October 27th, 2006

Простите

Мышкин

Коломна опасливо косится в сторону любого захожанина:
чужака узнаёт этот питерский Harlem
по едва уловимым приметам,
примерно так же, как швейцар -
одетого "во всё не наше"
петушливого мазурика
у пятизвёздного порога.
В рюмочной сразу все смолкают,
и сам хозяин недоуменно
пытается открыть без штопора
заплесневелую бутылку
красного сухого,
точно никто доселе
здесь подобного пойла
ещё и не пробовал.
И сама Пряжка,
и Крюков канал смягчают
уличную разлинованность
на правильные квадраты
и местных ханыг
в солнечную погодицу,
как кляксы, разбрасывают
на прибрежной муравушке.
Вот товарки
сцепились языками на перекрёстке,
вроде как совсем никуда не торопятся;
и девчушки прыгают на одной ножке "по классикам";
и мальчик на лисапеде даёт кругаля;
а тут же и сами папаши,
прямо на поребрике
раздавившие пузырь
в монологичной и нескончаемой словоохотливости, -
так было тридцать лет назад,
так ничего с тех пор как будто и не поменялось.
Словно и в помине нет бурного и шумящего Невского
и всей этой городской круговерти -
затхлое ощущение тишины и покоя на задворках
столичного бытия -
город Мышкин, почти что в самом центре
блоковского Петербурга!