?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Паки о народном антиклерикализме...
Простите
kalakazo
Антиклерикальные настроения в обществе растут
и это одно из следствий битвы за Исаакий:


"После того как губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко объявил о решении передать церкви Исаакиевский собор, не утихает общественная дискуссия вокруг судьбы этого музейного здания. Одни видят в этом акте восстановление исторической справедливости, другие — возрастающее влияние церкви в светском государстве. Патриарх Кирилл назвал передачу собора РПЦ в год столетия Октябрьской революции символом примирения в российском обществе. Вот только общество, похоже, с этим не согласно. На это указывают результаты опроса, проведенного на этой неделе «Лентой.ру». В нем приняли участие более 35 тысяч читателей «Ленты.ру». И большинство из них (87 процентов) не разделяют мнение патриарха. К таким результатам, по мнению экспертов, привела и настойчивость, с которой местные власти и РПЦ подходят к решению этого вопроса.

Сергей Филатов, социолог, религиовед:

Отношение к церкви в обществе — амбивалентное: очень редко бывает полная поддержка, как и полное отрицание. Но РПЦ должна понимать, что хамское отношение к народу все больше и больше раздражает граждан. Несмотря на то что патриарх Кирилл выразился, что это [передача собора] «акт примирения», в церкви прекрасно понимают, что это не так.

Екатерина Шульман, политолог, доцент Института общественных наук РАНХиГС:

Общероссийский фактор — накапливающееся раздражение публичной активностью церкви. Довольно большое число россиян признают себя православными в опросах, но при этом воцерковленных людей — ходящих в церковь и соблюдающих религиозные обряды — обычно от 4 до 5 процентов. Еще ниже процент людей, у которых авторитетом пользуются именно церковные иерархи. Для православия не очень характерен институт «популярных проповедников» — пастырей со своей аудиторией, как это бывает в исламе, протестантизме и католичестве.

При этом РПЦ активно позиционирует себя как собственник, лоббист, идеолог и образовательная инстанция — таким образом церковь вмешивается в жизнь людей, которые совершенно не благоговеют перед ней как перед структурой. В Петербурге люди не стали разбираться, приведет ли передача собора к тому, что туда труднее будет попасть, а просто услышали знакомую ноту: пришла РПЦ и забирает себе лакомый кусок. С самого начала этой кампании круги, которые были флагманами процесса передачи, привлекли наименее симпатичных публичных спикеров, которые еще и высказывались максимально отталкивающим образом. Все позиции «за передачу» были очень агрессивными, что не прибавляло симпатии, а напротив — напоминало противостояние культуры и дикости. Медиапрезентация была именно такой.

Для сторонников передачи собора это, видимо, должно было стать примиряющей акцией к столетию революции — залечивание нанесенных ею ран. Но по факту это выглядит как очередной агрессивный захват. Сто лет назад пришли большевики и разрушили церкви, а в 2017 году пришли попы и разрушили музей. Это агрессивный реваншизм, в котором не видно элемента общественного блага. Если бы этот элемент присутствовал, скажем, в восстановлении разрушенных церквей в деревнях, было бы труднее возражать. Но эта позиция не осознавалась как неправильная, потому что степень религиозности нашего социума сильно переоценена. Лица, принимающие решения, не понимают, насколько общество в действительности светское и секулярное. Городская власть тоже живет в своем мире и, похоже, не догадывается, что именно раздражает людей.

