?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Отметить Next Entry
Свято-Алексиевская пустынь...
Простите
kalakazo
Поскольку дедульку kalakazo,
в основном, монастырские насельники и читают –
еще одно респондентское свидетельство
из утренней почты:


"Усенко, Рыбко, Василенко.
Дедуля, пора вводить тэг "прапоры Христовы".
Сейчас подкину материала.

О православной секте в законе прапора Василенко, он же отец Алексей, он же отец Пётр, он же Свято-Алексиевская пустынь.

1. Общее представление: городок, совхоз.

Что было хотя бы общее представление, о чем речь, прежде всего заметим, что Св-Алексеевская пустынь – это ГОРОДОК, занимающий территорию с десяток-другой га, (это, разумеется, не считая окружающих обширных полей, также принадлежащих пустыни). Представьте себе 3-х этажный дом длиной примерно как 2-3 подъезда обычной пятиэтажки, таких домов там примерно 7. Жилые и учебно-административные корпуса. Кроме них, там есть около десятка кирпичных и деревянных 1-3 этажных небольших зданий, размером с обычный дом индивидуального строительства. В основном жилые. Кроме этого, есть 2 фермы КРС (60 голов), конюшня с манежем, хранилища для кормов и готовой с-х продуккции, большая трапезная, кирпичная большая баня, (душевые и парилка, бассейна нет), она же прачечная, швейная мастерская, ремонт обуви и кожных изделий, водонапорная башня. Разумеется, есть храм, еще дореволюционный, приведенный пустынью в порядок после большевистской разрухи, а также встроенная церковь в старой гимназии и часовни, заложен огромнейший храм, (строительство заморожено, на какие деньги его будут строить – уму непостижимо, видно, рассчитывают на чудо).

Большой парк машин – автобусы, легковые, малые грузовые и большой МАЗ, хотя водителей не более десятка, т.е. машины по большей части простаивают. Есть парк тракторов со всем оборудованием, необходимым для обработки. Есть много больших контейнеров, которые используются в качестве жилья для рабочих и подсобных помещений. Кроме КРС, есть стадо овец, перепелятник, прямо среди пустыни расположен зверинец – совы, павлин, и прочие мелкие существа, а также собаки. Есть декоративный пруд, купаться в нем, однако, нельзя, т.е. купаться летом негде. (Протекающий рядом Кубрь – речка маленькая, да и холодная очень. Любители православного купания окунатся в источнике на краю пустыни.) Летом изредка детей водят в поход на оз. Савельево – это около 5 км, так что особенно не находишься. Зимой заливается каток, каток озвучивается, детей обеспечивают коньками, которые затачивают в Переславле.
В Переславль по будням ходит автобус, который привозит/отвозит учителей для гимназии, а также доставляет насельников пустыни в больницу.

Если сравнивать все описанное с центральной усадьбой совхоза/колхоза советского периода – то это она и есть. Жилфонд, мастерские, хранилища сельхозтехники, сельхозпродукции, школа, детсад; только в совхозе главным было производство сельхозпродукции и сдача его государству, а все остальное – вспомогательное, а здесь главный рыночный продукт – гимназия и кадетский корпус, а все остальное – вспомогательное.

Пустынь весьма похожа на ухоженную центральную усадьбу совхоза или колхоза, (если, конечно, закрыть глаза на то, что не все колхозы ее имели в таком объеме, но в МО, где я бывал, большинство все-таки имело). При этом содержащейся в гораздо бОльшем порядке, чем это можно было наблюдать в совхозах.

2. Состав населения пустыни.

Население пустыни состоит из нескольких категорий. Первая и самая многочисленная – это дети, дошкольники (детсад и ясли), гимназисты (мальчики и девочки всех возрастов), и кадеты, разумеется, только мальчики. Детей всех возрастов насчитывается около 200 человек, как говорят экскурсоводы. Подсчитать точное их число самостоятельно несколько затруднительно, так что я и не пытался.

Взрослых в пустыни, в свою очередь, тоже несколько категорий – это работающие по найму (и получающие зарплату) рабочие, (в быту их так и называют - рабочие), отбывающие ежегодную временную трудовую повинность родители детей, (родители), трудники, пришедшие поработать "во славу Божию", (их мало), а также насельники пустыни, т.е. члены общины, которые живут в пустыни постоянно, (насельники). Кроме того, есть человек пять монашествующих обоего пола, (ходят в монашеском облачении), а также человек 5-7 священников, белого, (т.е. вместе с семьями), и черного. Особняком стоит семья о. настоятеля – он сам вместе с целым рядом келейниц и помощниц (во множественном числе), семья его сына (нач. кадетского корпуса) и брата, Василия Николаевича, к-й является его помощником по хозяйственной части.

Отдельной категорией являются начальники – мужчины среднего возраста, трущиеся около о. настоятеля и живущие несколько особняком. Представляются они как "помощник о. настоятеля", сколько их точно – затрудняюсь сказать, разграничение полномочий достаточно условно.

Рабочие, жители Украины, их, мне кажется, полтора-два-три десятка, в разное время года по-разному, это в основном механизаторы, обслуживающие сельхозтехнику, её управление и ремонт, а также женщины на кухне (человек 5, не более), занимаются и обработкой с.х. продукцией (консервированием). С ними все понятно: работают по найму, живут здесь же, в пустыни, питаются вместе со всеми. В обязательной молитвенной деятельности не участвуют; если кто захочет прийти в храм на службу – это дело добровольное, но обязаловки никакой нет, псалтирь они также не читают.

Как мне сказывали, зарплату они получают порядка 30 тыс. руб., насколько точна эта цифра – боюсь сказать. Работа в пустыни представляется для них, по сути гастарбайтеров с Украины, (не из Переславля, однако!), очень выгодной. Даже если бы они работали в Москве, (а там ведь еще устроиться надо!), то они заплатили бы серьезные деньги за еду, (а здесь она бесплатна!), а также за квартиру, да еще тратили бы много сил и времени на транспорт.

Используются также строительные рабочие из Средней Азии, но это от случая к случаю, по мере надобности, (а украинцы, одни и те же люди – на постоянной основе).

Насельник – это человек, живущий в пустыни постоянно, сдавший паспорт в канцелярию, выполняющий какую скажут работу (послушание, бывают постоянные и временные) и в строго обязательном для всех насельников поднадзорном порядке участвующий в молитвенном распорядке пустыни. А он, этот молитвенный распорядок, очень даже не слабенький. Есть график обязательных для всех насельников служб, остальные службы – по желанию, есть график круглосуточного чтения Псалтиря, когда насельник (кажется, парами) по часу читает Псалтирь. Поскольку график круглосуточный, то, разумеется, чтение случается и ночью, что совершенно не отменяет дневных послушаний (работ).

Взрослых насельников, как говорят, насчитывается около 100 человек, но эта цифра вызывает большие сомнения и мне кажется сильно преувеличенной, как минимум раза в два. Поскольку обед для взрослых идет в 2-3 приема, то несложно во время обеда примерно подсчитать количество взрослых насельников пустыни. (Обед для детей идет во много приёмов, посменно, и с ними это сделать существенно сложнее, так что я и не пытался).

Священники. Эта отдельная категория, как белые священники вместе с семьями, (включая многочисленных детей), так и черные священники-монахи. Они делают свое дело, т.е. служат в храмах, также могут преподавать детям. Какой-то особенной роли в жизни пустыни они сами по себе не играют, все крутится не вокруг священства вообще, а вокруг одного конкретного священника - настоятеля о. Петра и его приближенных. В трапезной для них выделен совершенно отдельный стол в самом дальнем ее углу, есть ли какие-то особенности в их пище - мне неизвестно, я туда ни разу не подходил и не интересовался; священники, однако, не гнушаются поесть и за столом насельников, не подчеркивая никак свою особенность.

Начальники. Как уже писалось, это в основном 5-7 мужчин среднего возраста, трущиеся около о. настоятеля и живущие несколько особняком от остальных, "рядовых" насельников. Представляются они как "помощник о. настоятеля", сколько их точно – затрудняюсь сказать, около 5-7 человек, разграничение полномочий достаточно условно, но все-таки каждый имеет преимущественный сектор деятельности. Например, Алексей Кусов ведает транспортом и распоряжается водителями, коих пустыни около 5 человек, (как своих, так наемных, а также бывают и трудники). Ведая транспортом, он в то же время может получить поручение заняться вопросами снабжения, например, может доставать леса для стройки. Сергей Пономарев, (по лексике и манерам – ну чистый бандит, с распальцовкой), любит заниматься вопросами безопасности, надзирает за бригадами строительных рабочих. Поскольку пустынь усиленно расстраивается, то это актуально. Эконом Антон ведет хозяйство, помимо нескольких человек женщин в бухгалтерии. Были и другие люди, называвшие себя помощниками настоятеля, но в чем заключается их особенность, в отличие от других помощников, мне понять так и не удалось.

Начальники живут особняком – это выражается в том, что они редко бывают за общей трапезой. По-видимому, им, в обход общего пустынского запрета, все-таки готовят дома их жены. Или у них какая-то сепаратная трапеза (что вряд ли, т.к. я бы об этом обязательно бы знал). Ни разу не слышал, чтобы это обсуждалось простыми насельниками. Начальники частенько, в силу своих обязанностей, выезжают из пустыни (у всех иномарки); в этом смысле они - свободные люди. Ни разу не слышал, чтобы начальники получали зарплату, по-видимому, в этом смысле они, как и родной брат о. Петра, Василий Николаевич, находятся точно на таком же положении, как и остальные насельники.

Отдельной категорией является сам о. настоятель, т.е. о. Петр, его родственники и лица, к ним приближенные, но эта категория заслуживает того, чтобы о ней поговорить особо".


  • 1

Бывшие насельники

(Anonymous)
Ныне ослабевшее христианство приготовляет и доставляет, соответственно своему состоянию, слабых монахов. Ныне вступление девственника в монастырь – величайшая редкость! Ныне вступление лица, не стяжавшего порочных навыков, – редкость! Ныне вступление сохранившего неиспорченным здоровье, способного к монастырским подвигам, – редкость! Наиболее вступают слабые, поврежденные по телу и душе: вступают наполнившие память и воображение чтением романов и других подобных книжонок, вступают пресытившиеся чувственными наслаждениями, получившие вкус ко всем соблазнам, которыми ныне преисполнен мир, вступают с закореневшими порочными навыками, с совестью притупленной, умерщвленной предшествовавшим образом жизни, при котором дозволялись все беззакония и все обманы для прикрытия беззаконий. Для этих личностей борьба с собой очень затруднительна. Затруднительна она и по причине укоренившихся в них порочных навыков, и по причине утраты искренности, по неспособности к ней. По этой же причине затруднительно и наставление их. Вступили они в монастырь, сняли мирские одежды, облеклись в черные одежды иноческие, но навыки и настроение, полученные в мирской жизни, остались с ними и, пребывая неудовлетворенными, приобретают новую силу. Греховные навыки и настроения тогда только могут ослабеть, когда обладаемый ими действует против них исповеданием их и борьбой против них по указанию Слова Божия. В противном случае лишь представится проголодавшемуся навыку, сохранившему всю власть над человеком, удобство к удовлетворению себя, – он выполняет это с жадностью, с исступлением.
* * *

К наукам человеческим должно приступать со свежими способностями, с полной восприимчивостью, с неистраченной душевной энергией, тем необходимее все это для успешного изучения науки из наук – монашества. Монаху предстоит борьба с естеством. Наилучший возраст для поступления на эту борьбу есть юношеский. Он еще не окован навыками, в нем произволение имеет много свободы! Опыт свидетельствует, что лучшие монахи суть те, которые вступили в монашество в нежной юности. Большинство монахов нашего времени состоит из вступивших в монашество в юности. В лета зрелого возраста вступают очень немногие, а в старости очень редкие. Вступившие в монастырь в зрелых или преклонных летах очень часто не выдерживают монастырской жизни и возвращаются в мир, даже не поняв, что значит монашество. В тех, которые удержались в монастыре, замечается почти одно наружное благоговение и точное исполнение наружных монашеских правил, столько нравящееся мирянам и вполне удовлетворяющее их: в них нет существенного монашества или встречается оно очень, очень редко, как исключение из общего порядка.
* * *

Существенное делание монаха – молитва, как то делание, которое соединяет человека с Богом. Все прочие делания служат или приготовительными, или способствующими средствами для молитвы, или же даются тем, которые по нравственной немощи или по недостатку умственных способностей не могут заниматься всецело молитвой.
* * *

В самой монашеской жизни телесный подвиг, как бы он ни был велик, не может сам собой открыть внутренних уз и внутреннего бедствия: для этого необходим подвиг душевный. Телесный подвиг, не сопровождаемый душевным, более вреден, нежели полезен, он служит причиной необыкновенного усиления душевных страстей: тщеславия, лицемерия, лукавства, гордыни, ненависти, зависти, самомнения.
* * *

Монах – значит уединенный: кто не уединился в самом себе, тот еще не уединен, тот еще не монах, хотя бы и жил в уединеннейшем монастыре. Ум подвижника, не уединившегося и не заключившегося в себе, находится по необходимости среди молвы и мятежа, производимых бесчисленными помыслами, имеющими к нему всегда свободный доступ, и сам болезненно, без всякой нужды и пользы, зловредно для себя скитается по вселенной. Уединение человека в самом себе не может совершиться иначе, как при посредстве внимательной молитвы, преимущественно же при посредстве внимательной молитвы Иисусовой.

  • 1