?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Отметить Next Entry
Еще кое-что от «бывшей послушницы»
Простите
kalakazo
Гламурно-глянцевая витрина отечьего православия –
журнал "Фома",
тоже решил отметиться на модную тему:


"Еще кое-что от «бывшей послушницы»
13 марта 2017 Автор:
ФЕТИСОВА Елена

Решила я, как «бывшая послушница», ненароком не отстать от череды каминг-аутов… Строго говоря, я не была, конечно, «официальной» рясофорной послушницей, но долго жила при монастырском сестричестве с намерениями самыми суровыми.
Приехав летом на неделю в небольшой провинциальный монастырек первокурсницей-заочницей, я так и осталась почти на три года. Лишь несколько раз уезжала домой в соседнюю область и еще несколько – в Москву на сессию. А в остальном безвылазно «окопалась» в сестричестве при монастыре.

Это был отдельный небольшой домик с русской печкой, в котором частью останавливались паломницы и благодетельницы, а частью жили девушки «из городских» – тех, кого не было смысла посылать на работы в коровник, разве что курам на смех. И мы помогали в основном в трапезной, учились читать на клиросе и имели возможность бывать практически на всех службах утром и вечером.

Нет смысла писать про «восторг неофита», помноженный на дивную красоту местной природы. Понятно, что юная горожанка из нецерковной среды чувствовала себя здесь наследницей рая и начинательницей пути нового, неизведанного, но несомненно – высокодуховного и «подвижнического».
Впрочем, я не хочу ерничать. Настрой наш в сестричестве был искренним – настолько, насколько мы сами осознавали свои мотивы. Все действительно искали подвигов: чтобы хоть пару дней совсем не есть в начале Великого поста, чтобы быть на службах ежедневно, а к обычному мытью посуды прибавить что-то особое: генеральную уборку, непрестанную молитву, чистку картошки под пение «Богородице, Дево, радуйся…». Чтобы, конечно, никогда не смотреть телевизор и постоянно «глотать» душеполезные книги, чтобы просить прощения, даже когда хочется скроить презрительную гримасу…

Быстро возник серьезный вопрос о монашестве. Стало вдруг очевидно: вот он – путь прямой и настоящий. Ну, какое могло быть сравнение между текстом Аввы Дорофея и «Метаморфозами» Овидия, которые приходилось читать к зачету по «античке»? Никакого сравнения! Я начала «чудить»: мол, «Илиаду» почитаю, а «Дафниса и Хлою» – ни за что, «Метаморфозы» – еще ладно, а «Науку любви» – ни-ни. Никакой «мирской грязи», и пусть хоть убивают меня на этом журфаке! Исповедницей буду – не меньше.

Я стремительно разочаровывалась в выбранной специальности: мол, зачем мне эта «суета сует». Священник тогда не спешил сдернуть меня на землю, соглашался: может, оно и верно – зачем в глухом монастыре журналистика. А о том, чтобы девушку выпроводить назад в полный соблазнов мир – и речи не было.

Смешно было даже представить себя снова дома, в джинсах, сидящей в какой-нибудь шумной компании друзей-толкиенистов. Студенческая жизнь, разумеется, тоже казалась слишком «рассеивающей»: посиделки в общаге, прогулки по Москве, знакомства в студенческом буфете, «неблагочестиво» прокуренные туалеты, страшный «фольклор» про преподавателей… Но это был престижный вуз, и бросить его одним махом духу не хватало. Зато я была рада любому поводу немного посаботировать.

Аккурат накануне третьей сессии я с еще одной девушкой поехала «на стажировку» в крупный монастырь. До экзаменов чуть больше недели, а у меня вместо внимательного чтения учебников – вдохновенное мытье посуды и чистка моркови.

