?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Книга унижений (исповедь)...
Простите
kalakazo
Достопочтенный klon_pushkin
прислал мне письмо следующего содержания:


"Дорогой Дедулькин!
В свете последних исповедей различных религиозных послушников предлагаю книгу-исповедь выпускника ТОБОЛЬСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ. Год издания -2005.
автор был старшим иподиаконом владыки Дмитрия (капалина)
"Книга унижений" - одно их наиболее ярких явлений последних лет андеграундной литертуры. Вы не найдете это на полках книжных магазинов, не отыщете в библиотечных каталогах, но взяв в руки эту книгу либо навсегда забронируете ей место в своем книжном шкафу, либо без зазрения совести подотрете ей жопу...
ссылка на книгу:

http://my-files.ru/wubpge

https://www.dropbox.com/s/91vcjhght32afk0/%D0%9A%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B0%20%D1%83%D0%BD%D0%B8%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B92.pdf?dl=0

"Книга унижений" напоминает по своей манере
"Записки из подполья" Федора Михалыча,
слабонервным – просьба не читать и под кат не заглядывать.


Итак, маленький отрывок из книги Третьякова С.
Книга унижений (исповедь). – М : Прессинг, 2005. – 302 с.
ISBN 5-98042-001-0:

"Осенью 1993 года семинария отмечала своё
250-летие. Из всех церемоний я запомнил обед. Кастрюли,
салатницы и супницы с горячим супом таскали прямо
через улицу. Пьяный митрополит, произнося тост,
процитировал Л. Брежнева: «Цели намечены, задачи
определены. За работу, товарищи!» Кипишь был большой.
Семинария готовилась к нему весь предыдущий год, потом
отпраздновала и стала готовиться к следующему юбилею.
А следующий: 300 лет, будет через 50 лет, то есть – никогда,
для нас..

Когда заходил архиерей, в храме нарастало
напряжение, словно воздух наэлектризовывался. Kto
хотел попадаться ему на глаза, кто-то не хотел. Мне былс
всё равно, я тогда ещё ничего не понимал.
Большинство людей, приходящих в церковь
так или иначе зависели от него. Многие работали при
семинаии, другие просто кормились. Но каждый понимал
свою зависимость от этого человека. Боялись его.
боготворили, привязывались к нему кишками. Я тоже стал
таким.
Я стоял, обыкновенно, облаченный в стихарь
у левой стены. Там у меня был «свой угол», в нише с
заколоченной дверью. Прихожане могли легко видеть меня
с правого бока. Там я простоял до второго полугодия.
Однажды, во время очередного акафиста, я
заметил, как архиерей кивнул на меня головой. Не мне
кивнул, а разговаривая с другим священником. Священник
закивал ему в ответ и они вместе одобрили какое-то
предложение.
Не раз я слышал от прихожан, чаще женщин,
разговоры, типа: «Я вот там стояла, а архиерей на меня так
посмотрел, так посмотрел...». И они ложили правую ладонь
на грудь, делали ужимку губами и закрывали глаза. Я
понимал причину этих ужимок, ведь архиерей - мужчина.
И вот сам попался на эту удочку.
Вскоре после этого я оказался на деревенской
церковной службе, помогающим в алтаре. Меня специально
взяли съездить в эту деревню, чтобы архиерей - «тонкий
психолог» мог увидеть меня поближе. Больше трёх часов
мы «тёрлись» друг о друга на пяти квадратных метрах. Тогда-
то он меня и изучил, обсосал, как солёную кильку. И я ему
понравился.

