отправили с подписями горожан на 28 листах с более чем полутора тысячами подписей. Но «желающих отдать голос» за своего пастыря нашлось еще 250 человек. Сегодня копии всех этих документов через вновь избранный светский депутатский корпус будут переданы в г. Москву с просьбой, чтоб патриархия на Брянщину командировала свою инспекционную комиссию для служебного расследования. Обиженные прихожане настойчиво будут просить об отставки епископа, жестокосердечно игнорируемого людей; отправлении его на покой.



Очень важно: особую обеспокоенность православной общественности вызывает именно то обстоятельство, что вместо консолидации общества и народного собрания в Брянском, приграничном с Украиной и Белоруссией, регионе создаются ненужные очаги общественного и церковного напряжения, где попираются элементарные принципы человеческого общежития. И в этом виновата сама Епархия, разжигающая страсти. А Епископ не доступен народу. Он местный король, феодал, князь, но не отец… С конца августа (!) по сегодняшний день у владыки нету приема. Просто нет. Тщетно, как рыбы об лед, бьются люди, чтоб увидеть церковного начальника и своего Архипастыря, каждый вторник и четверг в приемные дни, обивая пороги епархии. Но, увы! Даже письменно просят и молят, чтоб Его Преосвященство оказал свои великие милость и радушие, и снизошёл, приняв в своем рабочем кабинете сиротливую паству, дарованную ему, как Невесту Творцом Церковь Святую. Но для этого Пастуха и церковного администратора позиция и просьбы стольких человеческих душ, вверенного ему народа получаются – пустым звуком. А люди просят у этого отчима во Христе лишь одного – встречи. Владыка Святый! Встретьтесь с людьми. Посетите свой Вертоград. Преоритетной тенденцией церковной жизни сегодня в России - создание малых епархий. Это делается прежде всего для того, чтоб епископ был доступен пасомым. Делается для доступности и удобства. Из святоотеческой литературы нам хорошо всем известно, как гении Духа, такие как свят. Иоасаф Белгородский, свят. Митрофан Воронежский, свят. Феодосий Черниговский да и мн. др. дорожили общением с паствой. В трудные годы безверия св. новомученики ценой жизни доказывали верность Богу и Людям. А тут такой парадокс. Совершена непоправимая кадровая ошибка. Бывает, мы невольно становимся свидетелями ошибок врачебной халатности, судедного прозвола и пр. Здесь тоже ошибка. Как еще по-другому описать шараханье духовного лидера от Богоспасаемой паствы. Человек на высоком посту не соответствеет своей миссии, чаяниям народа, требованиям времени, он абсолютно не на своем месте.
«Брянская улица» уже трижды писала о ситуации вокруг храма Пресвятой Богородицы в г. Новозыбкове и священнике Алексее Агиевиче, за которого вступились прихожане, когда его внезапно отправили в храм с. Бобрик Погарского района с населением в 315 человек, а затем и вовсе уволили сразу после того, как обращение оставить клирика на службе, попало к епископу Клинцовскому и Трубчевскому Владимиру. Отец Алексей Агиевич рассказал нашему изданию о своих злоключениях, в результате которых он, прописанный с рождения в Крыму и участник государственной программы по переселению соотечественников в РФ, до сих пор не может получить российское гражданство по упрощённому порядку. А без него, в свою очередь, он не может покинуть пределы так и не принявшей его Брянщины. Дело в том, что сегодня вот так запросто выгнан на улицу молодой человек с активной жизненной позицией, блестящий проповедник, ученый богослов и служака, который добровольно оставил Украину ради России. Такое случается только в Церкви.
С момента, когда о. Алексея уволили, прошёл уже почти месяц. Из дома, где он временно прописан, его не выселяют, да и права не имеют. Никакого. Выяснилось, что требования церковного начальства «очистить помещение» в три дня не распространяется на, как оказалось, муниципальное жильё. Кстати, Агиевич сообщил «Брянской улице», что до сих пор не может получить окончательный расчёт. Кассир храма ссылается на то, что тот не заплатил за интернет и даже предъявленный «злостным задолжником» чек не убеждает «церковных» бюрократов в обратном. Творится явный беспредел. Уволенного священника поддерживают приехавшие из Крыма родители и очень солидная группа прихожан, которые так же, как и он сам, безуспешно пытаются разгадать тайну его увольнения.
