?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
О наболевшем...
Простите
kalakazo
Еще одна "Исповедь анонимного священника":


"Когда меня рукоположили, у меня внутри ничего не изменилось – как я до этого каждую неделю причащался, катехизировал людей, так и продолжал это делать. Я примерно знал всю церковную кухню, у меня не было никакого пиетета перед священством — для меня священство было бонусом, что ли, дополнительной «инициацией». В компьютерных играх у героев есть такой момент, когда им дается новое оружие. Раньше он стрелял стрелами, теперь пулями – что-то вроде этого. Произошло просто усиление слова. Я всегда относился к священству как к чисто человеческому установлению.

РПЦ при Кирилле — атмосфера страха

В РПЦ времен Алексия II можно было критиковать, еще надеялись — вот что-то произойдет такое, заживем так заживем. Закат ощущался, но не ожидали, что это так быстро будет. А когда наступила новая РПЦ при Кирилле, то сначала были ожидания свободы в Церкви, надеялись, что будет реальная общинная жизнь развиваться, катехизация, работа с молодежью. И самое страшное, что произошло – не то, что даже этого нет, а то что это постоянно декларируется на всех уровнях, кричится и орется, и при этом реально только все хуже.

При Кирилле все стало очень черно-белым, без оттенков, такой контраст, такая разделенность. Это плохо, жизнь – не схема. А сейчас вся церковная жизнь схематична, и по этим схемам люди пытаются жить и работать.

Личность патриарха Кирилла попала в системную струю, и это вызвало резонанс. И в епархиях, и на приходах такие же маленькие феодальные князьки-патриархи, именно эти люди сейчас обладают властью – четкие, лаконичные, знающие, что им надо (цель оправдывает средства) – такие люди делают политику, и они же подпитывают своими ожиданиями главную личность, которая делает погоду в Церкви. А эта погода — ненастная, не дождь и не промозглость даже, а как после извержения вулкана – хлопья пепла сыпятся, сыпятся, и солнца не видно… И неизвестно, сколько все это будет с неба падать.

У нас в епархии недавно поменялся архиерей. До него была система ажиотажа – нужно везде копать, везде сажать и, может быть, где-нибудь что-нибудь и вырастет. Если ты не копаешь, тебе говорят: «Ты почему не копаешь? Всем надо копать, все должны трудиться!» К тебе подходят и начинают трясти, но ты не боишься, все понимают, что надо делать вид, что копаешь.

А сейчас цинично, технологично и профессионально создана атмосфера страха. Говорят: тебя сейчас убьют (это, конечно, гротеск), ставят к стенке, стреляют, но мимо. При этом надо заметить, что показательных убийств не было, но напугали многих. Все экономические моменты решаются теперь очень спокойно. Если раньше на собрании поднимали, уговаривали, убеждали, грозили, то сейчас этого нет, все боятся, непонятно чего, но боятся. Многие мои знакомые так и говорят (даже маститые протоиереи): умом понимаешь, что бояться не надо, а боишься. Если раньше была какая-то клановость, один священник мог другого уничтожить, то сейчас этого нет, отношения стали более доверительные. Если вспомнить поговорку «человек человеку волк, а поп попу – волчище», то сейчас мы все, попы, — волчата забитые. Каким-то сакральным образом эта атмосфера страха поддерживается.

А атмосфера эта нужна для того, чтобы функционировал маркетинг, чтобы была одна труба и она шла, куда надо. Все проекты направлены не на рост общины, а для картинки —это патриарший тренд, сейчас ценится картинка везде. А реальная жизнь, по сути, не важна.

От этого порой печально. Но когда есть причастники, совместные дела, встречи, то это дает хорошую отдушину, понимаешь, что можно пока эту систему терпеть.

Постепенно люди начинают прозревать. Бабушкам простым неохота про это знать, потому что это сильно их разрушает. Но есть актив молодых, которые хотят что-то делать, они, конечно, все это узнают, они читают и «Ахиллу», и Кураева, и Калаказо, размышляют, рассуждают друг с другом, создают группы в WhatsApp, например.

Община против системы

Для меня Церковь это такая площадка, где можно людей приводить ко Христу. Если площадка нормальная, удобная – это Церковь. Община — это и есть Церковь, в Церкви главное – ответственность друг за друга. Те люди, которые тебя полюбили, и которых ты полюбил.

