?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
"Это не просто не-Церковь..."
Простите
kalakazo
Другой мой возражатель, достопочтенейший priestal, про мои писания
отозвался совсем даже уже страстно и негодующе:
"Да я знать не хочу такой "духовности".... И знать не хочу всех этих "крестьянкиных", которые уродство на "волю Божью" списывают. Это секта сатанинская в чистом виде. Почище всех тех, что премудрые "сектоведы" поотыскивали. Это скопище дьявольское. Назвал меня "дедулька" неофитом да церковным романтиком... Да, буду вечным неофитом и романтиком, пусть смешон, но не хочу я такой "мудрости, чтоб считать все это г..., отношение ко Христу имеющим."
http://priestal.livejournal.com/346393.html
Ещё более мне удивительно и для дедулькиной головушки обидно,
что ж в поведении Синодальной церковности,
да ещё и канонизированной и причисленной лику святых,
такого уж и отличного от наших славных времён?!
Привожу воспоминания о Филарете Дроздове
другого знаменитого историка Евгения Евсигнеича Голубинского:
"Роста (Филарет) был маленького (именно маленького, а не малого); из лица не был безобразен; но нельзя сказать, чтобы был и привлекательно благообразен. Глаза у него были круглые, смотревшие как-то инквизиторски, как бы хотевшие проникнуть в того человека, на которого были обращены. Нос у него был что называется башмаком, рот очень большой. Голос у него был глухой и несколько гнусавый...Филарет был гениальным человеком. Но если признавать гениальным такого человека, в груди которого, по греческим представлениям, сидел гений (отсюда и название гениальный), который возбуждал в нем неудовольствие против недостатков современной действительности в той или другой области жизни и побуждал его к возможному устранению этих недостатков, то в этом смысле митрополит Филарет вовсе и решительным образом не был гениальным человеком. Недостатки существующей действительности нисколько не возбуждали его против себя и нисколько не побуждали стремиться к их устранению, напротив, несомненно, что всякого другого человека, который бы поднимал голос против этих недостатков и стремился к устранению их, он признавал бы за беспокойного агитатора, которого следует унимать, усмирять. Все заботы его в этом отношении заключались в том, что он старался закрывать недостатки существующей действительности от толпы. Московская консистория времени Филарета стояла, можно сказать, во главе всех консисторий в отношении к взяткам и всяким мерзостям. Митрополит Филарет, несомненно, очень хорошо знал это и никаких мер к обузданию консистории не предпринимал; напротив, обрушивался всем своим гневом на людей, вольным или невольным образом приподнимавших завесу этих мерзостей.
Был такой случай. Один священник имел в консистории какое-то очень большое дело, по которому он часто ходил в нее с приношениями чиновникам, ведавшим это дело. Наконец, переносивши всё что мог, он пришел в консисторию без приношения, о чем и доложил чиновнику, ведавшему дело. Чиновник этот подошел к нему, взял его у груди за полы рясы, раскрыл грудь и, указывая на бывший у священника богато вышитый широкий пояс, сказал: «Потрудитесь снять его». Снятый пояс чиновники кому-то заложили, а деньги пропили. Когда этот случай огласился в Москве, то произвел необыкновеннейший соблазн. Митрополит Филарет ничего не сделал за этот грабеж чиновникам, но призвал священника и за то, что он не утаил этого случая, страшнейшим образом разругал его.
Другой случай из монастырской жизни. В монастыре, находившемся в одном из уездных городов Московской губернии, послушник зарезал свою любовницу. Игумен монастыря поехал докладывать о деле митрополиту. Выслушав доклад, митрополит спросил игумена: «А знают ли о деле в городе?» Игумен в простоте души отвечал, что весьма знают и что просто звонят о нем в городе. Тогда митрополит во всю мочь отругал игумена за то, что он не сумел скрыть дела.
Митрополит Филарет наделен был чрезвычайно властным и деспотичным нравом. Поэтому, как начальник своих подчиненных, он являлся грозным повелителем, пред которым они трепетали и повергались ниц. Священников и вообще причетников, в чем-нибудь провинявшихся пред ним, он страшным образом ругал. Один священник, человек очень хороший и заслуживавший полной веры, рассказывал мне, что раз он провинился в чем-то пред митрополитом. Митрополит вызвал его к себе, ужасно ругал его, а священник растянулся перед ним в ноги. Досыта наругавшись, митрополит пнул его ногой в голову с словами: «Вставай, мерзавец!»
Будучи человеком безупречной нравственности и не будучи сумасбродом, Филарет не позволял себе деяний намеренно беззаконных и каких-нибудь неладных и несуразных. Но как деспотический администратор он не избежал укоров с нравственной стороны и именно был укоряем в непотизме и в подчинении недолжному влиянию. Герцен в своем «Колоколе» укорял митрополита Филарета за то, что он будто бы все лучшие священнические места в Москве занял своими родственниками. Насколько это правда, не могу сказать, но что митрополит Филарет заботился о своих родственниках, обеспечивая их не деньгами, а местами или же и деньгами и местами, это не подлежит никакому сомнению. Под недолжным влиянием разумеется влияние знаменитой в свое время Анны Ксенофонтовны. Анна Ксенофонтовна, вдова его брата, была женщина очень умная и с характером, и так как у нее жила мать Филарета, которой она умела отлично угождать, то по этой причине она имела на Филарета большое влияние. Говорили, что многие, искавшие хороших священнических мест в Москве, обращались к Анне Ксенофонтовне с поклоном и с приложением поклонного. А она с своей стороны ходатайствовала пред митрополитом, причем, как говорили, главным аргументом в пользу лиц, за которых она ходатайствовала, служило то, что они-де были более или менее родственниками митрополита Филарета. Так что будто бы Филарет не один раз спрашивал Анну Ксенофонтовну
Будучи человеком безупречной нравственности и не будучи сумасбродом Филарет был человеком в высшей степени славолюбивым и самолюбивым и как будто хотел заставить людей верить, что он единственный выдающийся человек в русской церкви. Стремление своих подчиненных, пытавшихся выдвигаться из толпы, он вовсе не поощрял. Рассказывают, что несколько московских священников представляли ему свои сочинения для испрошения его благословения на печатание. Он читал, черкал их и возвращал с резолюцией: «не годится». О людях выдающихся, не состоявших под его начальством и выдвинувшихся без спроса у него, он отзывался весьма неважно. О знаменитом Иннокентии Херсонском2 он отзывался как о человеке посредственном. Когда вышло «Введение в догматическое богословие» Макария3, произведшее чрезвычайный шум и сразу создавшее славу автору, то Филарет будто бы отозвался о нем, что он не дал бы за него и банки из-под помады.
К памятникам истории митрополит Филарет относился варварски, с своей точки зрения оправдываясь в их истреблении тем, что они могли бы приносить вред. В библиотеке Вифанской семинарии есть раскольничья рукопись, представленная митрополиту Платону. На переднем белом листе митрополит Платон сделал замечание о том, что православному богослову трудно бороться с раскольничьими учителями, так как они смотрят на предмет с разных точек зрения. Филарет уничтожил этот лист, причем заметка Платона сохранилась на отдельном листке, который записал по памяти И.А.Вениаминов. Напечатана она еще у Снегирева6 в «Жизни митрополита Платона»...
На публичных экзаменах в Академии митрополит изредка обрушивался на профессоров своею бранью, при чем иногда дело бывало так, что подвергались брани люди невиноватые. Я был свидетелем сильной брани, которой он осыпал покойного П.А.Смирнова, бывшего потом председателя Учебного комитетаВообще сильно чувствовался тот гнет, который производил митрополит Филарет на служащих в Академии. Помню, когда носился слух о тяжкой болезни митрополита, я стоял у конторки и писал свой «Краткий очерк». (За несколько месяцев перед тем я окончил исследование о Константине и Мефодии). Вдруг ударили в большой лаврский колокол. Я понял, что это возвещение о смерти митрополита, и невольно перекрестился, сказав про себя: «Гора свалилась с плеч». Исследование о Константине и Мефодии я подавал потом на Уваровскую премию, и мне ее присудили полностью. Если бы дело было при митрополите Филарете, то нельзя было бы помимо его подавать сочинение на премию; а если бы я подал без ведома Филарета, то тягчайший гнев его постиг бы меня. А если бы послать Филарету на тот свет мою Историю русской церкви, то он пришел бы в истинную ярость (а А.В.Горский непременно бы расплакался)...
http://www.golubinski.ru/golubinski/filaret.htm

  • 1
Если я не ошибаюсь, митрополит Филарет небыл канонизирован в РПЦЗ. На печальнознаменитом соборе 2000г кто-то предложил его прославить, а м.Виталий сказал что-то вроде того, что нмкакой особой канонизации не надобно, итак ясно, что он святой, просто внесём его в святцы.
считается ли это?
думаю, нет.

Он внесён в святцы РПЦЗ - что вполне было достаточным для его церковной канонизации -
и такой существует порядок...
К тому же сам владыка Виталий был крайне вспыльчивым и гневным,
не говоря уже о некоторых других странностях в единоличном управлении им,
с попранием всякого соборного начала, Церковью...

Edited at 2008-01-14 07:23 am (UTC)

Николай из Мир Ликийских тоже, знаете ли, не подарочек был. взял и пустил несчастного Ария в нокаут. а другие ещё и о его смерти помолились. не ев нгельские поступки, на мой взгляд, однакоже...
в любом человеке можно найти много негатива. даже в великом святом. читали старообрядческие "жития" преп.Серафима и прав.Иоанна Кронштадского? а ведь там лишь достоверные факты. правда, по-иному интеретированные.
а про Филарета можно было и хорошее вспомнить. к примеру как он на свой страх и риск выпустил книгу Паисия Величковского и всячески покровительствовал возрождающемуся на Руси старчеству.

(Deleted comment)
*всяк человек ложь* - знамо дело
да уж и не единственная ли возможность не заслужить подобных мемуаров - погибнуть во рву или каким угодно образом за веру?...
да и то - найдется компромат верно...