Александр Кинсбурский, руководитель группы социологии конфликта Института социологии РАН:

Случай с передачей Исаакия — нетипичный. Повод для протеста выходит за рамки привычных — тех, что вызывают напряженность в обществе, как, например, невыплаты зарплаты или снос архитектурных памятников. У истории с передачей собора РПЦ, как мне кажется, не будет развития, но это событие получило резонанс: Питер, Исаакий, РПЦ — все сошлось. Почему Исаакий? Потому что его все знают, потому что тему раскрутили в прессе. К тому же в этом городе довольно много людей, которых волнуют не только личные проблемы. Но это что-то экзотическое в плане протестного потенциала. Роль церкви росла и до передачи Исаакия, так что едва ли именно этот жест символизирует усиление этой роли или еще что-то. По всей стране строится множество новых церквей, передаются старые, РПЦ имеет массу экономических привилегий, которые приносят большую прибыль. Поэтому мне кажется, что это единичный случай в череде ему подобных, о которых мы даже не узнаем.
Константин Михайлов, религиовед, историк:

Среди людей, которые называют себя православными и являются православными в том смысле, что искренне себя таковыми считают, многие выступают против передачи Исаакиевского собора РПЦ. Скорее всего, тут играет роль некоторая усталость от коммерческой деятельности церкви. Православные, которые редко посещают церковь, имеют более абстрактное представление о том, какой она должна быть. И эти представления основаны на том, что ей стоит быть скромной, помогать бедным, и она не должна заниматься коммерцией.

Да, образ священника с дорогими часами и автомобилем плохо согласуется с концепцией духовного спасения (хотя я не думаю, что многие россияне видят их как толстых попов с атеистической агитки). При этом сознание россиянина вовсе не расколото — он ощущает себя членом церкви вне зависимости от качеств руководства церкви, чувствует через нее принадлежность к высшим силам. Нормальные прихожане относятся к рядовым священникам, как правило, хорошо, хотя многие действительно стали питать неприязнь к церковной верхушке. Но их собственный батюшка, к которому они ходят каждое воскресенье, может быть для них гораздо важнее, чем патриарх, сидящий в Москве и занимающийся какими-то непрозрачными делами.

Что касается церковной верхушки, то есть те, кто сугубо положительно оценивает ее деятельность, и те, кто воспринимает ее только отрицательно, притом что и те, и другие — верующие, относящиеся к священникам с огромным пиететом. Поддерживающие видят материальные стремления высшего духовенства не так, как мы, подозревающие, что передача Исаакиевского собора РПЦ может иметь какой-то коммерческий интерес. Они это понимают как возвращение православной святыни в лоно церкви. То, что РПЦ потом извлечет из этого какие-то доходы, — вопрос для них второстепенный".

отсюда

  • 1

сознание россиянина вовсе не расколото

...но уже начиная ощущать подставу у ввиде полного несоответствия"патериков" и действительности.Как толькя "сознание россиянина" насытилося "акафистами,канонами, житиями,невесть откуду берущимся (хотя скорее всего из апокрифов) "Преданием" и "Несвятыми Святыми" ,у сознания сразу появилися "побочныя эффекты". И да фиг с ними "гомоебискупами,попами на мерседесах и Исаакием"-все это можно объяснить на основании изворотливости "Святых отцов" ,но монотонныя басни про "вечныя муки и (соответстно) вечныя блаженства" уже порядком за...ли. Как и уже порядком потерявшия силу голоса "Бог все видить".Сознание взбунтовалось-говорить Царь не настоящий.

(Deleted comment)
Поведение пацанов у нем (Кремле) сидящих,говорить о том,что оне все поняли и рассматривають любую религию толькя , как политицкай струмент.Посему предполагаю , что у других пацанов (думающих так же) могут быть большия проблемы с осуществлением желаний.

(Deleted comment)

Страшно за Россию.