Семья действительно должна ассоциироваться со счастьем, с цветником любви. Но, к сожалению, для огромного количества людей, которым не удается выстроить нормальных отношений с супругом, с детьми, с тещей, свекровью, она может стать мучением, ядом, отравляющим всю жизнь, наносящим глубочайшие психические и духовные травмы. Бывают такие люди, которым, можно сказать, противопоказано заводить семью — и в этом нет ничего страшного.
То есть, вдохновенным это было первые два дня. На третий — мы вдруг осознали, что «командировка» проходит немного не по сценарию. На службе толком побыть не удается: порой уже во время чтения часов подходит сестра с «благословением матушки» топать на кухню или в огород. В обед, стоит закрыться в келье с душеполезной книжкой, снова зовут на кухню – чистить каких-то карасей. Караси живые, их целая бочка, а я в жизни не держала в руках трепыхающуюся рыбу… Вечером нужно начистить почти полмешка моркови, а семь розовых кустов под окном нас, как кажется, не отправляют сажать лишь потому, что не сезон…
Говорят, во многих монастырях слишком «эксплуатируют» приезжих. Мы оказались именно в таком, но сегодня я очень рада этому. Вообще-то, с нас там здорово посбили налет романтического «подвижничества», выражавшегося в любви к красивым службам да умным книжкам. Показали, как мы «усвоили» прочитанное в этих самых книжках.

Ведь что мы сделали на пятый день, когда поняли, что сидим безвылазно на кухне и даже еще не осмотрели ни этот древний монастырь, ни его окрестности? Мы спросили, когда приезжает монастырский духовник – и поспешили к нему за благословением на осмотр достопримечательностей. А когда на обратном пути нас перехватили с благословением от матушки – тут-то мы и заявили радостно, что, мол, нам уже батюшка дал другое благословение! «Мы в домике», в общем. И ведь все как в древних книгах, «по послушанию» – не придерешься.

Конечно, примерно в этом месте по закону жанра я должна воскликнуть патетически: «Даешь свободу паломникам! Доколе монастыри будут ценить рабский труд, а не молитву?!» Но я не воскликну. Первую причину указала выше – монастырь без физических трудностей просто не открыл бы мне вовремя глаза на мою «готовность» к монашеству.

Во-вторых… это прозвучит странно, но практически все мои навыки практической жизни, пригодившиеся потом в семье, я вывезла из монастыря. Впервые оказавшись в родном сестричестве, я была восемнадцатилетней дылдой, не умеющей не только готовить, но даже газовую плиту включать – у нас была электрическая. Дома вместо освоения элементарных бытовых навыков я больше бегала по всевозможным кружкам и школам. Так что монастырской жизни я благодарна как череде полезнейших и совершенно бесплатных мастер-классов.

С другой стороны – противопоставление паломниками «высокой молитвы» и «черного труда» во многом надумано. Раньше ведь паломничество в принципе было неотделимо от тяжелого подвига пешей ходьбы «за тридевять земель». Готов – идешь, не готов – сидишь дома и не воображаешь себя высокодуховным «подвижником». Сегодня можно за пару часов на машине с кондиционером сделаться «паломником», побывать в монастыре. Гордости прибавится, пользы – не очень. После такой поездки «я молился» звучит примерно как «мы пахали». Ведь если нет желания потрудиться – остается всего лишь экскурсия. Это не плохо – просто другой жанр.

И здесь же, в «суровой» обители, я наконец-то смогла немного взглянуть со стороны на свое возможное будущее. Дело в том, что в нашем монастырьке молодых послушниц практически не было (кроме тех, кто проживал в домике сестричества). Было несколько старушек, несколько женщин средних лет и лишь две молодых инокини. Обе были настолько образцовы и ангелоподобны, что глядя на них оставалось лишь мечтать о постриге вот прямо завтра.

Матушка N была абсолютно точной копией молодой Елизаветы Феодоровны – только в очках. Собранная, серьезная, красивая. Неземная. И конечно, я частенько представляла себя тоже в апостольнике, строгом подряснике… когда-нибудь скоро.

А здесь, в стенах древнего подмосковного монастыря, было очень много молодых послушниц, инокинь и даже уже монахинь. И здесь же, сидя вечером над мешком картошки с кем-то из местных послушниц, мы вдруг услышали несколько совершенно диких для нашего «необстрелянного» уха историй: кто-то из послушниц «сбежал» с монастырским водителем, кто-то уехал, уже будучи в иноческом постриге. Как так? Мы слушали и про себя осуждали неразумных сестер.

