?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Религиозная общественность озабочена и дезориентирована...
Простите
kalakazo
Александр Щипков – о правах отцов наместников и настоятелей
на "что хочу – то ворочу",
на повсеместный внутри церковных стен
геростратство и вандализм:


«Культурные" надзиратели и права верующих

Член Общественной палаты РФ Александр Щипков – о законопроекте, который коснется объектов религиозного назначения

Религиозная общественность озабочена и дезориентирована. Она вновь почувствовала на себе давление со стороны ряда политических игроков, которые пытаются, используя сезон отпусков и естественную летнюю расслабленность российского политикума, протолкнуть к принятию на законодательном уровне новую порцию дискриминационных антирелигиозных норм.

Речь идет о законопроекте "О внесении изменений в Федеральный закон "Об объектах культурного наследия" и отдельные федеральные законы". Учитывая, насколько весомую часть культурного наследия нашей страны составляют православные храмы, мечети, синагоги, дацаны и иные объекты религиозного назначения, являющиеся важным элементом жизни верующих, можно уверенно говорить о том, что поправки имеют отчетливый антирелигиозный характер.

В центре предлагаемых поправок – право неких общественных организаций посредством инспектирования "осуществлять контроль за сохранением, использованием, содержанием и популяризацией объектов культурного наследия" ("Статья 8.1. Общественный контроль в области охраны объектов культурного наследия").

Рамки и критерии этого контроля никем и ничем не определены. Вполне очевидно выведение деятельности этих "контролеров" из общей правовой сферы российского законодательства. В сущности, перед нами карт-бланш на создание неких негосударственных чрезвычайных контролирующих органов в области культуры, деятельность которых будет некому проверить на соответствие правовым критериям. Невольно напрашиваются исторические сравнения с хунвейбинами и комсомольскими бригадами первых лет советской власти.

Церковь, являющаяся, согласно регистрации в Минюсте, общественной организацией, объединяющей верующих граждан, отчитывается перед государством о текущей уставной деятельности, за исключением духовных аспектов, связанных с Таинствами и потому прикровенных.

С точки зрения верующих, этого более чем достаточно. Введение же норм, допускающих инспектирование одних общественных организаций другими, противоречит принципам гражданского согласия и провоцирует прямые общественные конфликты в России.

Кроме того, необходимо учитывать, что религиозные объекты аналогичны жилым помещениям. Это вытекает из экклесиологических принципов церковного общежития, в соответствии с которыми члены общин и приходов являются коллективными пользователями помещений внутри таких религиозных объектов.

Когда православные ценой своей жизни защищали храмы от большевиков, они защищали не имущество в утилитарном смысле, а свой Дом, который нарекался Домом молитвы. Поэтому норма неприкосновенности жилища может распространяться и на храмы.

Скажем прямо: у российских верующих вызывает тревогу возможность санкционированного законом вторжения неких "контролеров" в храмы, монастыри, скиты, кельи, семинарии и так далее под предлогом "служения культуре" и "сохранения наследия". Это грозит прямым вмешательством в богослужебную практику, связанную с каждением, использованием свечей, крещением, отпеванием покойников и множеством других аспектов богослужебной жизни. Это вдвойне печально, поскольку удар в итоге придется не только по выбранной жертве – в данном случае по верующим, – но и рикошетом по самой культуре.

Необходимо особо подчеркнуть, что, согласно предлагаемым поправкам, "религиозные организации не могут выступить в качестве учредителей общественных инспекций" (п. 2 ст. 8.1 проекта). Таким образом, в соответствии с логикой законопроекта одни общественные организации ставятся над другими и их контролируют. Если при этом учесть, что первые – светские, а вторые – религиозные, получается элементарная дискриминация по признаку отношения к религии. Здесь имеет место прямое нарушение конституционных принципов свободы совести.

Более того. Это не просто нарушение прав верующих, но попытка придать нарушению институциональные формы. Совершенно очевидно, что в своем нынешнем виде поправки к проекту Федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об объектах культурного наследия" ведут общество к гражданскому конфликту и вызовут рост социального напряжения между светскими и религиозными организациями, поскольку первым делегируется право надзирать за вторыми в культурно-имущественных вопросах. Такая форма неравенства, разумеется, совершенно не допустима, и российские верующие, как православные, так и представители других религий и конфессий, никогда не смирятся с возникшей ситуацией. Причем обиднее всего то, что напряженная ситуация вызывается искусственно, так сказать, на ровном месте, без всяких социальных предпосылок, исключительно с помощью юридического крючкотворства.