Эта должность очень сильно повлияла на моё
г-тс-вное развитие. Она создала целую эпоху, целый пласт в
« е й душе. Она научила и показала мне всю церковную
г-тню, всю духовную бухгалтерию. Место, где создаются
~ эеса. Она воспитала и извратила меня. Эта должность
тыта самая престижная среди студентов семинарии. Будь я
«много по-практичнее я бы сумел использовать её в своих
интересах. Но мне было всё по хуй. Архиерей это видел и
ему нравилась моя непосредственность.
Архиерей считал себя тонким ценителем
прекрасного. Уж не знаю, какое он придавал этому значение?
Может то, что он житель столицы, а мы перед ним все
сибирские валенки. А может, потому что он монах, и лишен
возможности оценивать истинную красоту, - красоту полов.
Истинную красоту монахи склонны заменять суррогатами.
Теперь он может быть стал более неприхотливым, но в
«моё» время, возился с каждым букетом по пол часа.
Об этом человеке в двух словах не
расскажешь. Слишком много ему принесено жертв. Он
принадлеж ит к числу «небожителей». Он играет
человеческими судьбами, как мячиками для тенниса. Если
считать что теннис - это игра для богатых. Религия была для
него, как паутина, в центре которой сидел он. И всё-таки
перебирать словами в его адрес на страницах этой книги,
это всё равно, что пулять снежками по танку. Стоит только
ему пошевелить пальцем и книги под его именем
посыплются на нас, как снег. Я, по крайней мере, со своих
позиций, не видел предела его власти. Кто он, а кто я? Да и
в чём он собственно виноваг? - в том, что любит красиво
жить.
В 1997 году, зимой он дал мне 200 рублей.
Отдал легко, как отдают люди, не знающие цену деньгам. Я
не гордый, я взял. А если бы не взял, он бы меня наказал. Я
купил на эти деньги наручные часы. Механические,
капитанские, Карди-Восток,в блестящем противоударном
корпусе. Несколько раз я потом их отдавал в ремонт, по
мелочи, но механизм идёт исправно.
Я и теперь их ношу. Примерно тогда же он
подарил мне полотенце. С тех пор я вытирался только его
полотенцем. Протёр на нём две дыры и оно стало похожим
на карту полушарий. И вот, только совсем недавно отложил
его в шкаф. Иногда достану, смотрю, ностальгирую. И
только эти вещи, то малое - полезное, что дала мне церковь.
Духовность не в счёт.
С иподъяконством у меня связаны самые
яркие впечатления, не только в период учебы, но и вообще
всей жизни. Да, да, вог так я мелковато хожу. Уж лучше бы
погиб на первой чеченской войне. Или сделал себе
операцию по изменению пола. Было бы, что вспомнить и в
этой жизни, и в будущей.
В церкви полно заторканных, замученных
маленьких героев. Здесь целый сонм таких героев.
У топающих в мелочах, преодолеваю щ их порог
собственного дома, как гору. Философствующих на пустом
месте, оцеживающих комара, а верблюда поглощающих.
Садомирующих собственную невинность, занимающихся
самокопанием. Вылепляющих из себя богов в душных
одиноких келейках. Я прошёл эту школу сполна. Но теперь,
оглядываясь назад, я не вижу ничего, кроме ухоженной
садовой клумбы с бледными маленькими цветочками. А
мне уже 29 лет.
За пять лет учёбы в семинарии я повидал
настоящих героев, которые бросали вызов системе.
Семинарист, который закурил перед инспектором и
выдохнул дым ему в лицо. Сумасшедший семинарист -
самоубийца, спрыгнувший с колокольни, светлым майским
днём. Он оставил записку в нагрудном кармане:
«Самоубийц не поминают, но их помнят». Девушка из
регентского отделения, которая лежала в горбольнице и
познакомилась там с молодым человеком, красивым и
весёлым. Молодой человек долго уговаривал её, а потом
лишил девственности. Она любила его, а он заставлял её