Но вот кончилась «командировка». Кончилась следом и сессия – явно чудом я получила несколько пятерок по принципу «Остапа несло». Только зачет по «соблазнительной» античной литературе снова так и остался не сданным. Я с гордостью «исповедницы» вернулась в родной монастырь. А там пришло время выбора.
Сестричество наше несколько поредело, и духовник предложил оставшимся перебираться жить в монастырский корпус. Но в каком качестве? Надо было определяться. С журналистикой я готова была порвать окончательно, с высшим образованием – нет. Решено было перейти на заочное отделение рязанской кафедры теологии. И… стать «официальной» монастырской послушницей, готовиться к постригу?
Внутренне я заметалась. Истории про инокинь, сбегающих из монастыря с водителями, не давали покоя. Я начинала понимать, что природа способна «подстеречь за углом». А не захочу ли и я «срочно замуж» лет через десять? И… что тогда? Слава Богу, наш духовник понимал, что сам в Церкви – ненамного дольше сестер. Он не пытался давить и навязывать «слепое послушание», рекомендовал совет с еще одним батюшкой.

И вот я в сомнениях и ужасе задаю вопрос уже духовнику духовника, описываю свою ситуацию, он кивает…

— Простите, Лена, а Вам сколько лет?

— Двадцать…

— И вы хотите учиться на теологии заочно?

— Да, и жить при монастыре.

— Знаете, жить при монастыре Вам и через пять лет не поздно будет. А вот теология заочно – это в Вашем возрасте не образование.

И я поехала поступать на очное отделение в Рязань. «По послушанию», но на самом деле была несказанно рада. Ведь одно дело – романтически мечтать о монашестве «когда-нибудь», и совсем другое – оказаться в монастыре уже серьезно, навсегда. И с сердцем совершенно неготовым, полным только розового флера да цитат из святых Отцов.

А через два года учебы я вышла замуж. Можно сказать, что мой муж – тоже «бывший послушник». (Большой труд – воздержаться и не налепить здесь смайликов). В его прекрасном монастыре никогда не постригали поспешно – там молодежь могла проходить «искус» даже больше десяти лет.

И я не была единственной «бывшей послушницей» в нашем маленьком монастыре. По благословению духовника сестричества вышла замуж одна из наших, потом кто-то тоже разъехался: учиться, работать в Москву… Поначалу они казались как бы «отступницами», искусившимися мирской долей. Духовник сестричества высказывал мягкое, но неодобрение. А сегодня мы общаемся со всеми, общаемся и с духовником теперь уже бывшего сестричества. И видно, что каждая в итоге оказалась на своем месте. Многие приезжают на праздники в монастырь, и монахини «старой закалки» всегда встречают очень тепло…

Игуменья моего монастыря, встретив нас с мужем на престольном празднике, была откровенно рада. Подарила книгу митрополита Антония Сурожского о браке…

Сегодня я думаю, что «искушением» для нас был не мир – искушением была мечта о монашестве – каким мы его себе представляли. Изящный апостольник, летящая наметь клобука, очи долу, восхищенные взгляды прихожан… А впереди – быть может и игуменство (почему нет?) в каком-нибудь новооткрытом монастыре.

Видимо, по молитвам святого, у мощей которого мы бывали на службе каждый день, Господь не дал нам слишком заиграться и спутать истинную готовность уйти в монастырь с нашей романтической восторженностью и банальным тщеславием…

Страшно самочинно выйти из монастыря и бросить монашество, имея к нему явное призвание. Но еще более, может быть, страшно оказаться в нем случайным человеком, бездумно клюнувшим на внешние атрибуты и подзуживания собственной гордости. Тогда есть риск однажды сменить розовые очки на беспросветно-черные и начать «крестовый поход» против тех, из-за кого, как кажется, «жизнь прошла мимо»…"

отсюда


Просто радость Михаила Андреевича! наговаривают враги на нашу молодежь! Так держать! Молодцы наши ребята! Прекрасная смена!
пс
Откройте журналы ссср годов 70-ых, Огонек, Юность, Сельская молодежь...и пр., там такого добра навалом...

хороший монастырь и люди в нем хорошие. не как в книге Ольга-бизнесменша, что духа лишила монастырь ради процветания.

Хм. Как старый циник, скажу- хорошо. Это первый нормальный, неистеричный ответ Марии Кикоть. Девушка вовремя соскочила и ей не попались психопаты духовные в наставниках. И паки скажу: умеренность главное, умеренность в принятых дозах религиозности, умеренность- она же пофигизм!