«Делегация» численностью более 50 прихожан встретилась с корреспондентом «Брянской улицы» в Новозыбкове. «И многие ещё не пришли, сами понимаете – рабочий день», — оправдывались люди. Защитить Агиевича пожелали не только местные бабушки, которые обычно и составляют приходской костяк. Среди присутствующих были люди разных возрастов, в том числе молодые мужчины и женщины. Врачи и учителя, творческая интеллигенция и психологи, домохозяйки и служащие, пенсионеры и труженики бизнеса – люди разного социального статуса. На встречу прибыли родители священника. Пришли туда и старейшины – Анна Абросимова и Валентина Качанова. Именно благодаря их стараниям людковский храм был восстановлен как финикс из пепла. И никто из них не мог подумать, что он станет не только местом для общения с Богом и сплочения, но и площадкой для распрей сугубо земных. При этом оказалось, что проблема не в священнике, которого сейчас так рьяно отстаивают прихожане, сколько в нежелании церковного руководства прислушиваться к чаяниям паствы.
Растерянные, но в то же время весьма решительно настроенные горожане лишь отчасти собрались ради общения с корреспондентом. Главной их задачей было между собой определиться: что же делать дальше, как бороться за своего священника. И, главное – как не потерять драгоценную веру после всего, что они пережили, отстоять своё право на то, чтобы не считаться просто «стадом». Да-да, именно этого и добиваются прихожане!
Оказалось, что новозыбковцы готовы на многое, чтобы их мнение принимали в расчет, и уверяют — имеют на это полное право. «Наша Аннушка», как называют Анну Андреевну Абросимову главу уличного комитета, напомнила, что храм истинно народный. Каждый из присутствующих внёс в общее дело – от икон до солидных материальных пожертвований. Епархия, говорит, не дала ни копейки. — Когда мы начали строить, нам никто не помог, кроме мэра и жителей, — Анна Абросимова показывает, какую кипу бумаг собрала во время строительства святыни. — И сколько стоит квадратный метр сделать – никто не знает, а мы с Егоровной (Валентиной Качановой – прим. ред.) знаем.
92-летняя Анна Андреевна, вдова ветерана Великой Отечественной воины собирается отстаивать Агиевича до последнего и обещает в случае «невыхода на связь» епархии «раскрыть все тёмные дела» благочиния. Видимо, людям есть что сказать, они знают какую-то тайну. — Если нужно – мы поедем к Кириллу, поедем к Президенту и на прямой эфир к Малахову. Но если это всё попадёт на прямой эфир – хорошо никому не будет! Мы готовы скинуться и отправить людей в Москву! Делегация уже собрана.
— Это людское достояние, а не частная собственность, – горячо убеждала Валентина Макеева. — Когда строилось, Похожай не имел отношения к церкви, зато когда построилась – сразу стал хозяином. Почему он? — люди же восстанавливали. Почему с людьми не посчитались? А люди хотят, чтобы там служил отец Агиевич. Как тут не вспомнить генералиссимуса Александра Васильевича Суворова, который не уставал повторять: «Голос народа – Голос Божий».
Имя благочинного Владимира Похожая всплывало неоднократно в двухчасовой встрече. Ему первому припомнили и нежелание разбираться в сложившейся непростой ситуации вокруг храма, в разгоне законного приходского совета, и посвящать прихожан в причины изгнания Агиевича — всё это, как уже писала «Брянская улица», они прочно связывают с ритуальным бизнесом и наживой его сына - иерея Серафима Похожая, которому жители уже «заочно» отписали приход людковской церкви. Надо отметить, что благочинный Владимир Похожай настоятель двух городских храмов в Новозыбкове и других в своем округе. Правда, общину с. Верещаки он так и не нашел таланта себе подчинить. Там народ Божий его раскусил. В Чудо-Михайловском соборе протоиерей служит с двумя сыновьями священниками семейным подрядом. Владыка это разрешает. Самые большие села благочиния – водчины опять же его сыновей, где они также ко всему дополнительно служат, и других не пускают. Власть и духовный надзор семидесятилетнего старика, отца семейства, как Новозыбковского благочинного распространяется на четыре административных района: Красногорский, Злынский, Новозыбковский и Гордеевский. На всей этой канонической территории святое семейство стахановским темпом внедряет свой частный похоронный бизнес, открывая все новые и новые филиалы «Свечи памяти», владельцем которой является старшенький сын иерей Серафим Похожай. Таким образом, коррупционно, эта семья практически контролирует ритуальную нишу всей западной части области Брянской, не больше, не меньше: в четырех админ. районах. К тому же, Новозыбковский старец еще и духовник Клинцовской епархии. Младший сын - священник Владимир (Владимиром Младшим слывет он в народе) является председателем Епархиального Церковного Суда, при этом ни дня не отучившись на стационаре духовной семинарии, а следовательно, не имеющий даже элементарного представления об основах и принципах канонического права. Как такой церковный судья может вершить суд над живыми людьми? И вы недоумевая спросите, в чем же секрет и успех, где собака зарыта? Ответ, наверно, может быть в том, что экс-епископ Клинцовский и Трубчевский Преосвященный Сергий крестил детей Похожая. Епископ Сергий Булатников кум этой семьи. Плюс ко всему, помощник Брянского губернатора по делам религии Сергий Гавриков – властный покровитель Владимира Михайловича Похожая. Ходит громкая молва, что у этих людей в Брянске общий бизнес. Гавриков частый гость Похожаев.