Я надеюсь, что мои прихожане не будут за мной бегать, если меня, допустим, переведут на другой приход — я их привожу ко Христу, а не к себе. У нас, конечно, личные отношения установлены, и я надеюсь, что общение не прекратится, если меня куда-то переведут. Но важно то, что в людей вложено, они не должны быть сильно привязаны к священнику. Через какое-то время они поймут, что главное — не эмоции, а смыслы, которые в них проросли. Мы держимся вместе именно в смыслах, не потому, что мы зависим друг от друга психологически, а потому, что мы разделяем общие ценности.

Я стараюсь свою общину максимально оградить от системы. Они это понимают, знают. Я им рассказываю, что есть церковь как община, а есть администрация, бюрократия, что есть путь Нила Сорского, а есть путь Иосифа Волоцкого, путь жесткого бюрократизма, который, видимо, для чего-то тоже нужен. Я отношусь к системе как к стихии – дождь идет, ну что же, такая у нас природа в России, она противная, мерзкая, уехать порой хочется куда-нибудь на Гавайи, но я не думаю, что мне там будет лучше.

Для меня административная верхушка РПЦ – не Церковь. То, что на «Ахилле» пишут про царственное священство, я еще давно, до рукоположения, для себя решил. Господь «поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями» (Еф. 4:11), и только потом управление — пятым, десятым местом. То есть сначала те, кто может генерировать евангельские смыслы. Эти люди и есть Церковь, они и должны все решать, а то, что исторически человеческий фактор сильно стал влиять на Благую весть – это прискорбно, ужасно, но я не смогу это изменить.

Что хотелось бы поменять: чтобы крестили и отвечали за крещение два человека — один катехизатор, который учит, а другой, который крестит, чтобы без катехизатора человек не мог дойти до крещения. При этом катехизатор тоже должен быть как-то рукоположен, он должен быть не менее важным в Церкви, не менее сакральным, чем совершающий обряды пресвитер.

А епископ в идеале только решает административные вопросы, чтобы христиане, например, не нарушали светских законов. Хотелось бы, чтобы в Церкви было так. Как примерно при апостолах и было. Пока об этом можно только вот так анонимно сказать – это вызывает отторжение похлеще, чем разговор о русском языке в богослужении.

Я не знаю, зачем нужна доступность архиерея – она есть в какой-то мере в молодых, вновь созданных епархиях, но я не знаю, что это может решить? Каждый пресвитер маленького городка — фактически архиерей. Можно было бы спокойно ему архиерейское звание давать и все. Так и должно быть изначально по замыслу апостолов: пресвитер есть в этом месте, он старший, он блюдет, администрирует, если он более-менее харизматичен, то может еще и учить.

Но у нас византийское устроение с этими иерархическими уровнями — вся эта созданная людьми религия, в которой мало что христианского, даже скорее всего она антихристианская. Конечно, в средние века люди так видели мир, и создали систему, по которой мы сейчас, к сожалению, живем – мы ездим все еще на телегах, вся эта система – телега, а надо учиться ездить по-новому, мир меняется. Тогда, в Византии, эта система, наверно, работала, происходила медленная гуманизация общества. Но сейчас структура трехчинной иерархии не работает, нужны новые изобретения.

Господь нам несет прежде всего смыслы и ту благодать, которую мы можем ощутить в общении с Ним. Апостолы создали, по поручению Господа, простую, внятную религию веры. Потом пошли некоторые наслоения, которые можно видеть уже во времена мужей апостольских, мучеников первых двух веков. А потом рождается трехчинная иерархия, которая становится сакральной. Начинают считать, что именно через нее входят люди в Церковь, что только через нее могут связаться с Богом, забывая, что Первосвященником является Сам Христос.

Христос открывает нам Себя прежде всего – в Слове Божьем. А уже причастие и все остальные таинства вторичны. А у нас все делается наоборот: люди думают, что можно креститься, связаться с Богом, не зная Слова Божьего, не понимая его. Главное становится второстепенным, а второстепенное главным — это сейчас основная проблема нашей Церкви. И в государстве тоже самое, и народ это все поддерживает.

Если система главнее общины, то она, конечно, будет людей выдаивать, стричь как овец. Христа ведь убили потому, что Он сказал, что человек важнее системы. А сейчас опять система стала важнее. Как в «Легенде о великом инквизиторе», все повторяется. Вот и живут великие инквизиторы в каждой епархии.