Как старый циник

Умеренность не цинизм, а необходимое условие. Иначе Богу места нет. :)

...
Решила я, как «бывшый стройотрядовец», ненароком не отстать от череды признаний… Строго говоря, я не была, конечно, «официальной» стройотрядовкой, но долго жила на стройке с намерениями самыми суровыми.
Приехав летом на неделю в небольшой вахтовый поселок первокурсницей-заочницей, я так и осталась почти на три года. Лишь несколько раз уезжала домой в соседнюю область и еще несколько – в Москву на сессию. А в остальном безвылазно «окопалась» в стройотрядовском городке.

Это был отдельный небольшой домик с русской печкой, в котором частью останавливались студенты и вахтовики, а частью жили девушки «из городских» – тех, кого не было смысла посылать на работы в коровник, разве что курам на смех. И мы помогали в основном в столовой, учились нехитрым специальностям разнорабочих и имели возможность бывать практически на всех объектах стройки утром и вечером.

Нет смысла писать про «восторг неофита», помноженный на дивную красоту местной природы. Понятно, что юная горожанка из итээровской среды чувствовала себя здесь наследницей первых комсомольцев-перопроходников и начинательницей пути нового, неизведанного, но несомненно – настоящего и героического...


и т.д. и т.п.

Разделяю вашу иронию

Ибо и мне прикольно было читать гладкий слог.Но ведь,она и написала,что она филилог.И просто по признаку легкости чтива и выверенности слога нужно сразу кричать:"Прошмандовка патриархийная!Пропагандистка черноризная!".Так что ля?Или нам всем будет более убедительным казаться текст,где всенепременно должны быть "хуй" "пизда" и "бляди"?

Слава ,Тебе,Господи

Слава Тебе!Что есть ещё попы,монахи и монастыри,где человек - это Человек,где паства - это Паства Божия.

И именно из-за таких честных попов и монасей Господь ещё попускает существовать нашей деноминации.Я так думаю.

За девушку радостно,что не попала в лапы мракобесам ,типа николаи,Наум-синрикё и прочих упырей,кои суть волки с шкуре овней

Как-то не так.

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal северного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Несмотря на оправдательный тон, эта статья - приговор монастырям и просто подтверждение слов Марии Кикоть, но с "другой стороны". Более взвешенной, спокойной рассудительной. Это нормально, это особенности нарратива - каждый излагает не только текст, но и себя в тексте. Эту особенность обычно упускают из вида не только обыватели, но и журналисты, и даже профессиональные историки. Однако если судить по фактам, очищенным от интерпретации автора, то все сходится. Еще свят. Игнатий лет 150 назад писал, что в монастырях нет "умного делания", а только внешнии телесные подвиги, больше на показ. В этом нет ничего особо христианского. Без первых четырех заповедей нет и шести остальных - они теряют всякий смысл. Без больших заповедей, на которых Закон и пророки, нет Предания - только Бог является крепким камнем, надежным основанием. А здесь, получается, что надежным основанием является вертикаль послушания и труд? Где Христос, братья? Упразднился, страдал и умер для того, чтобы мы пили, ели, женились, покупали и продавали как раньше? В чем отличие тогда мира и Царства? если нет покаяния, как изменения, пересмотра ВСЕЙ жизни, пусть оно мучительно медленное (потому что вслепую - нет учителей!) и идет гусиным шагом, то все труды тщетны. Если нет умножения любви между людьми, если нет уменьшения неправды, беззакония, боли и страданий, то тщетна наша вера - она не имеет дел. Увы нам, гаснет наш светильник и уже не светит миру. Если во времена Отцов обсуждали на площадях и в банях Исхождение и Рождение, то сейчас говорят только об отжиме храмов, повозках и золотых одеждах. Вот в чем ужас, никого не интересует суть нашей веры, потому что не видно дел ее. Я знаю, что есть некоторые, которые брали пример с добрых христиан и сами становились христианами или решались менять свою жизнь в лучшую сторону. Я сам крестился, под влиянием такой встречи. Нет, я прекрасно знаю, что не нашими стараниями, но Дух направлял нас в те моменты, чтобы коснуться сердца наших товарищей. Вот они, чудеса, а не течение мира с бюстов. Знаем ли мы себя примером для внешних? Можем ли сказать, что есть люди, которых наше подражание Христу хоть чуточку поменяла, позвала к Царству? Если за 25 лет не прибавляется вокруг нас христиан, то это провал миссии Церкви, полный провал.