На встрече с корреспондентом взволнованные горожане вспомнили и о том, что в трудные 90-тые Похажай был судим. По церковной линии через него шел мощный поток гуманитарной помощи из Германии. Новозыбков – радиактивная зона. Страждущим людям посылались медикоменты, одежда, продукты… Святой отец не устоял перед соблазном и стал распродавать заморские дары в пользу не больных роженец, а себя. Очевидцы свидетельствуют, что из присылаемой помощи посетителям храма давалась лишь пачечка соли и еще какая-то мелочь. Этой историей занялись правоохранительные органы, дело дошло до суда. Суд проходил в Новозыбкове и приговорил отца Похожая к двум годам условного отбытия наказания. Вот такая страница в его биографии.
При этом Агиевича все хором называют бессребреником и нестяжателем. Он, действительно, единственный батюшка, у которого в Новозыбкове нет личного автомобиля, самые большие материальные ценности — книги. Главное его богатство, говорят, слово и божий дар исцелять людские души. Каждого из присутствующих связывает с отцом Алексеем своя, сокровенная, история. Одних поддержал добрым словом в трудную минуту, другим дал совет, третьим — утешение в горе. Анна Прибыткина с белокурой малышкой на руках рассказывает, как батюшка — бескорыстно, не требуя расчёта ни до, ни после — отмолил её Лизочку, родившуюся с весом чуть более килограмма, и её саму, попавшую с перитонитом в больницу… Вносившая некий диссонанс в общий хор прихожанка Зоя Гречаник сначала высказала мнение, что гонения Агиевичу даны Всевышним не просто так, «благословила» его на поездку в Бобрик, пообещав помогать от имени прихожан. А уже через некоторое время согласилась, что идти против РПЦ, конечно, никто не собирается, но «униженного и попранного» человека бросать нельзя, и предложила «усыновить» и платить зарплату из своих пенсий.
Местные взроптали – никаких уступок церковному начальству в деле Агиевича давать они не хотят, пусть всё будет по справедливости: виновен — докажите, нет — пусть служит спокойно.
Все отдельные реплики и мысли разгорячённых прихожан обобщил Дмитрий Ладоша, который начал с истории конкретно отца Алексея, а завершил общими проблемами взаимоотношений прихожан с церковным начальством. При поддержке единомышленников Ладоша резонно заметил, что они должны знать всё о своём священнике: «Мы ему душу доверяем, и не имеем право знать, кто он и что он?» — Отцу Алексею сначала запретили исполнять все требы, а затем и исповедовать горожан. (Ему, священнику-академисту было отказано добровольно организовать на приходе воскресную школу, и наложено категорическое табу на произнесение академических лекций. Все делалось, чтоб изолировать его от людей). Нас это всех обескуражило. А что с ним такое, нам никто не сказал. Ни одного вразумительного ответа мы не услышали, когда его изгоняли. Ходят разные слухи, что его обвиняют в тяжких преступлениях. И у нас есть вопрос – если отец Алексей подозревается в тяжких преступлениях, то почему не поставили в известность правоохранительные органы? Если это последствия действия каких-то церковных правил – мы тоже это хотим знать. Если конкретные вины есть, то надо народу сказать и их доказать. А нет их – напрашивается вывод: значит, в этом замешены личные неприязненные отношения. Дмитрий Ладоша, как и другие прихожане, недоумевают о причинах внезапного «изгнания» Агиевича.
