kalakazo (kalakazo) wrote,
kalakazo
kalakazo

Categories:

Нет, это не исповедь, а попытка осмысления...

"Исповедь анонимного священника


Нет, это не исповедь, а попытка осмысления. Кроме того, я не анонимен, не прячусь. Все, кто хотел, давно меня вычислили.

- Есть ли разница между Церковью, в которую ты пришел когда-то, и РПЦ, в которой оказался?

Постановка вопроса мне не нравится. Она подразумевает недовольство и осуждение. Не лежит моя душа к этому. Однако, все-таки попробую ответить.
Конечно эта разница присутствует. Но кто не меняется? Я тоже изменился. Крестившись сознательно в год тысячелетия крещения Руси, горел и полагал, что вопрос смысла жизни решён, осталось только довести дело до конца. Однако, чем дольше живу, тем больше открываю для себя новые и важные жизненные грани. Не помню кто из великих сказал нечто в таком смысле (не дословно): если в двадцать лет не хочешь изменить мир, то у тебя нет сердца, если хочешь это сделать в пятьдесят, то у тебя нет ума. Мне тоже уже не до мировых проблем, хватило бы сил на самого себя и земные труды. В конце восьмидесятых, начале девяностых многим казалось, что передовая жизни проложена через возрождение церкви и государства, сейчас линия обороны для меня сместилась внутрь - в то, о чем я думаю и как я поступаю.
Церковь конца восьмидесятых, начала девяностых, в большинстве своих членов неофитствующая и романтическая, ожидающая прихода антихриста и конца времён, конечно повзрослела и, если бы она и сейчас оставалась прежней, сегодняшний я первый бы от неё отвернулся.
Конечно церковь, в виде её земной организации, должна заботиться о своём временном бытии. Для этого, несомненно, нужна система, это, в конце концов, понимают даже самые упёртые романтики. Её, систему, начали создавать ещё апостолы, поначалу избрав недостающего в число двенадцати, затем рукополагая пресвитеров в поместных церквях.
Другое дело, как себя чувствует человек внутри организации. Предполагаю, что иной будет страдать, ощущая себя бездушной шестерёнкой, а другой может осознавать себя голосом в общем хоре и чувствовать гармонию.
Опытно зная многообразие человеческих характеров, уверен, что есть и внесистемные христиане, отделяющие себя от земной организации. Наверное, это своего рода современное одиночество (монашество), которое тоже достойно уважения.
Если выразиться образно, церковь периода тысячелетия крещения Руси - это время первой любви для многих приходящих, а сегодняшняя РПЦ ищет и осознаёт себя, переживая кризис среднего возраста.

- Что изменилось для тебя за последние 8 лет власти Патриарха Кирилла?

В 2005 году я был назначен настоятелем строящегося храма. Община не имела земельного участка. Сколько было написано писем, сделано согласований и экспертиз, проведено общественных слушаний, обито порогов разных кабинетов, невозможно сейчас посчитать. Нам много раз предлагались участки, но каждый раз власти не подписывали ими же предложенную землю, находя формальные причины и явно пуская нас по кругу. В конце концов, я даже отчаялся и разочаровался в своём бумажном настоятельстве. Однако с программой строительства храмов шаговой доступности всё изменилось. Землю нашей общине выделили в самом удобнейшем для нас месте. Префектура и управа деятельно отзываются на просьбы. Согласования проходят централизовано. Всё это крайне радует и облегчает жизнь. Понятно, что Патриарх Кирилл сумел наладить эффективное взаимодействие с государством в деле строительства новых храмов.

- Ощутил ли на себе последствия раздела епархий?

Я служу в столице, поэтому в прямом виде раздел епархий меня не коснулся. Но Москва сейчас поделена на викариатства, над каждым из которых поставлен свой епископ. Это, своего рода, Московский вариант реформы. Сейчас у нас уже второй викарий, с обоими у меня сложились хорошие отношения, я могу напрямую позвонить, посоветоваться и попросить. Мне пока ни разу не отказали ни в одной просьбе. Был случай, когда прежний викарий изменил своё решение, выслушав мои доводы. Мне очень приятно, что он, уже будучи митрополитом, даже сейчас присылает смски с поздравлениями на большие праздники.

- Какие проблемы видишь в епархиальной жизни?

Если считать проблемой то, что мешает мне, как настоятелю строящегося храма, то это больше мои личные проблемы, чем епархиальные. Конечно, легко пожаловаться, что достают постоянные отчеты, но, с другой стороны, как без них и, кроме того, лично я не пишу липовых отчетов, поэтому это требование заставляет наш приход вести реальную деятельность.
Структура нашего викариатства, на мой взгляд, заточена на то, чтобы помогать приходам развиваться и строиться. Если что-то мешает работе, то это больше личностные факторы в системе церковной бюрократии. Наблюдения показывают, что и над ними ведётся работа.

- Каковы твои взаимоотношения с настоятелем, с братьями-священниками, с архиереем?

Все мы люди со своими характерами и особенностями. Если подходить друг к другу с уважением, то и отношения строятся нормально.
Особенно с кем-то из отцов я близко не дружу. Может быть с двумя, но они мои старые мирские друзья ещё до рукоположения, один сейчас служит в другой епархии, второй в Москве, хотя и с ними мы очень редко переписываемся и практически не встречаемся. Есть несколько священников, к которым я могу обратиться в трудностях. Знаю, что не откажут.
С подобными мне настоятелями открыто общаюсь по "производственным" проблемам. Сокровенные личные беседы периодически веду с одним-двумя собратьями.
Врагов и недоброжелателей не знаю.

- Каковы отношения между священниками в твоей епархии?

Кажется нормальные. Группы межприходского общения отцов чаще всего делятся по возрасту или по должности.

- Как живет обычный священник день за днем, без прикрас, без слащавой картинки для православной публики?

Опять вопрос, подразумевающий осуждение. Мне неприятна такая постановка. Видимо, у автора анкеты есть какой-то свой личный негативный опыт, который он зачем-то обобщает. Если первый вопрос анкеты только намекал на ответ, то этот уже содержит его в себе.

Отвечу так: плохих людей я не встречал. Тем более слащавых на публике священников. Это кем-то придуманный миф так думать о священстве. Все, с кем я общался на приходе или на различных службах, всегда были людьми со своими достоинствами и недостатками, что легко читалось при общении. Может быть анкетологу не повезло в чём-то, если он так видит "картинку".
Что касается домашней обстановки, то я там конечно не такой, как на службе. Дома я расслабляюсь, отдыхаю, занимаюсь семейными вопросами, дома другие темы. Но в храме и дома я не два разных человека, это один и тот же человек в разных жизненных ситуациях.
Добавлю, знал пару отцов, на мой взгляд не адекватных, но сейчас они за штатом или под запретом.

- Как выглядит приходская жизнь глазами священника? Социальная, миссионерская, молодежная деятельность на твоем приходе, в твоей епархии – это реальность или фикция?

На моём приходе это реальность.
Мне достаточно долго пришлось быть в благочинии, а затем викариатстве ответственным за социальную работу. В обязанности входило, в частности, собирать отчеты с храмов, анализировать и отсылать выше. Да, у некоторых храмов были приписки, но они не определяли общего результата. Кроме того, сейчас отчеты проверяются, вопросы задаются так, что очень сложно слукавить. Лично я так устроен, что составлять отчёты для меня является труднейшим делом, но тут повезло с помощниками, а проверять и поправлять написанное уже гораздо легче.
И ещё. Вся эта деятельность лично для меня не является внешней, она больше внутренняя и является следствием моей христианской жизни. Некое несовершенство социальной, миссионерской и молодежной работы на своём приходе вижу как собственный недостаток.

- Как ты видишь прихожан, каковы ваши отношения?

Разные они, как и все люди.
С одной стороны, порой переживаешь в некоторых случаях о пассивности прихожан, а иногда не знаешь, как реагировать на излишнюю активность. Но не жалуюсь, потому что это и есть жизнь. Мне нравится, когда люди вокруг раскрываются в своих талантах, всегда любуюсь чужим творчеством и стараюсь ему способствовать. Главным принципом общения считаю уважение друг друга. В соответствии с этим, кого-то терплю, с кем-то соблюдаю баланс, кто-то мне очень интересен, с некоторыми регулярно встречаемся за рюмкой чая.
Последнее время с интересом общаюсь с людьми пришедшими к вере в девяностые-нулевые и уже пережившими неофитство. Обычно после периода новоначалия христианин вступает в состояние кризиса, пытается выработать в себе новые взгляды и формы, болезненно расставаясь с прежними. Другими глазами прочитывает Евангелие. Случается, таких людей уносит дымом в с сторону Докинза или они вступают в партию Кураказы, превращаясь из Павла в Савла.
Выход за прежние флажки, случается, раскрывает в них неожиданные таланты. Это всегда очень интересно наблюдать. В меру сил стараюсь делиться с ними своим опытом и взглядами.
Не воспринимаю прихожан как исключительно паству, сам многому у них учусь и кому-то пытаюсь подражать. На мой взгляд, среди них есть немало "не святых святых".