Многим страшно.За Европу,за Америку (в связи с приходом Трам-пам-пама),страшно за Англию. Мир не постоянен. Как и "сознание россиянина). Позволю себе вставить письмо (ежели Вы читали Докинза-и о нем знали,прошу прощения) адресованное Брайану Флемингу ,режиссеру фильма "Бог,которого не было",озаглавленное как - "Гори,а мы посмеемся":"Ну вы наглые до предела. С какой радостью я взял бы нож, вспорол вам, дуракам,
брюхо и завопил бы от радости, когда ваши кишки вывалятся вам под ноги. Вы пытаетесь
разжечь священную войну, и тогда я и другие, мне подобные, с радостью сделаем все, о чем
я написал выше.Но БОГ учит нас не мстить врагам, а молиться за таких, как вы.Меня утешает мысль о том, что БОГ подвергнет вас наказанию в 1000 раз худшему,
чем все, что я когда-либо смогу сделать. Самое лучшее, что вы БУДЕТЕ вечно мучиться за грехи, о которых вы и понятия не имеете. Гнев БОЖИЙ не знает пощады. Ради вас самих
надеюсь, что вы увидите истину до того, как напоретесь на нож. Счастливого
РОЖДЕСТВА!
PS. Вы, люди, даже представить себе не можете, что вас ожидает… Слава БОГУ, я
не такой, как вы. "





Мели, Емеля, твоя неделя

(Anonymous)
Раньше в сём журнале, такие глупые женщины, как Вы, мадам, не писали, поскольку даже они понимали, что незачем свинье свое рыло в калашном ряду показывать.
Ну а теперича "грядущий хам" победил-с,
посему вынуждены смотреть на Ваши бредни в каждом посте дедульки-поскакульки(

Re: сознание россиянина вовсе не расколото

К пониманию того, что есть РПЦ на грешной земле нашей, "народ-богоносец" шел долгой дорогой-от князя Владимира до начала 20 века.Потом, за 80 советских лет, понимание это стерлось из человеческой памяти.И получив карт-бланш на "небывалое возрождение православной духовности",РПЦ сделала невозможное-за четверть века народ прошел тот путь, на который нашим предкам понадобилось без малого 1000 лет.


Сергей Фирсов, религиовед и историк, профессор СПбГУ:

"В передаче Исаакиевского собора есть и проблемы объективного свойства... По поводу финансовых трудностей музея много выступал его директор Константин Буров"... Во-первых, историку Фирсову не помешало бы обстоятельное знание предмета обсуждения. Во-вторых, финансовых трудностей у музея нет вообще никаких, даже хватает на содержание РПЦ в своих стенах, которая не платит за своё присутствие там ни копейки уже несколько лет (но финансовые трудности начнутся сразу, с передачей музея РПЦ)! И в-третьих, директор Государственного музея-памятника "Исаакиевский собор" - НИКОЛАЙ Витальевич Буров!..


Меня еще Фирсов восхитил знанием аспектов сочетания музейного и церковного по части Рима, но не упомянувший о, считай 27-ми летнем сотрудничестве музея Исаакиевский собор и РПЦ МП. Да и все эксперты почему-то тщательно обошли сей момент. Почему?

Edited at 2017-02-26 11:03 am (UTC)

Если очень внимательно отсмотреть умозаключения всех так называемых "экспертов", становится ясно только одно- тема передачи Исаакия-кому Собор останется- достанется, никого особо и не волнует. Поэтому такой разброс и разнообразие мнений, кто во что горазд! Сейчас это как быть в тренде, обязательно что-то сказать об Исаакиевском Соборе, ну хоть что-нибудь! Не вникая в историю и в предназначение Собора... А все ответы на поверхности... и выдумывать ничего не надо...