— Вот это и убивает веру в людях. На сегодняшний день в России враги нашей церкви не исламисты, не буддисты, а свои! И если мы будем в нашем случае молчать – мы станем такими же гонителями и лицемерами.
Именно молчанием в таких ситуациях предается Господь. Дмитрий выразил мысль о том, что раз уж приход народный, хотелось бы иметь обратную связь со священноначалием. Но почему-то, по мнению пришедших, всё делается закулисно. А такое игнорирование — прямой путь человека в секты или атеизм, на который сама Церковь, получается, и толкает.
— Мы кто – скот? За что нас унижают? Благочинный говорил – не лезь не в своё дело. Но, простите, в личном предприятии я и хозяин. Но церковь – Христова, мы все Его, включая владыку. Хотите быть хозяевами – организуйте коммерческую общину, а здесь храм принадлежит Церкви!
Военный пенсионер, верный сын Ленинграда, капитан второго ранга Северного флота Михаил Гойлов продолжил тему: ещё на момент хлопот о восстановлении церкви его и других уверяли, что они суются не в своё дело. А сейчас, после таких потрясений, людковский храм, куда стала подтягиваться и молодёжь, может развалиться — туда просто перестанут ходить. Михаил Гойлов уверен, что после таких потрясений людковский храм опустеет.
На вопрос корреспондента, действительно ли они готовы бросить посещать храм, прихожане наперебой стали уверять, что «Веры нет, нести беды некому!», так что «Пусть уж лучше стоит пустой!».
Наш современник о. Павел (Адельгейм) в день своего рождения (1 августа 2012 года) произнес страшную фразу: «Я в Церкви никому не нужен. Не только не нужен, но очень там нежелателен. И в любой момент меня оттуда могут выкинуть. Я этого жду со спокойной совестью. Все-таки мне как-никак 75 лет, и это не катастрофа. Умру через пять лет, умру через два года, умру завтра – это срок очень небольшой. Это уже не очень важно. Но я жалею тех священников, которые сейчас молоды и у которых перспектив нет никаких. И прав у них нет никаких. Священник лишен возможности выполнять свои прямые обязанности».
У многих прихожан, мнения которых мы раскрывали в предыдущем материале, одно объяснения происходящему: в лице Агиевича в Новозыбкове его коллеги увидели конкурента, а некоторые прихожане искусственно подогревают нужный им конфликт против отца Алексея.
Ещё задолго до встречи корреспондент стал свидетелем «битвы» между защитниками и противниками Агиевича в социальных сетях. Обе стороны настолько бурно обсуждали статью «Брянской улицы», что разместившая материал у себя хозяйка страницы Оксана Инашевская, председатель известной общественной организации «Совет матерей города Новозыбкова», была вынуждена удалить тему – «чтобы конфликт не перерос во что-то более страшное». На сегодня стопроцентно известно: за всем этим Епархия молча наблюдала со стороны, рукоплеская в ладоши. Тогда же в сети мы обратились к одному из активных борцов против отца Алексея – Евгению Баулину, который назвал каждое слово в нашей статье ложью, и предоставили возможность обосновать свою позицию. Однако ярый антагонист священника, пишущий довольно едкие и оскорбительные памфлеты с отсылом к Агиевичу на созданной самолично странице от имени прихожан храма, так и не позвонил… И тут вспоминаются слова опять того же оловянного солдатика прот. Павла Адельгейма, написаные в сентябре 1972 г. в лагере:
«А сплетни ниткою незримой
Петлю на шею мне плетут:
«Калека, контра, поп судимый…
И до сих пор еще он тут?»
Мы попытались услышать версию благочинного Новозыбковского округа Владимира Похожая. Собственно, ради этого и собирались в отдалённый райцентр, расположенный на стыке трех сестер: России, Белоруссии и Украины. При первом телефонном разговоре о. Владимир выразил желание пообщаться, так как «всё написанное должно быть обоснованно», просил опираться на факты. Но за день до назначенной встречи изменил решение, сославшись на занятость и усталость от ситуации вокруг храма, длящейся, по его словам, полтора года. (По всей видимости, благочинный имел в виду время служения Агиевича, хотя его имя так ни разу не упомянул в разговоре — прим. ред.). — У церкви есть своя миссия — вести корабль к спасению, а заниматься дрязгами — дело не церковное. Священник должен заниматься своим делом и стремиться к совершенству на своём поприще. А от вопроса, поступали ли на Агиевича жалобы от прихожан, Похожай уклонился — опять же посетовал на усталость и нежелание влезать в те самые дрязги. То есть, ни о каких «фактах», на которые ранее просил опираться, мы так и не услышали.
Сегодня очень хотелось бы задать вопрос Похожаю, не желает ли он послать своих детей служить в Бобрик? Что вы на это скажите, отец протоиерей?
Единственным, кто был вынужден побеседовать, оказался отец Иоанн Цыганок — мы встретили его у церкви. Многие прихожане и в том числе сам Агиевич считают этого человека первым зачинщиком нестроений в церковной семье. С интернет-страницы,якобы храмовой, но зарегистрированной на его супругу Цыганок Людмилу, лилась откровенная грязь на отца Алексея. Об этом знают в Новозыбкове все. За месяц своего настоятельства Цыганок умудрился разбить братство храма на два лагеря баррикад. Грязные сплетни, интриги, явный обман, демогогия - все пошло в ход. До сих пор памятно то собрание, учененное им, на котором Агиевич стал настоящим изгоем. После этого, взволнованные и напуганные до смерти, прихожане просили вмешательства у Самого Управляющего Епархией. Так Цыганок перестал быть настоятелем через месяц своего неумелого царствования. Хотя сам иерей Божий без ошибок не может прочитать вслух даже проповедь со шпаргалки, харахорится перед слабыми, обижать может тоже только таких. Но и сегодня от о. Ионна никаких «фактов» мы не услышали: ситуацию в храме он назвал вполне нормальной, что всегда всё хорошо быть не должно, что правда у всех своя, и истину знает лишь Бог. И как следовало из контекста — имя священника он также не называл, — Агиевичу не следовало бы возноситься выше него. Что это - нарцисцизм или тонкое богословие? Главное, что хочет сказать отец Цыганок своим прихожанам – «Деньги несите! Нам нужны деньги!». Каждый воскресный день слух Богохранимой паствы людковской церкви ласкается призывом проповедника о внесении капитала в церковную кассу. Вы считаете здесь сгущены краски? Не верите? Зайдите, послушайте.
Там же у храма мы застали и Евгения Баулина — вместе с другими работниками он возводит забор вокруг храма. Но не стал он общаться с «Брянской улицей» и вживую. Красноречивый в соцсети, при личной встрече он отделался парой фраз о том, что теперь всё спокойно и эта тема уже не интересна. Весной и летом ходоки от прихода на приемах неоднократно сигнализировали своему архиерею, что в храме пожар и бордак, что нарушен мир в сердце людей по причине того, что безнаказан произвол Похожая. Травлю священника никто так и не остановил, а кукловоды зла услышали еще мощное - ФАС. Святитель посетителям прямым текстом сказал, что ему самое главное это – забор. Вот каковы ценности сегодняшних наших иерархов.
В самой людковской церкви в будний день действительно было невероятно спокойно. Камерная и невероятно уютная, она совсем не похожа на источник разжигания приходских страстей. Да люди и сами не хотят «храмовой революции». Но единственное, по всей видимости, что их всё-таки успокоит, — это диалог, разговор и общение
Не добившаяся встречи с епископом Владимиром Анна Абросимова, патриот России, неутомимая молитвенница о здравии нашего президента, труженица тыла, попросила походатайстовать о ней «Брянскую улицу». (Владыка Святый! Разве она недостойна?) Мы уверены, что в епархии прочитают нашу статью и, возможно, владыка - монах не откажет в общении со старейшими прихожанами, восстановившими храм, с его молодежью и всё-таки расскажет всем людям, чем так пришёлся не ко двору отец Алексий, ради которого они готовы ехать к Святейшему и Президенту.
Люди выразили пожелание и надежду в том, что этот трагичный прецедент не останется незамеченным со стороны руководства страны и священноначалия, не останется один на один с несправедливостью и беззаконием".
отсюда
Tags: Алексей Агиевич, Клинцовско-трубчевская епархия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments