kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

Кресты – в кусты, черепа – на кол

"О своеобразном отношении церковных деятелей к родным могилам

Людмила Бутузова


Две новости встык: передача РПЦ Исаакиевского собора и «рядовое» происшествие, возмутившее пока только Фейсбук. В подмосковном храме выбросили надгробие с могилы отца Суворова и кресты, установленные по указанию фельдмаршала. И это - не единичное святотатство


«Инцидент», как изящно назвал это варварство Интерфакс, произошел в храме Рождества Пресвятой Богородицы в селе Рождествено Пушкинского района. Общеизвестный факт: прихожанином храма являлся похороненный там же отец полководца Александра Суворова. Известно и другое: в советское время могила была заброшена, церковь пришла в упадок. Несколько лет назад все изменилось: за госсчет была проведена реставрация, специалисты отыскали могилу генерала Василия Суворова, восстановили фамильный склеп, вернули на него белокаменное надгробие XVIII века, которое валялось на улице. Также на храме были восстановлены подлинные кресты, изготовленные еще по указанию Александра Суворова.

Участником и свидетелем чудесного преображения был директор Патриаршего архитектурно-реставрационного центра, член научно-методического совета при Минкультуры РФ Сергей Демидов. И что же? А вот что. «Не так давно я побывал в Рождествено. Надгробие отца полководца снова выкинуто на улицу, на храме установлены "типовые" софринские (с церковно-производственного предприятия "Софрино" - ред.) кресты, а подлинные "суворовские" утрачены. Их попросту выбросили", - заявил Демидов на встрече представителей отделов культуры и древнехранителей епархий. (его слова цитирует сайт Патриаршего совета по культуре). О реакции патриархии на новый акт вандализма не сообщается. В соцсетях буря негодования.

Церковь Святой Богородицы в селе Рождествено, где бывали отец и сын Суворовы. Там же нашел покой отец генералиссимуса Василий Суворов

«И эти люди хотят чтобы им передали Исаакиевский собор!», - восклицает в ФБ Ольга Репкина. Не будем обобщать. Понятно, что настоятелю храма в селе Рождествено до Исаакия не дотянуться, но он и у себя в приходе наворотил столько дел, что с этим стоит разобраться. И не в кулуарах, как это принято у Церкви, а публично. Слишком уж в последнее время натянуты нервы в отношениях между обществом и священнослужителями, которых принято считать безгрешными, высоконравственными, мудрейшими, хранителями духовных скреп и т.п. Слишком много случаев, когда человек в рясе подает пастве примеры совсем другого рода. Речь сейчас вовсе не о пьянстве, алчности или прелюбодеянии отдельных священников. А вот о таком, как в Рождествено, беспамятстве духовных отцов, которое буквально взрывает обществу мозг. «В одном городе отпилили у иконы XIII века "лишние" сантиметры, потому что она не помещалась в киот из-за ошибки при обмерах" – делится впечатлением об « убойном» для себя «открытии» активист движения «Хранители наследия» Сережа Головинский. - Про порушенные надгробия - это уже вообще как бы «норма». Помню в Веневе, на кладбище возле церкви, все надгробия советским воинам ВОВ просто свалили в кучу вместе с другими надгробиями 19 века, чтобы на их месте сделать новые захоронения».

Настоятель поди-ка сам себе и отпустил грехи за такой «подвиг», если, конечно, вообще понял, что согрешил.

«Что может быть страшнее пастыря нерадивого, т.е.,- человека, без достаточного культурного уровня, без уважения памяти, традиций и обычаев предыдущих поколений, без стремления к их сохранению... То есть, - БЕЗ корней, - рассуждает в ФБ Андрей Басманов. - Тем более - сейчас, когда общество переживает глубокий кризис, а Церковь Православная еще и свой, внутренний».

Трудно сказать, какие именно причины подводят Церковь к кризису, общество их видит по своему: «Слишком разные люди поступают в Духовные Семинарии, обучаются в них, а затем, по завершении обучения,- рукополагаются, и получают приходы... Разные,- и по менталитету, и, как следствие этого,- по мотивации, и по уровню внутренней культуры, и, страшно даже сказать,- по идеологии, ибо без нее, увы, тоже,- не обойтись. По моему глубочайшему убеждению, - продолжает Басманов, - в случае непреломления этой поистине губительной тенденции, всех нас в самом ближайшем будущем ждут воистину скорбные времена, причем, как верующих, так и – неверующих. Этим,- еще тяжелее будет... Ибо, вместе с числом ,,слабомотивированных", нерадивых священнослужителей, будет неуклонно расти профанация самого их служения, и столь же прямо пропорционально расти будет отторжение обществом Церкви, и, отчасти Православия. Допускать чего, мы, конечно же, не имеем права, все, и так, изрядно – запущено. Я, конечно, понимаю, что данная моя рекомендация, - глас вопиющего в пустыне, но глядишь, может, и задумается кто-нибудь... Вдруг, кому поможет...»

Хотелось бы… Но это вопрос перспективы. Конкретно по ЧП в Рождественно пользователь соцсетей Юрий Самодуров предлагет следующее: «Моспатриархия обязана возместить государству материальный ущерб, нанесенный памятнику истории и культуры этим диким настоятелем, чье имя «из деликатности» не разглашается. Думаю, что именно ВООПИК должен обратиться в Моспатриархию с требованием убрать из настоятелей человека, выбросившего на свалку подлинные кресты и надгробие Суворова. Если ВООПИК побоится обратиться с этим требованием, акты вандализма, совершаемые настоятелями храмов, будут продолжаться.»

