kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

Еще одно свидетельство о Тобольской семинарии...

В продолжение темы о Тобольской семинарии:

"То, что образованные семинаристы в ТДС не нужны, для меня - факт. Учился в ТДС 1997-2002. В 2001 году к нам в семинарию сослали выпускника Питерской академии Родиона. Его в прямом смысле сослал ректор, с которым он поссорился. Так вот этот Родион звонил в нашу семинарию, чтобы узнать, какие предметы он будет вести. Ему, естественно, ничего не сказали. Родион привез с собой два чемодана разных конспектов, но ему дали то, что у него не было. На первом личном приеме у Димитрия он посетовал на это. Мол, я не знаю как вести эти предметы (которые ему дали). На что Димитрий сказал ему прямым текстом: здесь не Питер и не Москва, ничего им (семинаристам) давать не надо; мы здесь готовим простых рядовых, читайте все по конспекту, с них этого хватит. После этого у меня по этому вопросу исчезли последние сомнения.

Здесь надо знать, что в то время (1997-2002) вся Тюменская область с ее богатыми северами составляла одну епархию, архиереем который был Димитрий Капалин. Это я к тому, что в епархии было много денег, а преподавателям специально платили копейки. Поэтому, естественно, хорошие преподаватели, имеющие семьи, покидали ТДС. Квинтэссенцией учебной политики в ТДС можно считать слова, сказанные новому преподавателю, выпускнику СПбДА на первом личном приеме у ректора: «Здесь не Москва и не Питер, здесь готовят обыкновенных рядовых, ничего им давать не надо, все только по конспекту». Думаю, это и есть главная функция ТДС глазами ректора – растить необразованных священников, которые будут его бояться и которыми легко управлять и менять в зависимости от ситуации.
Лжепослушание и страх перед начальством - эта другая характерная черта Тобольской системы. Было, например, такое негласное правило: женатый семинарист обязан рукополагаться, если он отказывается, его демонстративно исключают, даже если дипломная написана и до окончания осталось совсем немного (такой случай реально был). Инакомыслие, выражающееся в несогласии с мнением (в том числе негласном) священноначалия, жестко и показательно пресекается. Наглядным примером здесь может быть следующая история. После самоубийства в 1998 г. Виталия Чепелюка было проведено специальное собрание для всех семинаристов, где было рассказано и показано, что и как об этом надо думать. В конце собрания Димитрий с отеческим участием в голосе сказал, что если у кого-то есть какие-то вопросы или сомнения, могут не бояться и спрашивать. Один семинарист в открытую задал неудобный вопрос, а другой подал записку (но подал ее так, что все, включая, Димитрия, видели, кто это сделал). В ближайшее время, чуть ли не на следующий день, оба были отчислены. После этого я понял, что начальству в ТДС верить нельзя и никогда ни с кем из них, включая духовника семинарии, не советовался и ничего не рассказывал.
Воспитательная работа в ТДС является главной и системообразующей. Но ничего ужасного в ней нет. Если семинарист никуда не опаздывает и не нарушает режима, к нему никто не прикапывается. Если студент совершил нарушение, то пишет объяснительную . Вскоре его вызывает инспектор, в ожидании приема которого он долго ждет на лавочке у его кабинета, а инспектор демонстративно долго не вызывает нарушителя с тем расчетом, чтобы последний потерял как можно больше своего свободного времени и понял, что легче никуда не опаздывать, чем так долго потом сидеть в ожидании встречи с инспектором. В общем, вполне гуманно и по-своему правильно. Стукачества в ТДС в наше время не было. Если сравнивать с Москвой, по словам моих знакомых, в ТДС его практически нет. На самом деле, если не питать иллюзий, что тебя в семинарии все должны любить, а начальство заботится как о сыне, то жизнь в ТДС для тех, кто выбрал духовно-воспитательно-образовательное заведение в качество обучения добровольно, не так уж плоха. Семинариста бесплатно кормят (вполне неплохо), одевают, обувают, дают за обязательные послушания немного денег на совсем мелкие расходы, вроде покупки зубной пасты, носков и т.п. Семинаристу остается только учиться и молиться. И хоть в ТДС толком не учат, но самообразование никто не отменял. Причащаться обязательно только 3 раза в год: перед Рождеством и 2 раза в Великий пост. Никто за количеством походом на исповедь и причастием не следит. Инспектор исповедь у студентов не принимает. Помыслы открывать никто не заставляет. В общем ,все не так уж плохо, если бы не одно но. Это постоянное чувство давления Тобольской системы в том виде, как я его примерно описал.
В ближайшее время, ели это интересно, могу рассказать о самоубийстве Виталия Чепелюка, моего одноклассника. Скажу только, что там все, как я понял, оказалось не так, как в начале представлялось. Там, к сожалению, вышла очень грустная история. И дело в ней было не в Тобольской системе, а совсем в другом. Может быть ,кто-нибудь в инете уже и рассказал об этом".
http://kalakazo.livejournal.com/1746527.html?thread=36063583#t36063583


"О Тобольской семинарии...

Тобольская система

Так называемая Тобольская система напрямую связана с личностью ректора семинарии архиереем Димитрием Капалиным. Сама по себе она не так плоха, как ее обычно представляют. Все дело, как говорится, в людях, которые ее (систему) осуществляют.
Так как я учился только в Тобольской семинарии (1997-2002), то попытаюсь передать свои личные впечатления и соображения.
Для меня поступление и учеба в ТДС было благом по сравнению с приходской кафедральной жизнью. До поступления в ТДС я толком ничего не знал о жизни в Церкви, был на исповеди и причастии только один раз. В то время было такое негласное правило – молодой человек, пришедший в Церковь, должен поступать в семинарию. И я с радостью и большим желанием так и сделал. Еще до того, как я оказался в ТДС, был наслышан об ужасной Тобольской системе. Мне на полном серьезе рассказывали, что там отец Фотий ходит с посохом и просто так «для смирения» бьет посохом первого встречного по хребту. Оказалось, что никакого посоха у игумена нет и никого он не бьет.
Все ужасы Тобольской системы сводились к тому, что студент должен следить за своим видом, никуда не опаздывать (приходить на все мероприятия за 10 минут), не пить, не курить и т.п. Если ты соблюдаешь эти условия, тебя никто не трогает и не пристает. Подавляющее большинство нарушений приходилось на опаздания на различные мероприятия (завтрак, учебные занятия, полдник, обед, ужин, вечернее правило, отбой, спевки хоров и богослужения). Если кто-то попадался на курении или даже на распитие спиртного, первый раз получал предупреждение с тропарем – это снижение бала по поведению до 5 -, второй тропарь – это бал по поведению - 4, после 3-го тропаря - отчисление. Вполне разумная и щадящая система.
Главной особенностью Тобольской системы является специальный распорядок дня, составленный таким образом, чтобы у семинариста не было свободного времени. Потому что в представлении священноначалия, если у студента будет свободное время, то он им не правильно распорядится. То есть априори считается, что семинарист склонен к лени и пьянству. Например, ужин по расписания в 20:00 до 20:20-20:30, после ужина свободное время, но вечернее правило отдельно в храме в 22:00, а так как приходить надо за 10 минут, то реально в 21:50. А ведь можно сделать вечернее правило сразу после ужина, тогда до отбоя (в 23:00) у студента будет 2 часа свободного времени. Но ведь тогда семинарист может уйти в город или еще что-нибудь сделать, поэтому чистое свободное время резко сокращается за счет постоянных различных мероприятий, разбитых на временные интервалы с постоянным жестким временным контролем (приход за 10 минут до мероприятия). В реальности эта система людям, ищущих приключений на стороне или желающих пить, максимально осложняет жизнь, но она также бессмысленно осложняет жизнь тем, кто просто хочет учиться. Таких, правда, в ТДС очень мало (2-4 человека на курс). Поэтому их интересы начальство даже не учитывает.
Надо сказать, что на словах учеба в ТДС – очень важная составляющая. На различных встречах семинаристов с внешними людьми обязательно рассказывается о большом кол-ве изучаемых предметов, в том числе нескольких языков: русский, церковно-славянский, английский или немецкий, латинский и греческий. На практике нормально изучается только один язык – русский и только благодаря дотошной и немножко вредной преподавательницы Павиной Людмиле Викторовне. Если бы не она, то в основной массе семинаристы были бы очень безграмотными. Русский язык – это единственный предмет, за неуспеваемость которого отчисляли из ТДС. И то это надо было умудриться, так как, если студент сильно старался, но у него не получалось, Людмила Викторовна тройку ставила. Все остальные предметы, за некоторым исключением, преподавались из рук вон плохо. Причем, как я понял в дальнейшем, это делалось специально. Не раз было так, что преподавателя, хорошо знавшего, например, литургику ставят вести церковно-славянский и наоборот. Иногда даже по ходу обучения хорошего преподавателя снимали и ставили ничего не знавшего в этом предмете другого, который приходил и говорил примерно так: «Братья, я сам ничего толком не понимаю в предмете, будем изучать его вместе»".

http://kalakazo.livejournal.com/1746527.html?thread=36077919#t36077919
Tags: Тобольская семинария, очерки бурсы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 51 comments