Например, взносы рассчитываются так, чтобы приход всегда жил в надрыве, чтобы, расплатившись с епархией, уже ни на что бы не хватало – может, чуть-чуть на ремонт и все.

Община строится вопреки. Ощущение, что тебя выжимают досуха и не дают возможности развития. Если ты не имеешь какие-то личные преференции, не умеешь быть пронырливым или спонсоров находить, то тяжело. У меня прихожан становится больше. Но чтобы община нормально развивалась, надо работать и с детьми, и с подростками, и с пожилыми – а площадей не хватает, живем как в муравейнике или как пчелиный улей. Невозможно четко спланировать бюджет: в любой момент объявят какой-нибудь новый епархиальный сбор денег — на приезд патриарха, например.

Трусость и ответственность священников

Если бы архиерей кого-то реально убил, можно было бы его обличать – если бы я знал, что вот он взял и человека уничтожил. Но та система подавления свободы, которая действует, – она в каком-то смысле безличностна, поэтому лично обличать за безличностные вещи, которые происходят во всей системе, – бессмысленно. Тут либо ты честно уходишь и начинаешь говорить против этой системы, либо тебе нужно набрать такой вес, как Нео в Матрице, чтобы система с тобой ничего не могла сделать, и тогда ты можешь что-то говорить, а так система просто тебя пережует, перемелет и забудет.

Священники не объединяются потому, что если система заметит такое объединение, то она сразу же постарается это разрушить. К тому же у отцов есть реальная ответственность за простых людей, которые к ним приходят. Если пастырь собирает общину, то это и рабочие отношения, и отношения эмоциональной зависимости. Например, есть психически больной прихожанин. И я знаю, что если меня не станет, и он не сможет прийти ко мне на исповедь, то у него может быть психический срыв, он попадет в больницу, а может, и умрет, сгинет где-то в этих психушках. У него ремиссия уже несколько лет, потому что каждый раз как у него возникает какое-то сомнение, он приходит или иногда даже звонит, и я уже знаю – ему не нужно говорить про свободу, ему нужно четко сказать, что и как делать – это для него облегчение.

И вот таких людей – хромых, больных, грешащих, падающих и пытающихся снова встать — в нормальной общине много. Если пастырь здравомыслящий, то он старается, чтобы эти люди как можно дольше висели на общине. Эти люди зависят от этой, скажем так, экологической ниши.

Вот есть у дерева корни, а есть ствол, и священник является этим стволом, на котором ветви и листья. Если каждый листик важен для дерева, то дерево будет сильное, мощное, а если листиками просто так жертвовать, то они уйдут. Ствол понимает, что он должен стоять во что бы то ни стало – это его главная задача. А воевать – пока бессмысленно. Я понимаю риторику тех людей, которые говорят, что нужно взять и, как дон Кихот, идти сражаться с ветряными мельницами – да, это может быть красиво, но сейчас бессмысленно. В Евангелии Иисус говорил, что тот, кто идет на войну, должен рассчитать силы, а здесь они явно будут неравны.

Куда нам идти, Господи?

Желание уйти, конечно, бывает – всегда не отвечать проще, чем отвечать. Каждый день встаешь и думаешь: хорошо бы уйти, работать где-то в миру, можно выпить-закурить, а здесь надо стараться быть образом, ты должен нести ответственность за людей, которые тебе доверяют, тебя любят. Если всерьез работать — нужно боль людскую разделять.

И я буду в РПЦ, пока это дает мне возможность людей приводить ко Христу. Если сейчас уйти, то что делать – на квартирах собираться? Это будет людям непонятно, не будет доверия. До того, как пришел в православие, я ходил и к протестантам, но мне это не близко. Все-таки в православии, несмотря ни на что, сохраняется евхаристия. Можно так учить людей, чтобы они жили прежде всего этим.

У меня есть прихожане, которые причащаются постоянно, читают Священное Писание, но не знают ничего о постах. Потом, конечно, от кого-то узнают, но все равно они не считают, что это что-то важное. Я бы хотел, чтобы люди ощутили цельность жизни в совместном причастии, общении, дружбе, совместных делах, чтоб вместе смотрели кино, ели мороженое, жарили шашлыки. В принципе это то, что Православная Церковь – не РПЦ, а вся Церковь – как-то сохранила. Сохраняются невидимые, порой очень тонкие, связи между людьми, которые так или иначе восходят к апостолам. Говорят, что апостольская преемственность – это как друг друга рукополагали, а я думаю, что это — разветвленная сеть любви людей, чувствующих, ценящих друг друга.