воровать деньги в женском церковном общежитии. Я помню
семинариста, который ушел с третьего курса, потому что
мать нашла ему хорошую работу. Где-то в Тюмени живёт
директор сети бензоколонок, который пробыл монахом
больше десяти лет. Бросил всё и женился на подруге юности.
Их можно ещё долю перечислять. Отдельная история
потянет на целый роман.
Однажды в жизни, пройдя религиозную
школу, человек уже не может стать прежним. На людей он
смотрит свысока и обычные житейские вещи не могут его
удовлетворить. Словно у них в мировоззрении происходит
щелчок, переключение.
Когда показывают по телевизору исламских
фанатиков, я им завидую. Это счастливые люди. Я пережил
это состояние, и поверьте мне, религиозный кайф не слабее
сексуального, или кайфа деторождения, или кайфа больших
денег. И это не просто увлечение юности, это счастье, а
счастье не укладывается в категории возраста. Я не раз видел,
как у образованных людей, в возрасте, съезжала крыша от
религии.
Сознание обывателя проводит параллель
семинария - церковь - Бог. Вообще-то сами церковники и
навязали эту параллель. И, однажды, вступив в конфликт с
семинарией, верующий человек начинает считать себя в
конфликте с Богом. А это уже серьезно...
Но церковь не имеет права претендовать на
божественный авторитет. Бог как воздух, как вода в океане,
как возможность умереть - принадлежит всем. А церковь
купила себе монополию на Бога?
Церковь ведёт себя как олигарх. Хочешь,
работай на нас, не хочешь - пошёл на хуй. На каком-то
этапе воцерковления, человек начинает приносить доход.
По такому же принципу работают дистрибьюторские
компании. И если смотреть на церковь как на
коммерческую организацию, удачно вписавшуюся в
современную российскую экономику, то всё сказанное
выше приобретает смысл.
27
* * *
Через всю мою жизнь как фон, как сюжетная
линия проходит линия обмана. Обманывали меня всегда,
везде и по любому поводу. Меня обманула семья и работа,
близкие и дальние люди, друзья и люди, которых я любил. И
все обманы, даже самые мелкие я переживал очень тяжело,
а с некоторыми так и не смог смириться. Но горше всего
стал для меня обман от церкви. Слишком искренне отнёсся
я ней и слишком разрушительно он отразился на моей
жизни.
Почему я решил, что церковь меня обманула?
Потому что мои отношения с ней кончились печально, но я
это не хотел а если подумать, то и церковь не хотела, но в
проигравших оказался я, значит, я и был обманут. Да и
церковь не может прямо, открыто обмануть, что называется
«кинуть». Её обман скрытый, завуалированный, и от этого
ещё более подлый.
.За тридцать лет земного бытия моя душа не
сделала ни единого сознательного уклонения в сторону зла.
Я никого не принёс в жертву ради собственной корысти,
только сам оказался игрушкой в чужих прихотях.
Но что такое церковь? Священники склонны
утверждать, что это понятие абстрактное, философское. Я
думаю, что церковь-это система или та сила, по средствам
которой те самые священники и удовлетворяют свои
прихоти.
У нас в семинарии, два раза в год проходили
такие концерты, как какие-нибудь там студенческие
кавээны, как культмассовые мероприятия. Они были
необходимы, чтобы несколько разрядить атмосферу
психологического напряжения, которую создавала система
полузакрытого учебного заведения. Существовало и другое
предположение, что подобные концерты помогали юношам
и девушкам завести знакомство, приглядеться кдруг другу.
Я отметил себя на этих концертах как чтец
стихов. (Боже мой, мне тогда уже 23 года было, а я стишки
читал на семинарских утренниках). У меня и вправду это
занятие очень хорошо получается. Я иногда так в ритм стиха