Edited at 2017-03-14 10:40 am (UTC)

Спаси Бог, добрый мой друг, за дельный комментарий.

(no subject) (Anonymous) Expand

Варвара

(Anonymous)
свт. Игнатий писал, что восстановления Церкви не предвидит, так как это может сделать только сосуд Святаго Духа, которого нет, а актер может только навредить...
Св. Иоанн Кронштадтский наоборот, написал, что Русь восстанет и будет подобно древним...
как правильно понять видимое противоречие? может речь идет о разных периодах времени?

Дида, прошу прощения, что не в тему. Хотелось бы уточнить: вы недавно писали о Новоспасском наместнике еп.Савве. Неужели и этот пидераст? Впервые от вас услышал сию версию. А вот что знаю про него новенького - это то, что он прикупил (по словам прихожанки Новоспасского) квартирку рядом с монастырем - она там сама живет и видела епископа не единожды, выходящим из квартирки.

Славное жите современного нестяжателя.
У него уже и домик прикуплен на Кипре и еще две квартирки числится в самой Москве

Этот рассказ детсадовского уровня - игры, развлечения, приключения. Автору кажется, что она прочно обосновалась "у Христа за пазухой" и так будет всегда, если следить за своим тщеславием, гордыней и пр.
Но дело в том, что любому человеку рано или поздно приходится столкнуться с тем, чего он от жизни не ожидает. Как обухом по голове. И тогда всё становится далеко не таким ясным, как в данном рассказе-примере.
Я бы сей опус назвала рекламным.

О! В точку. Не понимаю, чё он всем так понравился. "О чем этот фильм?-Да ничем!"(с)
Я, я, я... Три года в обнимку с учебниками и сессиями, в дополнительных "поисках подвигов"-это не пахать по 12 часов и 4 на сон с окриками , придирками и наказаниями, когда разогнуться времени нет.
"Захочу я замуж или не захочу я замуж?" -вот в чем вопрос! -"Карлсон внимательно прислушивался к тому, что происходило у него внутри".
Гламурненько так. Как раз для Фомы. Жаль, сэлфи нет. #явтрапезной#янапослушании"#ярыбкучищу#

(no subject) (Anonymous) Expand
"по молитвам святого, у мощей которого мы бывали на службе каждый день, Господь не дал нам слишком заиграться и спутать истинную готовность уйти в монастырь"

История типа "и жили они долго и счастливо". Но благодушный читатель задает вопрос: почему так происходит - кому-то святой помог, а кто-то набил таких шишек, что из психушки не вылезает. Не помог, видимо, святой вовремя, так что кто-то веру потерял, а кто-то здоровье с недвижимостью...

(Deleted comment)
Елена Фетисова отличается от Марии Кикоть и других трагических послушниц одним важным обстоятельством: до прихода в монастырь у нее был позитивный опыт семейной жизни. То, что она оказалась способной создать и поддерживать семью, говорит, что положительный стереотип близких отношений получен ею в родительской семье. Про родителей М.Кикоть известно в частности, что они вынудили ее заниматься медициной, в то время как она ярко одарена художественно. В книге приводятся бесчеловечные реплики родного дяди в ее адрес. Она выросла в тиранической семье и в монастыре искала безопасности и тепла, без которого невозможно поддерживать психическое здоровье. Но нашла деструктивную психопатическую систему, созданную травмированными извращенцами. Мария не умеет различать и выбирать хорошее в отношениях, т.к. лишена опыта любви. Это относится и к другим жертвам. Монастырский садизм не греет. Те, кто может социализироваться, уходят. Остальные терпят до предела и лишь тогда начинают проявлять инициативу, подавленную в детстве.

Да, кто же такую "кикоть" замуж возьмет?! С таким характером в старых девах останется.. Бедное создание.

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(Deleted comment)
прямо колонка для журнала "Сплетник"