Почему люди уходят

Я одного своего друга спрашиваю: хочешь ты, чтоб тебя отпевали? Нет, говорит, пускай выкинут на помойку. При этом он работает в епархиальных структурах, ходил в детстве в воскресную школу, был пономарем. Он, конечно, вырос в Церкви, но был ли он в ней?

Кто-то отходит, потому что видит административный беспредел, лицемерие, лукавство, все эти пресловутые попы на мерседесах. Кого-то раздражает монашеско-аскетическое устроение Церкви, которое закрывает Христа — они Его не видят и не видят Евангелия за этим. Самое страшное — это бессмысленность. Человек не видит смысла, а продолжает делать, и бессмысленные действия его разрушают. На сегодня все эти церковные ограничения абсолютно бесполезны, вся эта постная, монашеская дисциплина.

Я не думаю, что людей нужно упрекать за то, что они ушли. Встретили они Христа или нет — это только Христос может сказать. А те, кто упрекают ушедших, берут на себя суд Божий.

К людям, которые хотят сохранить это монашеско-аскетическое устройство с куполами, колоколами, великопостными богослужениями, нужно относиться тоже снисходительно, их нужно любить по-христиански, терпеть. Я вместе с такими людьми Великим постом читаю покаянный канон, молитву Ефрема Сирина, покаянные проповеди говорю — им это важно, а я должен быть с ними как «иудей для иудеев», с меня не убудет. Я, может, до конца какие-то вещи не разделяю, они мне не близки, но я это не афиширую, это мое личное дело, что я иногда могу себе в пост курочку позволить. Надеюсь, что священники в массе своей не соблюдают все эти аскетические предписания, иначе бы все злые ходили. Умные священники не заставляют прихожан соблюдать, глупые – лицемерят, а если человек реально соблюдает, то он становится злым.

Много стереотипов накопилось в православии, и неизвестно, как их разрушать и надо ли их разрушать — разрушишь, а на их место такая кракозябра придет, что предыдущее покажется милым зайчиком.

Ожидания

Я надеюсь, что Церковь станет слабее, несчастнее, глупее. То, что происходит сейчас, это великий дар Церкви — эти истории с Pussy Riot, с Соколовским, самим бы это все устроить, но искусственно не получится. Чем дальше, тем больше Церковь должна слабеть, чтобы общины росли. Должно ослабеть это ощущение права «вязать и решить» – чтобы была сильна любовь между людьми. Эти скандалы хорошо помогают, будут уходить люди, которым стыдно говорить, что они православные. Останутся те, которые реально любят своего пастыря и друг друга, им будет плевать на Соколовского или на то, что какой-нибудь епископ – гей. Либо выживут такие общины, основанные на любви, где есть жизнь, либо выживут системные места – золоченые соборы. Наступит размежевание – я на это надеюсь."
отсюда

  • 1
"Умные священники не заставляют прихожан соблюдать, глупые – лицемерят, а если человек реально соблюдает, то он становится злым."
========================
Дык, давно уже придумана благочестивая отмазка на случай проявления у православных злобы и агрессии из-за издевательства их над своим организмом (пост, воздержание, бдение, и прочие самоистязания). Говорится, что чем святей (ближе ко Христу) человек, тем больше его бесы искушают - вгоняют в уныние, агрессию, и т. п. А если человек бесами не искушаем, если он весел и спокоен, то это признак того что он на ложном пути. Вот это, стандартное для РПЦ, рассуждение:


(Deleted comment)

Совершенно согласен. Вся эта постая бредятина, которую насочиняли и навыдумывали обычные люди-администраторы, не имеет к духовности и малейшего отношения!


