November 16th, 2006

СУПчика хочится

Поповская жизнь...

Когда отец А.,
игумен окраинного монастыря,
подустав от летнего ора на узбеков,
возводивших у него "стену",
и послухов,
набранных,
как это сейчас водится,
из отсидевших свой срок
татей и разбойников,
выбирается "проветриться"
в наш сквознячный городок,
и надо дорогому батюшке,
показать для затравки, что - нибудь
"весёлёнькое и не долгое",
то всматриваясь а афишу,
с неловкостью и стыдом понимаю,
что "смотреть" собственно и нечего,
как будто репертуар
стал истлевшими письменами,
до смысла каких уже не докопаться,
дыркой от бублика,
мотыльком,
в качестве какого и порхает
на академичной сцене
Андрюшенька Толубей.
И так - "Екатерина Великая",
Геннадия Тростянецкого
на сцене "Театра на Литейном" -
на "час-сорок" залепуха,
как всегда у Гены,
красочная,
как африканские оперения,
с тамтамным боем,
туземным посвистом и улюлюканьем.
Она уже и "днями ветха" и
"побита молью" изрядно,
однако всё равно -
аншлаг,
на хорошо выверенный
"впрок и отдалённо будущее",
и играть её ещё можно будет
до полного поседения
со столь же "неизменным успехом".
Я больше посматривал,
как по - детски - "натурально"
смеётся мой не избалованный развлечениями
дорогохонький приятель,
да и пытался как всегда
присмотреть нечто подспудное,
за всем этим лихо сбацанным,
театральным кликушеством.
А просматривается и взаправду,
ведь что - то вроде "рака мозгов" -
почти совсем съеденная метастазами
ткань нашего бытия,
разнагишавшаяся в конец,
и потерявшая "стержнестояние"
и саму способность к прямохождению
существо нашего отечественного духа.