http://borodinaelena.livejournal.com/4439.html


Мне давеча прислали статью, сколько понимаю, конца прошлого года. Ряд моментов показались любопытными. Выкладываю.
Покажется странным, но Исаакиевский собор, как и другие культовые здания и сооружения в стране, которые подлежат охране и защите от всех возможных случаев риска сохранности и непредвиденных обстоятельств, не имеет официально зафиксированной и зарегистрированной страховой стоимости как целостный объект.
Исаакиевский собор, построенный в 1818–1858 гг. по проекту О. Монферрана, считается одним из лучших кафедральных соборов Европы, созданных в XIX в., и одним из величайших купольных зданий. В России он уступает по масштабу только Храму Христа Спасителя, в Европе — соборам св. апостола Петра в Риме, св. апостола Павла в Лондоне и Санта Мария дель Фьоре во Флоренции. Ежегодно Исаакиевский собор посещают более 3 млн туристов, это один из самых популярных туристических объектов Петербурга (для сравнения: общее число туристов городе в 2016 г. превысило 7 млн чел.).
При создании крупных по архитектурному замыслу памятников всегда встает вопрос о финансировании строительства. Возведение огромного здания — это вообще затратное дело, а столь грандиозный храм, как Исаакиевский собор (площадь — более 4 тыс. м2; высота — 103 м [5, с. 32]; длина с портиками 111,3 м; ширина 97,6 м; наружный диаметр купола — 25,8 м) возник на берегах Невы исключительно благодаря полному денежному обеспечению со стороны государства. Появление такого исключительного сооружения — по размаху инженерной мысли и по имперски роскошному оформлению — стало возможно в Санкт-Петербурге, а не в иной европейской столице, потому что именно здесь, в России, О. Монферран (A.R. de Montferrand — настоящая фамилия была иной) получил надлежащее финансирование.
Исаакиевский собор, призванный стать главным памятником правления императора Николая I, должен был быть не ниже крыш Рима и поражать каждого посетителя российской столицы. Возведение храма во имя Исаакия Далматского растягивалось на неопределенное время, денег требовалось все больше, экономических проблем в государстве хватало, но строительство не прекращалось. Здание становилось самым дорогостоящим храмовым строительством в Европе. Естественно, все расходы ложились бременем на государственную казну. Затраты были столь огромными, что приходилось их учитывать при составление ежегодного бюджета страны: каждый год в таблице государственных расходов отдельной строкой прописывалась сумма, близкая к 1 млн руб. на постройку будущего шедевра. Но этих предусмотренных изначально средств не хватало, и в отдельные годы в генеральную смету прописывались дополнительные суммы, выделяемые из казны на главную стройку Петербурга.






Так, в 1838 г. пришлось в общую государственную роспись денежных трат вписать в графе «Наименование расходов» отдельным пунктом: «На усиление работ по устройству Исаакиевского собора, к назначенным по росписи 1 млн рублей, вдобавок, — 1 976 000 рублей» [1, с. 16]. Принимая во внимание, что в тот год все государственные расходы исчислялись суммою в 583 395 000 руб., получается, что в бюджет Николаевской России было заложено потратить в процентном отношении от государственных расходов всей страны 0,51% средств на такой уникальный объект, как собор Исаакия Далмацкого. Для сравнения с нынешними российскими реалиями, в прошлом 2015 г. доля расходов на всю культуру и кинематографию (театры, библиотеки, музеи, все киностудии и т. д.) в общих расходах консолидированного бюджета Российской Федерации составила меньше 1,5%.
Но и после открытия самого дорогостоящего собора Европы, его содержание полностью лежало на государстве: из казны тратились деньги на обеспечение храма необходимыми предметами церковной утвари, оплата жалованья огромному штату, включая хор, причт (одних звонарей было 16 человек) и пр. Патронаж государства был закреплен и на законодательном уровне: Исаакиевский собор никогда не находился в духовном ведомстве.
Всеми делами по строительству занималась специально для этого созданная комиссия по постройке храма, в 1864 г. здание было передано Министерству путей сообщения и публичных зданий, с 1871 г. здание находилось в ведении Министерства внутренних дел. Также при Исаакии были учреждены специальные должности «…инспектора собора и архитектора, и было создано Техническо-Художественное Совещание, состоящее из трех профессоров Императорской Академии художеств по назначению Министра Императорского двора, для постоянного наблюдения за состоянием здания собора и его принадлежностей».

