October 10th, 2006

СУПчика хочится

Гибель богов

Фестиваль "Балтийский дом".
От "Трёх сестёр"
пахнет школой, классными дамами
и сортиром в конце коридора,
и сам Римас Тувимас решил сказать слово
о мужском достоинстве
растоптанном и поглощённом "зубастой вагиной",
о вечном страхе быть заживо съеденым
стихией духа земнаго благоустройства -
того, что Антон Палыч физиологически не выносил:
рюшечек, занавесок,
бабьего уюта,
чем всё прикрываются,
яко амбразурой,
аки щитом:
"Пойдём, ребёночек всё болеет!
Пойдём, миленькой, домой!"
Наверное в этом есть своя "шкурная" правда жизни.
Но все мои сверстники стали "затухать"
уже после тридцати пяти:
и кругозор стал суживаться,
и больше оправданий,
чтобы вечером "полежать дома",
и уже и сил нету,
чтобы куда - нибудь "выбраться",
и всё как "под лежачий камень":
летаргия,
малохольность,
сонливость,
какую никак не развеять,
утро - никак не встать,
день - никак не собраться,
ночь - никак не уснуть.
Больная душа,
больное сердце,
одиночество,
среди суетящейся супружницы
и мельтешащих детей,
и тотальное при этом одиночество!
И самое неприятное:
когда уже нечего сказать -
и рука вроде как "набита",
и стиль есть,
и есть где печататься,
и деньги будут "нехилые",
а сказать уже не о чем,
как будто среди этой верещащей суеты,
само "время" взяло и остановилось,
и ты сам -
взял и выпал из собственной судьбы,
так что уже никогда не совпасть с ней,
никогда уже не вернуться к себе самому "настоящему!"