..." - Так что, если вы встанете под старое знамя, - бодро закончил Грайс, - и свалите такого мерзавца, вы об этом не пожалеете!
- Но раз все это правда, - сказал Фишер, - вы расскажете ее?
- То есть как это? Сказать правду? - удивился Грайс.
- Сказали же вы мне, - ответил Фишер. - Расклейте по городу плакаты про старика Уилкинса. Заполните газеты гнусной историей с тетушкой Биддл. Изобличите Вернера публично, призовите его к ответу, расскажите про браконьера, которого он преследовал. А кроме того, разузнайте, как он добыл деньги, чтобы купить землю, и открыто скажите об этом. Тогда я стану под старое знамя и спущу свой маленький вымпел.
Агент смотрел на него кисловато, хотя и дружелюбно.
- Ну, знаете!.. - протянул он. - Такие вещи приходится делать по правилам, как положено, а то никто ничего не поймет. У меня очень большой опыт, и я боюсь, что ваш способ не годится. Люди понимают, когда мы обличаем помещиков вообще; но личные выпады делать непорядочно. Это - удар ниже пояса.
- У старого Уилкинса, наверное, пояса нет и в помине, - сказал Фишер. - Вернер может бить его куда попало, никто и слова не скажет. Очевидно, главное - иметь пояс. А пояса бывают только у важных персон. Может быть, - задумчиво прибавил он, - так и надо толковать старинное выражение "препоясанный граф", смысл которого всегда ускользал от меня.
- Я хочу сказать, что нельзя переходить на личности, - хмуро сказал Грайс.
- А тетушка Биддл и Адам-браконьер не личности, - сказал Фишер. - Что ж, видимо, не приходится спрашивать, каким образом Вернер сколотил деньги и стал... личностью."...

Г.К. Честертон Белая ворона.

Без этого, все эти разговоры, это -разговоры в пользу бедных...

Со времен семинарии старался избегать людей для которых творчество Честертона и Льюиса было много ценнее творений святых отцов.

Эти скандалы хорошо помогают, будут уходить люди, которым стыдно говорить, что они православные. Останутся те, которые реально любят своего пастыря и друг друга, им будет плевать на Соколовского или на то, что какой-нибудь епископ – гей. Либо выживут такие общины, основанные на любви, где есть жизнь, либо выживут системные места – золоченые соборы. Наступит размежевание – я на это надеюсь.
=====================================

Ну так это же "чистой воды" переход в "дониконовские времена". А как же централизация религии? Как её служение интересам государства? Без византийской государственной витееватости и строгой подчиненности такое христианство будет очень "разнощерстным" )
Никон старался, старался...Подводил все под одну гребенку, столько народу заставил убегать в дали дальние или сжигать себя целыми деревнями, а здесь опять рекламируется чистой воды христианская анархия )))

Нехорошо...Должна быть централизация христианства византийского толку. Иператор-язычник Константин от такого подходу "в гробу" будет как уж вертеться. Вся его система по служению христианства интересам государства при таком подходе - рушится )

"... Наступит размежевание – я на это надеюсь..."

Оно давно наступило.

Кончай эту куйню молоть, паря. Бери ипотеку, проси спонсоров, проси начальников, входи в программы помощи и покупай квартиру в городе. Деньги делай. Кончай уже детство.

Кончай уже детство.

(Anonymous)

Вот в исповеди священник исповедуется, что в пост ест курицу и !!! внимание!!!! курица помогает быть ему добрее !!!! ну неважно курица -конфета. без них в пост человек становится злым. Не Христос. Не причастие. Не исповедь. А нарушение закона приносит облегчение. Тогда не надо мучится, ну не по силам крест. Получается Христос не спасает.
Моё личное мнение пост даёт очищение, молитва идёт легче. Тоньше. Ну если ты не молитвенник, а крепкий хозяйственник тогда не Нила Сорского ты последователь, но Иосифа Волоцкого. Ну и ешь на здоровье, почему она тебя мучает и покоя не даёт. Почему на неё уповаешь. Почему она даёт тебе силы быть добрее и не злиться. Если грех поразил ветхого человека при рождении с чего ему быть добрым, он злой по натуре. "и всякий человек ложь" курица она просто успокаивает, она кстати создаёт эту прослойку которая мешает тонкости.
Надо же держать удар, защищаться, взносы собирать для встречи высших.

Некто из серии "посоветуйте батюшко" (платочно-бородушные неофиты любят такое) говорил типа
"все ешь, человека не ешь", вот вам и обоснование курицы в пост.
Сам же пост наш диетический - ну никакого смысла не несет от слова совсем. Опыт, тут хоть убейся. Проходили сами, и на сухарях сидели, и тыщу поклонов били.
А потому что "сей род изгоняется только молитвой" - сказал Христос, а "...и постом" - добавили отцы-пустынники и жены непорочны.

Интересная интерпретация. А как вы объясняете сорокадневный пост самого Христа?