погружаюсь, даже покалывание чувствую в области
позвоночника, как шаман, И вот я читал стихи пять концертов
подряд. Иногда мне предлагали, иногда я сам проявлял
инициативу. Помню даже какие-то там призы получал,
радовался от души. Зарабатывал пустую славу лицедея.
Один стиш ок мы читали в паре с
одноклассником: отрывок из поэмы Л. Филатова - «Про
Федота стрельца...». Выступили мы классно, все были в
восторге. И вот, вскоре после этого группа хора поехала по
стране с гастролями. Такое делали иногда в рекламных целях.
Полный икарус сем инаристов объехал 4 города:
Екатеринбург, Челябинск, Новосибирск и Красноярск.
Программа гастролей состояла из выступлений церковного
хора, но было и несколько индивидуальных номеров.
Включили и нашего «Стрельца...». Вдень нам приходилось
читать этот номер до трёх раз. Но я не возмущался как мой
напарник, мне даже нравилось. Гастрольная жизнь не давала
скучать.
И вот однажды, он сказал, что выступать не
будет. Я даже не представлял в мыслях, что он имеет в виду,
почему, по какой причине, можно отказаться. Мне казалось
что всё идет - супер, а его поступок выглядит как каприз.
А он твердил, что не хочет быть шутом! А я
даже не понимал его логику, не дотягивал в своих
рассуждениях до каких-то далёких выводов.
Я его близко и не знал, особо мы не дружили,
хотя он и много рассказывал о себе. Он относился к таким
правильным, во всех отношениях юношам. Человек без
внешних недостатков. Он был немного выше меня ростом,
с прямоугольным плоским телом, плечи широкие, но тело
не развито. Прямые белые масляные волосы зачёсаны а ля
Гитлер.
Он оказался намного предусмотрительнее и
умнее меня. Не скажу, что он отличался большим
жизненным опытом, но каким-го образом он смог
почувствовать эту психологическую ситуацию, когда
человек начинает укладываться в рамки своего образа.
Образ замыкает человека, заставляет его работать на себя.
Может, создать образ трудно, но выйти из него, разрушить,
всегда вдвойне трудней.
И вот, когда наш образ начал разрастаться, и
даже многие преподаватели стали обращаться ко мне: «Эй,
стрелец», он остановился, я не смог.
Я слишком доверился своим наставникам,
думал: «Если священники хотят от меня этого фиглярства,
то что в этом может быть плохого?» Я видел их гогочущие,
лоснящиеся физии в первых рядах залов и мне было приятно
делать приятное им.
Кроме того, мои номера были послушанием,
а неповиновение послушанию, как нам внушали, самый
страшный грех.
Здесь такая ситуация создалась, которую мне
никак было не преодолеть. Сам архиерей давал мне
благословение на выступления А против архиерейского
благословения даже «старые» попы боялись выступить.
Куда уж мне было, - семинарской мурашке... Но именно
для архиерея я и был прихотью.
Он отнёсся ко мне гак к шлюхе, попользовался
и бросил. Я был рад сделать ему удовольствие, старался
выслужиться. Тогда я ещё думал, что в церкви нет интриг и
обмана.
И вот потом, в конце четвёртого курса,
преподавательский совет, распределял нам работы -
послушания на пятый курс. Послушание это значило бы
очень много в наших судьбах, по крайней мере, в моей-то
уж точно. И вот, когда назвали мою фамилию, и был
предложен вариант дать мне должность преподавателя
семинарии. На лице архиерея появилась усмешка и он
сказал: «Он что там, им стишки будет читать? Ха-ха-ха». И
все повторили усмешку начальника, ха-ха-ха, и понимающе
покивали головами. И они нашли мне какую -то
хозяйственную должность на 250 рублей в месяц. И это
смешок в мой адрес был за всё, что я сделал для них. А 250
рублей через год меня доконали и я уволился и пошёл
болтаться в мир..."

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal северного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Эту книжку сам Третьяков издал на свои деньги (о чём и пишет в ней) небольшим тиражом и сам же её распространял. У меня был экземпляр в 2008 году, откуда я сканы делал, но потом московские знакомые замылили. Мне "Книга Унижений" досталась от знакомого выпускника ТДС, который Третьякова знал. Сам Третьяков человек, конечно, несчастный и душевно больной, когда он описывает подробности своей жизни, очень хорошо видно типичного местного тобольского уроженца, из тех, что затёрты приезжими, низведены до положения бесправных аборигенов. На это можно делать поправку. Но это не значит совершенно, что описанные им подробности епархиальной и семинарской жизни - неправда. Можно возмущаться автором, а можно спросить как так получилось, что несчастный забитый абориген попал в церковь и там с ним не случилось ничего хорошего, а, может, даже и наоборот...

(Deleted comment)
Вся причина в облачениях, продали Христа за тряпки и цацки. Вот кто они после этого ..

(Deleted comment)
"Я стоял, обыкновенно, облаченный в стихарь
у левой стены". - вот после этого явного прокола, действительно, остается только жопу подтереть произведеньицем этим!

"... А мне уже 29 лет..." - в 2005 году? То есть в 1993-м автору было 7 лет, в 1997 (когда часы купил) - 11? Немного же стоят такие воспоминания о днях в семинарии...

Edited at 2017-05-13 04:26 pm (UTC)

Что за..!

(Anonymous)
Месье не умеет считать целые числа
2005 - 29 = 1976
1993 - 1976 = 17
1997 - 1976 = 21
Всё ОК

(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
(no subject) (Anonymous) Expand
Если быть точными. Наши цели ясны, задачи определены. За работу, товарищи! За новые победы коммунизма! (Бурные, продолжительные аплодисменты, переходящие в овацию. Все встают.) Заключительное слово Хрущева на 22 съезде

".За тридцать лет земного бытия моя душа не
сделала ни единого сознательного уклонения в сторону зла.
Я никого не принёс в жертву ради собственной корысти,
только сам оказался игрушкой в чужих прихотях."
Чой то как то ...
Не понравилась мне эта "исповедь"

(Deleted comment)
"пьяный митрополит" - это не Капалин, а приезжий на праздник другой архиерей. тот же в 93-м ещё даже архиепископом не был. если человек церковный, это ещё не значит, что логика больше не нужна.

Если у мужчины нет внутреннего стержня, нет самоуважения, он везде (и в миру тоже) будет шутом гороховым, ибо поведение такое. Ну, а виноват всегда будет кто-то иной: архиерей, папа с мамой, сосед...Всё поменяется, когда проблемы будет видеть только в себе, а от других ничего не ждать.

О внутреннем стержне

(Anonymous)
Что вы называете "внутренним стержнем" в мужчине? Способность в пьяном виде бегать с топором за женой и детьми с криком "убью, сука!"?
Да, отобрать последний кусок у голодного, но слабого, убить соперника, который придерживается хоть каких-то правил в борьбе за жизнь... Надеюсь, важ муж именно таков?! Вы нашли себе "человека с внутренним стержнем"? И наплодили ему потомков? Поздравляю!

(no subject) (Anonymous) Expand
Из книги: "Вечерами я сижу дома, но если вы придёте ко мне в гости, я не открою вам двери. На хуй вы мне нужны!"

Новый Гоголь явился! Сколько же талантов у нас в стране.

Прелесть - это состояние духовное, а в этом семинаристе нет ничего духовного.... Такое впечатление, что атеист сочинял .

Атеист и сочинял, или по крайней мере человек, знакомый с системой понаслышке - это видно по тому, что он не знает даже элементарного семинарского и церковного быта, названия и назначения облачений. Просто модно стало писать на такие темы, вот и решил тоже заработать на критике.

Edited at 2017-05-13 06:30 pm (UTC)

автору сего ЖЖ было бы полезно проверять свои публикации, когда не сам их пишет.
всё же сам имеет опыт служения и даже общения с высшим начальством Церкви.

всё написанное не вызывает доверия, ибо герой повествования не знал куда идёт, зачем идёт и роль актера ему очень нравилась.

но церковь - не театр, поэтому он и ушел не найдя себе работу по призыву его сердца, то есть в церковной организации актеры не нужны.

Атеры нужны, но это должны быть лицемеры, а не весельча

(Anonymous)
Актеры в церкви нужны, но лицемерные и склонные к стяжательству. Вот эти два последних теста автор книги, которому актерство нравилось, и завалил.

Человек, молодой здоровый человек, который идет туда, где за однократное занятие онанизмом положено извержение из сана - равно как и за однократное нарушение поста в ср. и пт, и в Великий Пост - он должен быть или глупцом-идеалистом, или актером-лицемером. Да еще теперь, как правило, и рукополагаются с блудными грехами, обещая при этом хранить каноны церкви...
Актерство и лицемерие - это столп церкви, без которого она почти лишилась бы священства - и, особенно, такого стяжательного, как епископат, поправший свои монашеские обеты.

P.S. Почитаешь вас - так сразу видно: на вас явно почил Энлиль Дух Божий... И крылышки отрасли вместе с пропеллером...

