June 23rd, 2006

СУПчика хочится

Одиночество

"Египетские ночи" мастерской Петра Фоменко.
Как и во всех предыдущих "набросках"
у режиссёра, как это принято повторять,
"с проблесками гениальности" -
нарочитая драматургическая беспомощность,
текст из литературных клише осознанно вторичен,
пиеса без начала и конца,
с традиционной для Петра Наумовича,
игрой "на понижение" -
ибо страдания "лишних людей" ушедших двух столетий -
для него - в лучшем случае милы и забавны.
В его спектаклях невозможен катарсис,
невозможна и трагедия, даже драма у него всегда водевильна.
Очевидность чудовищного количества переделок и доработок -
итог одержимости "творческим" трудоголизмом,
швы остаются от ранних "озарений",
актеры, и так у Фоменко, никогда нехватавших звёзд с неба,
затурканы и затюканны до состояния "не верю",
и само действие производит впечатление "черновика",
может и мелькнувшего когда - то поначалу "шедевра",
впоследствии до неузнаваемости "записанного" мастеровой работой.
Куда то ушла вся "лирика", вся "романтика",
какой он разбавлял иногда злую иронию.
Опять мучительная жажда выпростаться из кризиса,
дорасти до "себя самого, настоящего",
гримассная попытка увидеть хотя бы отсвет в конце тоннеля,
стряхнуть с себя "усталость от культуры",
от самой жизни.
Во всей этой "неудаче" пожалуй, самого подлинного режиссёра -
ощущение его тотального одиночества.
Одиночество - это ведь не тогда, когда ты один,
это не более, как уединение.
одиночество - это когда ты среди родственников, учеников, последователей.