как позволение, а не как повеление. Можно, но не нужно. И уж тем более не нужно вбивать себе в голову, что я могу своим упражнением чего то достичь высоко- духовного. Это к йогам тогда..

То есть, Христос сорок дней совершал ненужное упражнение, бессмысленное в духовном плане?

Не. Отредактировано до нас. И про "сей род изгоняется только молитвой и постом" (добавили, когда монашество стало во всем у руля), и про "блаженны нищие и именно духом" (в общем то правильно), и про "всякая власть от Бога" (уж при Филарете Дроздове)...
Не зря Иешуа Га-Ноцри жаловался,что Левий Матвей записывает не то, что я говорил!
Суббота для человека же, не наоборот, а Новый Завет не упал таки с неба в уже кожаном переплете, как бы не хотелось нек-рым.
А вся эта аскетика седой древности годится только, "васька слушает да ест", за трапезой читать - запил компотом, да и нафиг!
Потому "душу спасти - не лапоть сплести", процесс творческий, тут на "русь святая храни веру православную", на стереотипах не получится..

(Deleted comment)
так а я что делаю? Только что озвучил опыт церкви и, не благочестием зализанного, предания.
И плюсквам мозг не отключать, взыскующим жития постническаго!

Опыт церкви сатаны что ли? Никакие отцы никогда не говорили, что пост - это ненужное упражнение. Наоборот, всегда указывали на важность телесного воздержания для духовной жизни.

ну вы даете)) редактируете Евангелия((

(Deleted comment)
ну да, у них каждый - сам себе папа

тьфу, снова заказуха...


когда тебя немножко дурачат , доверие к источнику - падает

ну видно жеж , что это написано НЕПРАВОСЛАВНЫМ...

"Община — это и есть Церковь, в Церкви главное – ответс

Пользователь eugen1962 сослался на вашу запись в своей записи «"Община — это и есть Церковь, в Церкви главное – ответственность друг за друга".» в контексте: [...] и моему мироощущению текст... Взято у многоуважаемого друга отца Валентина ()  О наболевшем... [...]

"Когда меня рукоположили, у меня внутри ничего не изменилось" странно обычно все ждут и ощущают подъём, крылья за спиной и бабочки в животе. Да, какой то не православный вброс.
Но вот тема поста резанула. Уже из каждого утюга и розетки несётся эта поп совая песенка "Пост время очишения души. Главное не ешьте друг друга. Будьте добрее. Остальное можно"
Как то повсеметно заговорили о том, что поститься можно даже просто на 40 дней например отказаться от интернета и это пост. Или не играть в ком.игры или не смотреть ТВ уже пост.
А еда не главное. Можно не есть мясо, но быть злым и срываться в семье. Поэтому лучше ешь и бери благословение на послабление, как немощный и болящий.
Конечно, если ты злой пост тебе и откроет правду о себе. Что бы ты зрел себя немощным и болящим. Или часто люди улетают в своих фантазия и мнят себе достойными проповедовать и им кажется, что за церковной оградой они спасаются и это их ограждает от грехов и пороков мира. Мы не такие как мир и не такие как в миру. Вот и пост всех расставит по местам крепкий хозяйственник и эффективный менеджер налево. Постник и молитвенник направо. И кому что ближе по душе, тот тем и займётся. Хозяйственнику без еды никак, ему вопросы надо решать. Тут и сила нужна и подкрепить её надо. И т.д.
И ещё странно, как все были увлечены подвигами святых подвижников и монахов в синайских пустынях просиявших. Все хотели по Афонскому строгому уставу и не иначе. По истиному православию. А теперь что ? Надорвались и не смогли? Вообще не в тренде. Всюду отрицание этого теперь. Не для нас, не для наших дней, в миру это не нужно. Видно климат здесь не тот...Удивительно. Камо гредеши... Come on...