Осилил полсотни страниц - какое-же жалкое бесконечное нытье полного ничтожества.

Обратите внимание на текст по ссылке!

Если принять расчет что в 2005 году автору 29... Читаем: "В 1993 я поступил в духовную семинарию...", а чуть ранее он же пишет: "В пятнадцать лет поступил в медучилище Окончил оное и работал в деревне на ФАПе. Оттуда у меня и закрутилась вся эта семинарская карусель"... То есть мальчик в 17 лет успел окончить медучилище (не иначе вундеркиндер какой-то) и поработать в свои семнадцать лет в селе на ФАПе, учитывая, что законный допуск к такой работе у нас в стране только 18+ (не иначе как приписал себе пару лет в метрике для допуска), а потом оттуда в свои те же семнадцать лет поступить в семинарию (вампир чтоли - куда не сунь, а всё семнадцать). Тут одно из двух - либо автор страдает раздвоением личности и должен ехать в психиатрическую, либо он нагло врет. Правда, он пишет, что родился в 1974-м, но тогда не сходится с заявленными 29 годами

Edited at 2017-05-13 06:56 pm (UTC)

Re: Обратите внимание на текст по ссылке!

Продолжаем читать:"я пришел к Богу очень легко, пошел в магазин за хлебом и заскочил в семинарию".., "Я и в семинарию поступил от скуки, для прикола".., "в то время мне было 19 лет, а на вид давали не больше 12-ти" (видимо и умственное развитие осталось в том же возрасте!).., и самое главное - "Да, я не хотел идти в армию и поэтому пошёл в семинарию" - ВСЁ! Баста! После этого становится все ясно и далее эту макулатуру можно не читать. Автору могу посоветовать только одно - издавать свое произведение без текста и в рулонах.

[1 Кор.7:23] Вы куплены [дорогою] ценою; не делайтесь рабами человеков.

"""Осенью 1993 года семинария отмечала своё
250-летие. Из всех церемоний я запомнил обед. Кастрюли,
салатницы и супницы с горячим супом таскали прямо
через улицу. Пьяный митрополит, произнося тост,
процитировал Л. Брежнева""

Димитрий Капалин не был митрополитом в 93-м.
Он был в то время епископом. Всего лишь епископом.

Да ам полно таких несуразностей - автор либо врет понаслышке, либо у него в голове вава.

Из Эпилога книги:

Главный тупик этой книги я сам. Со стороны автора она (книга) очень эмоциональна, а со стороны читателя (если таковой находится) холодна и равнодушна. Книга глубоко эмоциональна, я похудел на десять килограммов, пока писал её. А писал я её год, от лета до лета.

Может, я и хотел вывернуть душу наизнанку, но что может вывернуть тридцатилетний девственник, маменькин сынок? Может, я и желал быть изнасилованным, но никто не покусился на меня.

Вечерами я сижу дома, но если вы придёте ко мне в гости, я не открою вам двери. На хуй вы мне нужны! Жизнь моя давно превратилась в нормальный, плотный осадок, устоялась. Я обладаю отрицательной харизмой, т. е. отталкиваю от себя людей. Характерный мой признак в том, что я ненавижу людей. Любого человека я начинаю рассматривать как агрессора, существо, которое желает меня уничтожить.

________________
Слава Богу, что не стал священником. Тут всё так у автора сложно, что церковь не поможет. Нужна помощь психолога или более серьёзного врача.

PS Кстати, Достоевский людей любил.


Edited at 2017-05-13 08:09 pm (UTC)

Люди болеют не только по причине собственного плохого здоровья, но и окружение тоже может повлиять.
Церковь в лице системы всегда претендовала на духовное и душевное и телесное властвование (!!!) человеком, а это не может не рождать подобных деперсонализационных реакций и последующей психологической защиты.

И нет рук для чудес, кроме тех, что чисты (с) Волки И Вороны. БГ.
Легко по снегу босиком, если души чисты (с) Из той же песни.

Edited at 2017-05-14 06:43 pm (UTC)