December 2nd, 2006

СУПчика хочится

(no subject)

Мучительно и долго "уходит" Кирилл Лавров.
"Мой друг, я очень, очень болен!" , -
уже несколько лет это было очевидно,
как и его усталость от жизни,
и уже желание "туда" уйти.
После смерти Гоги,
он возглавил умиравший театр,
и обнаружил вдруг
удивительное равнодушие к власти.
Владимир Рецептор несколько раз его "пнул"
в своих книгах - (Молчалин, Ленин, партейный секретарь),
однако и здесь Кирилл показал выдержку -
даже и не обиделся.
Несколько лет назад,
Андрюша Могучий устроил из "Золотой маски" -
стёбноглумные похороны Театра:
согласно его сценарию
Кирилл вызывал на сцену Александринки
шамкающих старух из БДТ,
и приговаривал:
"У нас есть, есть ещё будущее!"
Кирилл даже не почувствовал подспудной издёвки,
явил вдруг и наив и простодушие.
Ему не повезло с сыном - тот наследовал алкоголизм
уже до полного упивства, до дебошей
и дачи в Вырице, выстроенной на "ленинку",
и шаловливо сожжённой в одну ночь.
Казалось, что "повезло" с дочкой Машей.
После смерти жены, он даже приютил
её семейство в своей многоярусной квартире.
"Перед заходом солнца" они играли вместе:
он - отца,
она - безумно любящую дочь.
Надо было так случиться,
что на этом спектакле "одевальщицей"
оказалась девица,
какую Кирилл и привёл в собственный дом
в качестве жены и супруги,
и всё повторилось как в пьесе.
История отца, выпихнутого дочерью
их собственной квартиры,
попала в "Комсомольскую правду",
и была отсмакована
с гривуазными подробностями.
В последнее лето своей жизни,
он с молодой супругой
поехал не на Канары,
а по бывшим концлагерям,
как началу своего "исхода"
к теням забытых предков...