сугубо моё личное мнение. возможно за блужу
нет чистой молитвы без поста. не возможно.
очищение души и тела. много едим. переедаем.
привязываемся к еде. снимаем едой стресс. заедаем. ищем успокоения наслождения и удовольствия. жрём одним словом. и пост для того что бы увидеть это в себе.
как привязан к еде. кто ты есть на самом деле.
насколько человек нищ духом, немощнен можно познать в лишениях
лишение себя пищи которое занимает одно из центральных мест в личном семейном алтаре каждого. это жертва. когда лишаешь себя нижного и ценного для себя любимого.
слова из Евангелия "милости хочу, а не жертвы" милость это любовь
любви хочу. но если в человеке нет любви, если лишение его приводят к обострению, то какую любовь он даст богу, если он никого не любит и любви нет в человеке. что он принесёт Богу?
Богу пост не нужен, это инструмент человека. Врать себе не надо.
Или человек ищет Богообщения, жаждет, страдает без этого, живёт этим и ради этого ущемляет себя. Пототому что его насыщает только Бог и ему пища не нужна, она его не радует и не вдохновляет. Либо человек просто не обрёл этого и оно ему не нужно. Он себя успокаевает, что служит людям, служит церкви.
Ага было в этой исповеди про болезного, что спасается беседой со священником и без него пропадёт. Слово Бог и Христос в данном контексте отсутствовали. Спаситель= Священик. Он несёт миссию. Конешно тяжко. Тут не только на курицу потянет. А потом удивляются почему бухают как не в себе. Хотя и это грехом сейчас не считается. Есть один персонаж, на одном
закрытом острове. Лично окормляет нашего светлейшего царя(зачёркнуто) президента, дай бог ему здоровья и денег. Как его пытаются с острова выселить поднимается невероятный шторм на море и ему не уехать. Нет воли неба. А что бухает, так нагрузки. Оно и понятно.
А другой примерно из той же оперы персонаж провидец там же предстказал президенту, что несомненно придётся на Украину атомную бомбу скинуть. Надо жеж бороться с терроризмами, а ему Господь открыл, что так будет. Ну курицы поел и увидел. Так все кто был, стоя аплодировали, как здорово ведь он провидец и у него всё сбывается и никто не ужаснулся. До сих пор ждут уже больше года прошло. Кончать же надо с беспорядками. Порядок должен быть мирный т.е. мировой. Если президента так на духовном уровне в монастырях настраивают о чём говорить .... Ещё бы эти люди запрещали мне курицу есть. Им только и остаётся руками развести и посоветовать в интернете коменты не постить в пост. Бесполезно и бессмысленно, как глас вопиющего в пустыне. Ему голову и отрубили что бы молчал. И было это обычная практика того времени, та самая жертва, которую Христос упразднил. Божество Ханаан любило еду-кровь и зрелища. У него не было человеческой головы, а была голова барана. Сначала его умилостивили, ему сплясали, спели. А потом еда. Замаскировали, что дочь при всех попросила голову Иоанна. Всё было заранее продумано. И в жертву выбрали как надо самого чистого, честного, непорочного. Потом Иисуса казнили. А теперь они же, те же самые люди, с такими же устремлениями открыли в России свой филиал под условным названием формы собственности РПЦ. Бухают, куриц жрут, прогнозы переписывают, с ума сходят коллективно на этой почве и выдают это за откровения свыше. Пропал дом.
Слава Богу за всё !!!

радует что хоть кто то разумное написал а то постов не надо службы не нужны такие а там и молитва тоже скоро не нужна будет жри бухай веселись и будешь добрым)

Приятно видеть здравомыслящего человека в священном сане.

липовый священник

(Anonymous)
«я всегда относился к священству как к чисто человеческому установлению»

Облачи такого человека в священный сан и гуляй поле. Священник не нужен ,(исповедь и причастие соответственно тоже ) пост сделает всех злыми , да и вообще зачем в церковь идти , оно и дома можно помолиться … Это первая ступенька исповедания атеизма. А на четвертой скажут , что и без Бога можно прекрасно обходиться. Ибо о нас сказано : И , по причине умножения беззакония , во многих охладеет любовь(Мф. 24 ,12 ). Где мала любовь , там мала и вера в Бога и в безсмертие души.Где нет любви , там
полный мрак неверия , а это значит АД. (святитель Иустин Сербский ). Прежде чем завершить сатанинский проект по уничтожению Православия на земле , нужно затянуть душу народа ледяной корой бессердечия , чтобы лишить нас главных черт , присущих России
и русским : способности сострадать. Болеть чужой болью , радоваться не только своей радостью , любить,забывая себя , разлюбив себя. Погружаясь в смрадные ,тинные воды нераскаянных грехов , мы теряем все Дары Божии , начиная с радости.Забывая свое предназначение : воздавать , пусть немощною любовью , за всеобъемлющую ,бесконечно снисходящую , без числа прощающую Любовь Божию , единую заповедь , на которой
созиждется весь Закон и пророки...

  • 1