- Как выглядит финансовая жизнь обычного прихода, куда распределяются денежные потоки? Зарплаты, отпуска, больничные, пенсии, трудовая, весь соцпакет – как с этим обстоит?

Нормально у нас выглядит. Большая часть доходов, процентов 50- 100, в зависимости от месяца, уходит в зарплату, остальное на обустройство, развитие, мероприятия, различные епархиальные взносы. Особенным бальзамом для меня являются три стипендии, которые мы уже год выплачиваем успешным в учёбе детям из многодетных семей нашего прихода. Для присуждения этих стипендий в сентябре устраивается специальный конкурс и определяются победители. Иногда мне кажется, что эти стипендии главное, что я сделал в жизни.
Отпуска оплачиваем, больничные тоже, хотя за полтора года работы нашего храма пока никто не болел, оказываем также материальную помощь сотрудникам в трудных жизненных ситуациях. Соц. пакета пока нет, но есть намерение оплачивать медицинскую страховку и ежегодную диспансеризацию для сотрудников. Надеюсь, начнём что-то со следующего года.
Скоро предстоит строить большой храм и сейчас даже не хочу думать, чего это будет нам стоить.

- Как себя ощущает священник через 10 лет служения? Есть ли чувство правильного движения, духовного развития или регресс по сравнению с тобой, только что рукоположенным?

Я в священном сане 19 лет. Когда было десять, мне казалось , что ничего и не было. Сейчас же начинаю немного оценивать свой опыт.

В этом пункте две темы- переплетённые между собой-христианство и профессия. Это сплетение, нераздельное и неразлучное, наверное, можно назвать профессиональным христианством.

Ну, что же.
С одной стороны, всё моё осталось со мной, с другой, это же заставило во многом смириться и по другому смотреть на жизнь и служение.
Самые печальные и грустные события моей жизни через время оказались наиболее ценными и значимыми.

Что касается духовной стороны жизни, то центр тяжести, конечно, сместился. Большая часть жизни прожита, прежней ревности уже нет, но, пожалуй, я и не жалею об этом, всему своё время. Теперь я не шумлю, мало говорю, советы почти не даю, не возражаю, отношусь с доверием, даже когда ... , ну вы поняли. Вроде почти все позади, но одолевает ощущение, что главное ещё впереди. Мне все больше нравится слушать, смотреть, наблюдать, любоваться. Все люди теперь стали хорошими, просто многие очень несчастны. Живу сейчас в каком-то эпицентре, которое можно назвать отчаянием в себе и доверием Богу.

- Если отмотать назад – пошел бы опять в священники?

Не знаю точно, несколько лет назад было, что жалел о своём выборе, но сейчас думаю, что пошёл бы. У меня два высших светских образования, МВТУ им. Баумана и Мехмат МГУ, плюс Бауманская аспирантура. В своё время я потерял интерес к точным наукам и без сожаления их оставил. Не смог разорваться в служении двум господам - науке и религии. Обратного интереса у меня пока не проявляется. Хотя, второй священник нашего храма, мой ровесник, уже будучи много лет в священном сане вернулся в науку и года три назад защитил кандидатскую по физике, сейчас он преподает курс науки и религии в Свято-Тихоновском.
Нет, думаю, что я не хочу ничего отматывать назад. Незачем.

- Нет ли желания уйти совсем: за штат, снять сан или в альтернативную церковь?

Нет. Иногда правда, когда сильно устаю, хочется уйти за штат и уехать жить к морю в южные страны, но потом это проходит.

- От чего больше всего устаешь?

От самого себя.
Из храмовых обязанностей больше всего сил отнимает исповедь.

-Есть ли разрыв между тобой-человеком и тобой-священником — насколько это разные люди?

И разный и одинаковый. Стараюсь быть честным перед собой. А так, не мне судить.

- Священство – благо для твоей семейной жизни или проблема?

Полагаю, что благо. Я чувствую ответственность. Супруга жалеет. Дочь любит.

- Каким видится будущее (собственное и РПЦ): ближайшее, лет через 10?

Не думаю об этом. Живу настоящим".

отсюда
Tags: maxminimum, православный инет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments