April 6th, 2006

СУПчика хочится

Роль

Опять оказался в роли "палача".
Дама из ... после соответствующей паузы -
взгляд из-под очков, "полный ненависти",
потом - гранёный стакан в дамской ручке, как граната,
решимость запустить им, "аки в беса",
затем с остервенением и со всего размаху - об пол,
и бегство - "куда-нибудь подальше".
Стакан даже и не разбился...
После этого - пятый за день звонок,
с рассказами, как дама "громко плакала",
"рыдала сорок пять минут",
"пила валерьянку",
"отпаивалась валокардином" и просьбы:
"Пожалуйста...",
"Нельзя же так...",
"Она ждёт, когда Вы позвоните...".
Для не одного,
а многих поколений "образованных и просвещённых" барышень,
Русский музей,
Эрмитаж,
Пушкинский дом,
Библиотека Академии Наук - всё это звучало,
как 9-я симфония Бетховена,
грезилось, как своды храма.
Имена этих заведений, и вправду, открывали и
сейчас "открывает все двери" Лондона, Парижа, Нью-Йорка.
И всегда, где-нибудь в одном из этих "храмов науки",
когда среди антикварного барахла
в обязательном "рабочем прикиде",
"разбирали" часть стола, чтобы угостить меня
обязательным "чаем с сушками",
то всегда в этом был привкус какой-то "притворной" вымороченности.
Десятилетиями "прятались",
жили "осьмнадцатым веком",
дышали эротоманным храмовым угаром,
годами "сидели" на плюгавых темах,
с благородством и манерами "поедали" друг дружку,
колко иронизировали над подчинёнными "архивными юношами"
и всё пили и пили свой второсортный грузинский чай,
а потом - "чай из пакетиков" и ещё - "растворячку" и всё - с баранками...
"Красивая" жизнь в "запасниках",
если не хватает духу,
чтобы вдруг взять и "выйти" насовсем "на свежий воздух",
превращает всех в палачей, при кажущемся ощущении,
что всем жизнь поставила по тройке,
и есть всегда кто-то "другой",
кто "искалечил" им жизнь.