В сущности, сегодня в рамках идеи культурных общественных инспекций мы имеем дело с новым витком антицерковной кампании, которая началась в 2012 году. Напомню ее этапы.

Вначале прошла серия провокаций, в которых использовали представителей так называемого актуального искусства. Пиком этого этапа было прямое вторжение в храм Христа Спасителя. Потом известный бизнесмен развернул кампанию по принятию специального "Религиозного кодекса" – документа, который предполагал выведение верующих из-под юрисдикции Конституции РФ и обязывал их жить по отдельно прописанным для них правилам.

Принятие этого "Религиозного кодекса" по сути означало бы создание юридического "гетто" для верующих, то есть для социального большинства – 80% населения России.

Затем начинается третий этап – долгая изнурительная информационная борьба против включения теологии в список дисциплин ВАК, по которым присуждают ученые степени. Во всем мире теология имеет полноправный научный статус, кроме России. Политическая задача этой кампании очевидна: препятствовать развитию интеллектуального потенциала Церкви. И вот теперь – четвертый этап.

В целом подход, заложенный в основу нынешних поправок, идентичен по смыслу упомянутому "Религиозному кодексу", хотя и сфокусирован на более узком круге вопросов. Но повторим еще раз: церкви являются в России общественными организациями. Они строят отношения с государством на общих основаниях с аналогичными светскими организациями.

Поэтому в отношении объектов религиозного назначения должны принимать решения религиозные общественные организации, а в отношении светских объектов – светские. В противном случае нарушается принцип разделения светского и религиозного. И здесь, конечно, возникает прямой вопрос к авторам обсуждаемого нами "культурного" законопроекта: зачем вам это нужно?

До сих пор надзор за культурным наследием и обеспечение его сохранности осуществлялись всевозможными государственными органами – от Генпрокуратуры и Минкульта до Роспотребнадзора и МЧС на основании четко прописанных правил. И верующие нашей страны активно им в этом содействовали. Согласно же тексту нынешних поправок получается, что контроль теперь осуществляется с двух сторон – федеральными органами и "общественными инспекциями". Но любой юрист легко объяснит, почему дублирование функций ведет к ухудшению реального контроля и коррупции. Уже сейчас можно прогнозировать скатывание ситуации с культурным наследием к правовому произволу под вывеской заботы о культуре.

Государство может наводить порядок в культуре само, не перекладывая свои обязанности на неизвестных волонтеров, поскольку ответственность у этих волонтеров нулевая. Мы их не знаем, мы не голосовали за них на выборах, их деятельность не регулируется основным законодательством, это организации-однодневки. Они не только не наведут порядка в культурном хозяйстве, но и устроят там такое, что если раньше шедевры Эрмитажа находили на помойках в единичных экземплярах, то теперь будут находить партиями.

Нужен ли нам законопроект, несущий с собой груду новых проблем как в сфере культуры, так и в области правопорядка? Не нужен".

отсюда

  • 1
Закон этот примут, судя по нынешнему охлаждению отношений между властью и РПЦ.


Все наоборот, добрый юноша, диаметрально наоборот.

Знает кошка, чье мясо сьела. На самом деле законопроект направлен на развитие общественного контроля за соблюдением законодательства в сфере охраны культурного наследия. Единственное, что в законопроекте действительно не прописан регламент работы общественных контролеров. Кроме религиозных организаций, в памятниках культуры располагаются музеи, театры, органы власти, администрации городов, и наверняка они уже написали негативные отзывы. В высказать позицию доверили петуху, чтобы потом головой кивать: вот, церковь против. Даже Милонов с Поклонской помалкивают.