Это не компромат, душа моя, а свидетельство достопочненного историка
о живом - с кровью и плотью - человеке.
Почему о Николае Павловиче (Палкине), можно писать всё что душе угодно,
и об архирее нет?

на Марию Египетскую было много компромата, но он оказался и в житиях отражен.

Привожу воспоминания о Филарете Дроздове
другого знаменитого историка Евгения Евгеньевича Голубинского:


Заметим, что не абы какого историка,но историка церковного

Евсигнеевича.

Удивительно.

Еще тогда мне сказали, что Вы на меня обиделись или что-то в этом роде. Как-то даже не очень поверил. Но вот сейчас убедился, что Вы на удивление неадекватно восприняли мои выплеснувшиеся эмоции. И не сгоряча даже не так восприняли, но держите в памяти, приводите ссылку... А могли бы для начала сами сходить по этой ссылке и внимательно прочитать. Возможно Вы бы поняли, что
1. "Страстнно и негодующе" я отозвался не на Ваши писания вовсе, а на описанные Вами факты. То есть реакция Ваша должна быть совсем обратной - я читатель, который впечатлился Вашим художественным словом, и во многом - в силу доверия к самой личности писателя, что раз он написал, то правда. Если я негодую, читая "Архипелаг ГУЛАГ", то значит ли это, что я негодую на Солженицына? Неужели это надо еще разъяснять? Можно было бы уточнить , по крайней мере, а не затаивать абсолютно безосновательную обиду.
2. Я вовсе не противопоставлял "Синодальную церковность" современной. Всякая история имеет свою пред-историю. И для полной ясности, если уж Вам нужно все разъяснять - я негодовал вовсе не по поводу этих драчунов - мало ли какие бывают люди и каким-то образом попадают не на свое место. Я негодовал по поводу того нравственного климата в этом самом "месте", по поводу тех, кто умывался кровью, сносил унижения и богохульства и оставался удовлетворенным подаренной "Волгой"... А это уже не единичные, "случайные" экземпляры... Ведь присутствовали там не только они, но и все вокруг.. и все молча принимают это как должное? Можно ли это назвать Церковью? Можете мне не верить, но если б такое произошло при мне, я бы просто вышел на амвон и сказал: перед Вами, братьяи сёстры, в облачении епископа был урод. Может мне б не поверили, может бы скрутили и бромили в кутузку.. Но иначе в данном случае вести себя это преступление перед Церковью. Поэтому я упоминал там тогда, что мне лично такую пахабщина и унижение наблюдать не приходилось.
3. Я ни в коем случае не "возражатель" Ваш. Найдите хоть какие-то мои возражения. Разве что вот сейчас возражаю, раз уж по моему поводу написано. Жанр, в котором Вы пишите, я полагаю, и не предполагает возражений. Либо ты веришь написанному, либо воспринимаешь как фикшн, художественое творчество, на которое возражать тем более глупо.
Так что зря Вы так. Желательно все же слышать не только себя любимого.

Хохотал он громким басом - в небеса запускал ананасом

Друг мой, не воспринимайте никогда моё паясничанье за чистую монету:
везде "где я смеюсь скозь слёзы",
или "плачу очень громко хохоча",
есть элемент холодного шахматного расчёту -
я ведь по жизни "опытной кукловод",
и привык поневоле
пред сильными мира сего
"дурака валять".
Уж простите, друг мой,
за очередную провокативность
моего подтексту,
кстати кто автор сего милого стихотворения:
"Хохотал он громким басом - в небеса запускал ананасом",
что то з моего даже Пушкинодомного окружения
никто так и не смог ответить?

Спаси и сохрани <lj user="irkurtsk38">

Кстати кто бы и как бы не сомневался
в правдивости моих речений,
и кто бы из церковнопоблядущечных дамочек
не кидался бы в меня своими босоножками,
и как бы я не обижал своих сопечальников
своей напускной взбалмошностью,
мой добрый друг irkurtsk38
за меня всё таки
в Вас же в Вашем ЖЖ
и заступился:
http://priestal.livejournal.com/346393.html?thread=4920345#t4920345
Очень за него, уже по правдошнему, переживаю и молюсь...

Edited at 2008-01-14 02:57 pm (UTC)

Re: А вот и неУдивительно :).

Ну ведь это же поэтические художественные произведения :)!

Поэтому и возражателем Вас именуют - понарошку - для усиления эффекту у читающей публики!

А почему б и не повозражать автору? Вон московский поп ИШШО как дерзит - и как с гуся вода!

(Deleted comment)
Ваапче среди монков бывают хитрые неимоверно особи

Маэстро наверняка ведь спецьяльно Вас и помянул - чтоба отозвались!

Спасибо, - исчерпывающе!
Еще о. Александр Мень весьма прохладно и скептически отзывался о филаретовской эпохе, приводя в пример как иллюстрацию "Соборян" Лескова.

Хотя как библеист он был выдающийся для своего времени. И НОвый Завет хоть на русский переводил, который в 20-х годах "зарубили".

  • 1