Справедливости ради заметим, что ПРЦ с момента проведения первой службы стала требовать передать храм в ее ведомство. К тому же собор приносил немалый доход, и, несмотря на то, что ПРЦ не тратилась на содержание здания, она не хотела отказываться от денежных потоков, приносимых «кружечными» и «свечными» сборами. Так, в 1861 г. состоялось целое разбирательство: государственная администрация собора настаивала на изъятии этих денег в пользу проведения реставрационных работ, а причт требовал оставить эти суммы для покрытия религиозных нужд.
Этот частный вопрос разрешил Святейший Синод в пользу церковного причта: «На ремонтное содержание, а тем более на случай значительного исправления соборного здания необходимо изыскание иного источника (свечные, кружечные сборы по Исаакиевскому собору оставить в заведовании причта и старосты). В правильности сего заключения убеждает еще и то обстоятельство, что исправление соборных храмов обыкновенно производится на счет особо назначаемых сумм, хотя ни один из соборов России, по ценности материалов, обширности сооружений и богатству украшений, не может быть даже сравниваем с вековым сооружением Исаакиевского собора».
Из этого исторического факта видно, что такая крупная в экономическом отношении структура, как ПРЦ, всегда была заинтересована в получении доходов от Исаакиевского собора, понимая его уникальность и привлекательность для посещения. Но главный затяжной спор между церковной властью и государством о правах собственности на собор разрешился тогда в пользу государственных интересов.

Имущественный спор завершился резолюцией особой комиссии под руководством ректора Академии художеств Рязанова, созданной по прямому указу императора. В ней говорилось, что в передаче Исаакиевского собора в управление духовного ведомства отказано, так как церковь не сможет содержать столь дорогой храм и обеспечивать ремонт, в котором постоянно нуждается такой уникальный памятник: «собор является крупным памятником государственного достояния, на который истрачено казною свыше двадцати трех миллионов народных денег и сорок лет труда. А потому и забота о поддержании и сохранении его в должном порядке, естественно, должна быть в руках правительства» [1, с. 116].
Таким образом, храм всегда был на полном обеспечении государства и еще в императорской России получил статус общегосударственного памятника истории и культуры мирового значения. Однако беспощадные годы делают свое дело в части физического износа, и результаты обследования нынешнего состояния памятника внушают серьезные опасения. Так, по десятилетней давности мнению специалиста в области материаловедения Санкт-Петербургского политехнического университета проф. В.М. Голода, «с механической точки зрения, состояние собора аварийное. Запас прочности иногда бывает от двукратного до шестикратного. Но какая часть из этого запаса исчерпана, а какая продолжает держать конструкцию? Закрывать глаза на это нельзя» . Правда, в последние годы проводятся весьма затратные работы по укреплению фундамента храма, восстановлению прежнего убранства и пр.

...Отдельно следует сказать о проблемах собственности на объекты культурного наследия. Абсолютное большинство объектов архитектурного наследия находится в собственности государства. При наличии множества хозяйствующих субъектов, различных видов собственности в сфере недвижимости исключение исторической недвижимости из делового оборота лишено здравого смысла. Мораторий на приобретение объектов культурного наследия остановил приток инвестиций в историческую недвижимость. Государство как гарант сохранности культурного наследия, конституционных прав каждого на доступ к культурным ценностям обязано устранить все законодательные препятствия для развития этого особого вида недвижимости. В РФ никто не вправе делать с исторической недвижимостью все, что захочет. Собственник обязан содержать, сохранять, реставрировать памятники и обеспечивать доступность их осмотра. Отчуждению из государственной собственности не подлежат особо ценные объекты культурного наследия, памятники и ансамбли, включенные в Список Всемирного наследия, историко-культурные заповедники, объекты археологического наследия.
/Афанасьева Р.Р., Цацулин А.Н. Об оценке страховой стоимости культовых памятников истории и культуры/

(Deleted comment)
Все-таки странные они, лики наших спикеров :)

  • 1