Новый начальник УМВД по Вологодской области, генерал-майор полиции Виктор Пестерев, намерен по максимуму использовать возможности Церкви в охране правопорядка
- Любой человек должен быть верующим. Иначе он получеловек, - искренне признался в своих взглядах генерал и сообщил о дальнейших планах сотрудничества УМВД с Вологодской митрополией.
Опыт, который новое руководство полиции намерено распространить на весь регион, Виктор Пестерев привез из Белгородской области, где до 6 июля руководил управлением внутренних дел.
- Что касается взаимодействия с епархией, то, это мое личное убеждение, вреда от этого нет никакого, только польза, - считает генерал-майор. - Опять же, опираясь на свой жизненный путь, я должен вам сказать, что бывают такие случаи - чтобы их преодолеть, нужно не только физическую силу иметь, но и духовную. Поэтому я и решил то, что делалось на Белгородчине, реализовать на Вологодчине. Для примера: там мы с епархией заключили соглашение. Почему с епархией? Потому что большая часть личного состава все-таки крещеные люди и христиане. Не больше 10% - все остальное, в том числе атеисты, хотя я в это не верю, что есть атеисты. Многие сотрудники наши вынуждены выполнять свой служебный долг за пределами области.
При этом Виктор Пестерев подчеркнул, что в Вологодской области достаточно большой процент погибших при исполнении служебных обязанностей. В то же время за семь лет его пребывания на Белгородчине, где перед длительной командировкой батюшка благословлял каждого сотрудника, потерь не было вообще.
В ближайшее время УМВД по Вологодской области планирует заключить соглашение с митрополией, в рамках которого церковь сможет помогать в профилактике правонарушений. В частности, это должно способствовать уменьшению количества водителей, которые управляют автомашиной в нетрезвом состоянии.


Подробнее: https://ok-inform.ru/szfo/vologda/97675-soglashenie-s-eparkhiej-khochet-zaklyuchit-novyj-glava-vologodskoj-politsii.html

"УМВД по Вологодской области планирует заключить соглашение с митрополией, в рамках которого церковь сможет помогать в профилактике правонарушений".
=====================
Смешно) Этот начальник УМВД, прежде чем заключать соглашение с попами РПЦ, хотя бы посмотрел статистику по уровню преступности среди служителей разных конфессий. Кто там на первом месте по мошенничеству, воровству, насилию, по ДТП в пьяном виде, по педофилии, и т. п.





Edited at 2017-07-24 08:32 am (UTC)

Да, рпц не в праве учить народ морали, так как её служители сами испоганились. А раньше всё по привычке пальцами на ватикан тыкали, а у самих столько брёвен. Если с кого и брать пример из христиан, это с многодетных семей баптистов, где чинно себя ведут, не пьют, где видно что верующие рождаются свыше, что их вера реально меняет.

Да, в моральном плане баптисты (как и любые протестанты) конечно лучше.

Пузыри Щепкова

(Anonymous)
Какую истерику нагнетает член палаты.
Какими категориями и сравнениями пользуется!
"поправки имеют отчетливый антирелигиозный характер", "сравнения с хунвейбинами и комсомольскими бригадами первых лет советской власти».
"Поэтому норма неприкосновенности жилища может распространяться и на храмы." - не больше и не меньше. Но мысль правильная.Частная собственность есть частная собственность
"Церковь, являющаяся, согласно регистрации в Минюсте, общественной организацией, объединяющей верующих граждан, отчитывается перед государством...."
Это церковь Гундяева - общественная организация? Ну как, господин Щепков, скажите с какого места начинается это общественность? Ложь рекой, пузыри из всех дыр!
"Введение же норм, допускающих инспектирование одних общественных организаций другими, противоречит принципам гражданского согласия и провоцирует прямые общественные конфликты в России." - вот главная мысль! Жажда конфликта.
Страшно представить, если честные люди в результате контроля вдруг обнаружат, что старинные храмы разворованы, вместо подлинников -дешёвые подделки. Состояние старинных Храмов страшнее, чем после нашествия оккупантов. Разоряется, разворовывается всё, что можно ещё украсть. Выламываются даже старинные двери. Всё вывозится, продаётся по частным коллекциям. Заменяется дешёвыми подделками. Каие тут инспекции? Тут самое время столкнуть людей лбами и довести до крови, что не случилось в истории с Исаакиевским Собором, когда скликались миллионы для желаний зарвавшегося авантюриста. Столкнуть народ лбами – вот цель зарвавшихся мерзавцев, пролить кровь, за которой можно спрятать разграбленные Храмы, прикрыть запустение в них и самое главное под шумок урвать что нибудь ещё- чтобы разворовать и превратить в доходное место. Деньги и только деньги!
Но только не контроль!
Время ставить частную организацию Гундяева под полный государственный контроль!
Пока не поздно.

Ого, какая реакция на одну только возможность хоть какого-то контроля за ними.

  • 1