Я бы на это ответила так: блажен, кто верует. В Орле «Ермоловское общество» дошло до самого Патриарха, когда там, в Троицкой церкви, нашли оскверненный склеп генерала Ермолова, и – ничего, батюшка служит как ни в чем ни бывало. Вроде и не виноват: не сам бросал кирпичи и окурки в могилу героя войны 1812 года, просто знал, что это делалось при его предшественниках, но молчал. Заговор молчания продолжался вплоть до осени 2012 года, пока в усыпальницу опять не залезли. Тут-то и выяснилось, что склеп за последние полвека вскрывали несколько раз: НКВД, в начале 30-х годов приспособивший фамильную усыпальницу Ермоловых под свой архив, орловские полицаи, мародерствовавшие в Орле перед его освобождением от фашистских оккупантов (которые, кстати, привели церковь в порядок и открыли для горожан), затем, в конце 70-х склеп вскрыли сами церковники, когда переделывали в церкви отопление с печного на газовое. Вот тогда-то, похоже, и выяснилось, что праха самого генерала Ермолова в усыпальнице нет, кем-то выброшен, валяются только перевернутые гробы его родственников. Ну а раз генерала на месте нет, в «пустой» склеп покидали строительный мусор, окурки, фантики от конфет. По окуркам-фантикам потом и удалось выяснить дату предпоследнего надругательства над могилой Ермолова. А последнее случилось совсем недавно – в 2012 году в церкви меняли дубовые полы на мраморные, рабочие ради любопытства залезли в склеп, а потом сгребли в мешки «ненужный мусор», включая несколько костей генерала и череп его отца. Только случай помог активистам из «ермоловского общества спасти останки.

Нынешний настоятель бежит от вопросов. Лично я не знаю, чем все это объяснить… Глупость, тупость, невежество – все эти слова не годятся.

Но есть еще один деликатный момент. Никому не хочется признавать, что церковь, столько лет кормившаяся за счет Ермолова, оказалась такой неблагосклонной к его памяти. Деньги поступают и впрямь немалые. Склеп генерала в правом приделе - памятник федерального значения, сама Троицкая церковь – памятник регионального значения, возведенная в этот ранг благодаря все тому же Ермолову. В 2011-2013 годах из федерального бюджета на ремонтно-восстановительные работы обеих объектов выделено 24,5 млн. рублей (19 млн. – церкви и 5,5 млн. – на усыпальницу). При такой государственной щедрости хотелось бы, как минимум, более уважительного отношения к герою Отечественной войны 1812 года. Но вся «забота» церкви в последние годы заключается в том, что выкинули из оградки облупившуюся ермоловскую раку и на ее место притащили гранитную плиту с чужой могилы. Сказали: для красоты.

Ну хоть что-то. Фамильная усыпальница Некрасовых возле аббакумцевской Благовещенской церкви в Ярославской области и этого не удостоилась. Красного кирпича восьмерик под массивным куполом лет двадцать стоял в обрамлении крапивы и лопухов.

— Долгое время склеп был бесхозным, — говорит Григорий Красильников, заведующий филиалом «Аббакумцево-Грешнево» музея-усадьбы Н.А. Некрасова «Карабиха». — Он хоть и значится памятником федерального значения, охраняемым государством, в реальности даже на балансе не состоял — ни у сельсовета, ни у музея, и церкви был тоже не нужен.

Внутри облупившаяся роспись. Пол затоплен. Склеп дышит сыростью и жутью. Раньше вниз вела деревянная лестница, гробы, говорят, висели на цепях… Дальше все, как обычно: праха родных поэта здесь уже нет. В советские годы над усыпальницей надругались — это видно по фрескам: у образов стерты лики. Рассказывают: кто-то развесил черепа на ограде, местные ребята пугали ими девчонок. После этого будто бы, приехали ученые и увезли останки. Что за ученые, куда увезли — про это история умалчивает… Но конец все-таки счастливый.

— О том, что усыпальница Некрасовых — ничейная, я узнал случайно, - рассказывал корреспонденту «НИ» предприниматель Олег Жаров, возродивший, если кто не в курсе, старинное село Вятское. — Тогда очень удивился. Думал, что памятник, связанный с историей семьи значительного русского поэта, обязательно должен быть в чьем-то ведомстве: церкви либо музея, либо муниципалитета. Но, как выяснилось, усыпальница не только никому не принадлежит, но юридически даже не существует.

Жаров обратился к муниципальным властям. Попросил во временную аренду Грешнево и Аббакумцево вместе со склепом — давайте, говорит, восстановлю и назад верну. В ответ пришло очень изящное письмо от губернатора, суть которого сводилась к вежливому отказу. Церковь отмолчалась, но среди прихожан пошли разговоры: посягнул, дескать, на святая святых, достояние отечества! Не иначе, для себя покупает.

Жарова, впрочем, это только раззадорило. Но, чтобы получить право доступа к «народному богатству», сооружение нужно было узаконить. Процедура длительная: межевание земель, техпаспорт, техпланы. После того как все документы были собраны, предприниматель обратился в суд, тот, в свою очередь, начал рассылать запросы — в местную епархию, музей-усадьбу «Карабиха», в муниципалитет. Все учреждения прислали бумаги, что склеп не имеет к ним никакого отношения. Только после этого суд смог вынести вердикт: официально признал существование памятника и присудил его муниципалитету, который и выставил достояние на торги. Жаров выкупил и восстановил за свои деньги.

Какая мораль? Сами думайте. Лично я за то, чтобы духовное и материальное наследство попадало в добрые руки".

http://www.newizv.ru/society/2017-02-04/251711-kresty-v-kusty-cherepa-na-kol.html
Tags: Исаакиевский собор, Королевство церковных зеркал, На церковном Титанике
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 73 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →